||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2001 г. N 47-о01-59

 

Председательствующий: Спешилова А.К.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А. судей - Хинкина В.С. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 21 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденного С. на приговор Оренбургского областного суда от 26 марта 2001 года, которым

С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы; по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности к отбытию С. назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., объяснения С., поддержавшего жалобы, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. осужден за убийство - умышленное причинение смерти потерпевшему С.П. группой лиц; неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 10 июня 1998 года в г. Оренбурге при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

Свою вину С. признал частично.

В кассационной жалобе осужденный с приговором не согласен, ссылаясь на нарушения органами следствия положений ст. 20 УПК РСФСР и других положений процессуального кодекса; он полагает, что по ст. 105 ч. 2 п. "ж" осужден необоснованно, действия их с Н. в приговоре даже не разграничены; в дополнениях к жалобе С. также не согласен с осуждением его по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, ссылается на нарушение ст. 20 УПК, самооговор в связи с применением недозволенных методов; осужденный полагает, что его показания в суде не получили надлежащей оценки, ряд важных свидетелей не был допрошен, топора, который был представлен в суде С., последний никогда не видел; оспаривает осужденный объективность показаний свидетеля Т. в суде; по мнению С., наказание ему назначено излишне суровое, без учета смягчающих обстоятельств - наличия трех малолетних детей, положительных характеристик.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью следующих доказательств: анализом показаний осужденного на следствии и в суде, показаниями потерпевшего и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Доводы осужденного в жалобе о его невиновности в убийстве потерпевшего являются несостоятельными, опровергаются совокупностью доказательств, в том числе показаниями самого С. на следствии и в суде, которым дана надлежащая оценка в приговоре.

В частности, в судебном заседании, признавая свою вину, С. подтвердил, что у потерпевшего они работали по найму. В указанное время у него и Н. возник с потерпевшим конфликт по поводу оплаты работы. С. подтвердил, что сам он нанес удар по голове потерпевшего топором с деревянной ручкой. Из показаний осужденного следует, что Н. наносил потерпевшему удары колуном. Подтвердил осужденный и то обстоятельство, что после совершенного убийства они завладели автомобилем потерпевшего без цели хищения, автомобиль бросили.

В ходе расследования, допрошенный неоднократно с участием адвоката, после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ С. также признавал, что они вдвоем с Н. убили потерпевшего, угнали автомашину последнего, дал подробные показания об обстоятельствах указанного преступления.

Вина осужденного подтверждена свидетелем Т. - сожительницей убитого, показавшей, что действительно осужденный и Н. строили С.П. дом, были ссоры из-за невыплаты заработной платы. Она уезжала, а вернувшись, дома никого не обнаружила, от Ф. узнала, что приезжали работники милиции. Ф. рассказал, что таджики поспешно уехали, предупредили, чтобы он не заходил в гараж. Позднее она обнаружила в гараже труп С.П. - голова изрублена, тут же находились топор и колун в крови.

Свидетели А. и П. подтвердили, что действительно в указанное время они приезжали по месту жительства С.П. по вызову соседа, обнаружили двух таджиков (С. и Н.), пьяного Ф. Таджики объяснили, что хозяин уехал и будет только на следующий день, гараж и дом работники милиции не осматривали.

Указанные обстоятельства С. в суде подтвердил, объяснив, что гараж и дом они закрыли, создав видимость отсутствия хозяина, сами пошли в баню смыть кровь.

Из показаний свидетеля Б. следует, что С. и Н. он знал, поскольку они работали у С.П. В указанное время ночью свидетель видел одного из таджиков в гараже С.П., а затем крик последнего: "Отойдите от меня, не трогайте... Помогите, убивают!" В гараже были слышны удары, шум борьбы, в связи с чем Б. сообщил об этом в милицию.

Свидетель Б.В. подтвердил, что он допрашивал Б. и тот сообщил об изложенных выше обстоятельствах.

Факты, изложенные Б., со слов последнего подтвердила и Б.А.

Вина осужденного подтверждена протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого был обнаружен труп потерпевшего с признаками насильственной смерти, рядом обнаружены топор и колун со следами крови.

Установлено, что смерть потерпевшего С.П. наступила от контузии головного мозга вследствие черепно-мозговой травмы - рубленых и оскольчатых переломов костей свода и основания черепа.

На топоре и колуне обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от С.П.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатом на следствии и в суде С. был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается, свою вину в убийстве С. признавал и в присутствии адвоката, что исключает оказание какого-либо давления.

В судебном заседании С. также признал, что действительно они убили потерпевшего по предложению Н. Сам С. нанес удар потерпевшему топором по голове, а Н. "добил" С.П. колуном.

Сомнений в психическом состоянии С. не имеется.

Вопрос о необходимости приглашения С. переводчика в ходе расследования и в суде рассматривался, права в этой части осужденному разъяснялись, требований о приглашении переводчика осужденный не заявлял.

Из материалов дела следует, что С. продолжительное время проживал в России, русским языком владеет хорошо, в состоянии обеспечить свои интересы без переводчика, с участием адвоката.

Действия С. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 166 ч. 2 п. "а" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Суд привел бесспорные доводы о том, что умысел С. и соучастника преступления был направлен на лишение потерпевшего жизни.

Наказание осужденному назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о его личности.

Наличие у С. трех малолетних детей и положительные характеристики суд учел.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 26 марта 2001 года в отношении С. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"