||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2001 г. N 44-О01-95

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А. судей - Хинкина В.С. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 21 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденного Ж. и адвоката Васильевой Н.В. на приговор Пермского областного суда от 19 апреля 2001 года, которым

Ж., <...>, судимый:

1) 30 августа 1996 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 5 июля 1999 года условно-досрочно на 1 год 1 месяц 21 день;

2) 20 марта 2001 года по ст. 313 ч. 1 УК РФ, 70 УК РФ к 2 годам лишения свободы, - осужден по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "к" УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности путем частичного сложения назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ присоединено частично наказание по приговору от 20 марта 2001 года и окончательно к отбытию Ж. назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с Ж., У. и А. в пользу К. 538 рублей 60 коп. солидарно.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., объяснения осужденного Ж., поддержавшего жалобы, заключение прокурора Мурдалова Т.А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ж. осужден за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение; убийство - умышленное причинение смерти потерпевшему П. в связи с осуществлением последним служебной деятельности, с целью скрыть другое преступление; незаконное ношение, перевозку огнестрельного оружия группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 2 августа 2000 года в г. Лысьва при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Ж. свою вину признал частично. В кассационных жалобах:

- осужденный Ж. в кассационной жалобе просит приговор отменить, дело направить для производства дополнительного расследования; он отрицает свою вину в убийстве П., утверждая о том, что это преступление совершил У.; в жалобе приводится подробный анализ доказательств по делу, утверждается, что У. и А. оговорили осужденного в совершении убийства, но их показания не получили надлежащей оценки; Ж. указывает на то, что в ходе расследования не проведены следственные эксперименты, У. имел возможность переодеться, скрыть следы крови на одежде, следы обуви у трупа оставлены У.; осужденный ссылается на нарушения ст. 20 УПК РСФСР, иных процессуальных положений; Ж. обращает внимание на то, что слова: "Наверное сторож уже труп" - были сказаны, как пояснила и Е., уже после преступления, указывает, что об убийстве У. потерпевшего он рассказал Е.;

- в дополнительной жалобе, не оспаривая своей вины в содеянном, Ж. утверждает, что идея нападения на торговый павильон принадлежала Р., которая уговорила осужденного принять участие в совершении разбойного нападения, просила взять сейф и товар, отдала ключи от похищенного сейфа, что подтверждают У. и А., настояла на том, чтобы они убили сторожа; осужденный ссылается на свое раскаяние в содеянном;

- адвокат Васильева Н.В. просит приговор в отношении Ж. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение; в жалобе не оспаривается вина осужденного в совершении разбойного нападения, причастность к незаконному обороту оружия, вместе с тем, обоснованность осуждения по ст. 105 ч. 2 УК РФ ставится под сомнение; в жалобе утверждается, что именно У., выйдя за пределы договоренности, совершил убийство сторожа; в жалобе ставятся под сомнение доводы У. о том, что сторож мог увидеть Ж. и именно последний имел мотивы для убийства, поскольку потерпевший мог запомнить и самого У.; адвокат ссылается на то, что выводы суда о виновности Ж. в убийстве основаны только на показаниях У. и А., в нарушение ст. 20 УПК РСФСР осужденному было отказано в проведении соответствующих следственных экспериментов; по мнению адвоката, суд не учел, что между У. и А. сложились близкие отношения, именно у последней хранились обрезы, не учтено, что они давали противоречивые показания об обстоятельствах убийства потерпевшего; по мнению адвоката, не выяснены надлежащим образом обстоятельства, связанные с использованием в ходе преступления оружия, поскольку в магазин с обрезом заходил именно У., только последний знал, что обрез заряжен; что касается слов Ж. относительно сторожа: "Наверное, он труп," - то эта фраза была сказана уже после преступления; адвокат ссылается и на то, что в приговоре не получили надлежащей оценки показания Е. о том, что Ж. рассказывал ей о совершении убийства У., все же остальные доказательства носят косвенный характер, на одежде Ж. следов крови не установлено, а У., по словам Ж., имел возможность переодеться.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Ж. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденного на следствии и в суде; показаниями потерпевших; ранее осужденных по настоящему делу У. и А., свидетелями, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской, судебно-баллистической экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о невиновности Ж. в совершении убийства потерпевшего П. судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы выдвигались в судебном заседании, тщательно проверены судом и опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В судебном заседании Ж. признал, что он действительно предложил У. ограбить павильон, в котором продавцом работала знакомая осужденного - Е., к которой Ж. приходил в присутствии сторожа и от которой узнал о наличии в магазине крупной суммы денег, имя сторожа.

Забрав у А. обрезы, приехали к павильону, где А., зная от Е. имя сторожа, постучала, сообщив, что забыла ключи. Когда сторож открыл дверь, в помещение с обрезом зашел У., связал потерпевшего, заклеил рот скотчем, после чего в магазин зашел и Ж., А. оставалась в машине. Из магазина они похитили сигареты, пиво, чай, конфеты, сейф с деньгами. Затем У. уходил в павильон, был слышен выстрел. Похищенное увезли на ул. <...>, сейф за городом вскрыли ключами, переданными Е., деньги поделили.

Ранее осужденные по настоящему делу У. и А., признавая свою вину в совершении разбойного нападения, дали подробные показания об обстоятельствах указанного преступления. Из их показаний следует, что Ж. заявил о намерениях убить сторожа, т.к. тот опознал осужденного и несмотря на их возражения, вернулся в павильон и выстрелом из обреза убил потерпевшего.

Из показаний свидетеля Е. следует, что 2 августа 2000 года ее знакомый Ж. приезжал к ней, присутствовал при подсчете выручки, разговаривал со сторожем. Затем осужденный договорился с У. об ограблении магазина, а когда через некоторое время вернулся, попросил ключи от сейфа. На ее вопрос относительно сторожа, ответил: "Считай, что он уже труп," - и вновь уехал. Ночью они вчетвером ездили за город, где Ж. забрал у нее ключи от сейфа, вдвоем с У. они вышли из салона, забрали деньги, поделили между собой. Е. показала, что по словам Ж., убил сторожа У.

Вместе с тем, суд в соответствии с положениями ст. 314 УПК РСФСР в приговоре привел надлежащие доводы о том, почему он признал достоверными показания У. и А. относительно совершения убийства П. Ж. и признал несостоятельными утверждения последнего о непричастности к убийству и показания об этом Е.

Показания У. и А. относительно совершения убийства сторожа Ж. последовательны как на следствии, так и в суде, согласуются между собой и с фактическими обстоятельствами по делу.

Как правильно указал суд, из нападавших сторож знал только Ж., именно последний заявил, что сторож "уже труп".

Приговором от 17 января 2001 года, которым были осуждены У. и А., также не установлено причастности последних к убийству.

Ссылки в жалобах о том, что диалог между Ж. и Е. относительно убийства сторожа состоялся уже после преступления, судебная коллегия находит несостоятельными.

Потерпевший К. подтвердил факт нