||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2001 г. N 47-о01-50

 

Председательствующий: Спешилова Л.К.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Хинкина В.С. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 21 декабря 2001 года дело по кассационной жалобе осужденного А. на приговор Оренбургского областного суда от 14 марта 2001 года, которым

А., <...>, несудимый,

осужден по ст. 103 УК РСФСР; по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. По ст. 226 ч. 1 УК РФ оправдан.

На основании ст. 97 УК РФ А. применено лечение от алкоголизма.

Постановлено взыскать с А. в пользу К.С. в счет компенсации морального вреда 30 тыс. рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мезенцева А.К., объяснения осужденного А., поддержавшего жалобу, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего исключить осуждение по ст. 103 УК РСФСР, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. осужден за умышленное убийство потерпевшего Т. на почве неприязненных взаимоотношений, в ходе ссоры и убийство - умышленное причинение смерти потерпевшему К. на почве личных неприязненных взаимоотношений, по признаку неоднократности.

Преступления совершены в июле - августе 1995 года и 1 сентября 2000 года в гор. Оренбурге при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании А. свою вину признал частично.

В кассационной жалобе А. с приговором не согласен, ссылаясь на то, что в ходе расследования были нарушены положения ст. ст. 343, 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании материалов дела; с осуждением его по ст. ст. 103 УК РСФСР, 105 ч. 2 п. "н" УК РФ он не согласен, утверждая, что в ходе расследования на него оказывалось давление, а судом эти его доводы не были приняты во внимание; оспаривает А. и применение ст. 97 УК РФ, полагая, что лечение от алкоголизма ему применено необоснованно.

В этой связи он утверждает, что в лечении не нуждается, в наркологическом диспансере он на учете не состоял, в вытрезвитель не помещался и лечения от алкоголизма не проходил и не направлялся.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, судебная коллегия находит приговор в отношении А. подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности А. в умышленных убийствах потерпевших Т. и К. при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденного на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз, осмотром вещественных доказательств, заключениями судебно-психиатрической и наркологической экспертиз, другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы А. в жалобе о его невиновности судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании А., отрицая свою вину в убийстве Т. утверждал, что "проснувшись, увидел труп мужчины, которого закопал в подвале своего дома". На следствии оговорил себя по данному эпизоду. В отношении убийства К. осужденный утверждал, что убийство совершил в состоянии аффекта, поскольку потерпевший угрожал осужденному и его дочери, требовал передать в собственность квартиру.

Вина осужденного в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, по эпизоду убийства Т.А., неоднократно допрошенный в ходе расследования после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, в том числе с участием адвоката, дал подробные показания о мотивах и обстоятельствах убийства Т., труп которого он закопал в подвале дома.

Явку с повинной и признательные показания об обстоятельствах убийства Т. осужденный дал в период, когда о данном преступлении органам милиции не было известно.

А. дал такие показания о деталях и моментах убийства, которые могли быть известны только его исполнителю и были действительно установлены в ходе последующего расследования.

В частности, осужденный показал, что смертельные удары в области сердца он нанес потерпевшему отверткой, труп завернул в одеяло.

С участием адвоката А. указал место захоронения убитого, где был действительно обнаружены останки Т.

Потерпевшая М. показала, что действительно в июле 1995 года ее отец Т. ушел из дома и более не возвращался.

Свидетель Р. - сожительница Т. подтвердила, что последний в июле 1995 года ушел из дома вместе с А., больше сожителя она не видела. Позднее от Б. узнала, что ее зять А. убил Т., труп которого закопал. Р. назвала и приметы одежды, в которой был убитый.

Из показаний М. также следует, что Р. сообщала о совершенном убийстве Т., как следует вывод - А.

Свидетели М.Р. и Г. подтвердили, что они участвовали как понятые в ходе следственного действия, когда А. указал место захоронения убитого им мужчины и был действительно обнаружен скелетированный труп.

Наличие какого-либо давления на осужденного в ходе проведения указанного следственного действия свидетели категорически отрицают.

Оперативно-следственные работники М. и З. подтвердили, что факт убийства потерпевшего Т. был вскрыт только после признательных показаний А., который дал подробные объяснения о мотивах и обстоятельствах преступления, показал место захоронения трупа.

В суде А. не отрицал, что действительно указанные признательные показания он давал и подписывал.

Свидетель А.Д. также подтвердил, что в ходе расследования А. давал подробные и добровольные показания относительно обстоятельств совершенного им убийства Т.

Суд правильно признал достоверными указанные выше показания А. в ходе расследования об обстоятельствах убийства им Т. и положил их в основу приговора, поскольку они последовательны и согласуются с фактическими обстоятельствами дела, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Последующие изменения показания в судебном заседании о том, что убийство Т. совершил Р.А., а затем - Ф. осужденным ничем не аргументированы и правильно признаны судом надуманными. Причастность указанных лиц к преступлению проверялась и своего подтверждения не нашла.

Вина осужденного по эпизоду убийства Т. подтверждена протоколом осмотра места захоронения трупа и заключением экспертизы, данные и выводы которые согласуются с признательными показаниями А.

Труп Т. обнаружен в месте, указанном А., в одежде, о которой давал показания и осужденный.

На левой стороне майки и рубашки имелись три сквозных повреждения округлой формы.

Заключением экспертизы обнаруженный труп идентифицирован как Т., данный труп опознан родственниками и близкими.

По эпизоду убийства К. осужденный показал, что действительно решил убить его, поскольку потерпевший требовал передачи принадлежащей осужденному квартиры, угрожал осужденному и дочери последнего. Утром 1-го сентября 2000 года А. с целью убийства вооружился обрезом охотничьего ружья, пришел на площадку второго этажа дома, где проживает потерпевший, постучался в квартиру, а когда тот открыл дверь - выстрелил в него из обреза.

В ходе расследования А. также подробно показал об обстоятельствах совершения указанного убийства.

Орудие преступления - обрез А. добровольно выдал.

Свидетель С.Т. - племянница осужденного подтвердила, что тот рассказывал, что некие молодые люди "выживают" его из квартиры, угрожают, требуя передачи прав на жилье, имел место факт избиения А. Одним из указанных лиц был К. По ее заявлению в органы милиции каких-либо мер принято не было, а 3 сентября 2000 года А. сообщил ей, что убил К. выстрелом из обреза.

Аналогичные показания даны и свидетелем С.Т.А. - бывшей женой осужденного. Свидетель подтвердила, что со слов А. некие К. и К.В. требовали передачи им права на квартиру. 2 сентября 2000 года А. рассказал ей, что убил К. выстрелом из обреза.

Вина осужденного по данному эпизоду подтверждена работником уголовного розыска А.А., показавшим, что незадолго до убийства К.А. в райотделе милиции было предложено назвать лиц, вымогавших у него жилье. Осужденный заявил, что в помощи не нуждается и "разберется сам".

Вина А. подтверждена протоколом осмотра места происшествия и заключениями экспертиз.

Труп К. обнаружен по месту жительства в дверном проеме из тамбура в коридор, изъят пыж от патрона, обпачканный кровью.

Установлено, что смерть К. наступила от огнестрельного дробового ранения груди с повреждением сердца и легкого, сопровождавшиеся малокровием внутренних органов, выстрел произведен с близкой дистанции.

Из заключения физико-технической экспертизы следует, что рана потерпевшему причинена в результате выстрела из гладкоствольного ружья с близкого расстояния.

Согласно заключению криминалистической экспертизы, обрез, выданный А. признан огнестрельным оружием, изготовлен самодельным способом.

Психическое состояние осужденного А. исследовалось, он признан вменяемым, отдавал отчет своим действиям в момент убийства К. и руководил ими.

Из заключения судебно-наркологической экспертизы следует, что А. признан хроническим алкоголиком, нуждающимся в лечении, противопоказаний для такого лечения не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не защищено.

Адвокатом на следствии и в суде А. был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается, доводы осужденного об этом проверялись и признаны несостоятельными.

Действия А. по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Вместе с тем, дополнительной квалификации действий осужденного еще и по ст. 103 УК РСФСР не требуется, поскольку в соответствии со ст. 16 ч. 3 УК РФ в случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений.

В приговоре приведены надлежащие доводы о том, что в момент убийства К. осужденный не находился в состоянии аффекта, о чем свидетельствует анализ фактических обстоятельств по делу, этот вывод следует и из заключения судебно-психиатрической экспертизы.

Наказание осужденному назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о его личности, оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает, внесенные изменения в приговор на обоснованность и справедливость наказания не влияют.

При назначении лечения от алкоголизма суд, наряду с заключением наркологической экспертизы, учел и то, что, как усматривается из материалов дела, А. злоупотреблял спиртным, это подтвердили его родственники и близкие.

Гражданский иск судом разрешен в соответствии с законом, решение в этой части в приговоре мотивировано.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 14 марта 2001 года в отношении А. изменить, исключить его осуждение по ст. 103 УК РСФСР.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"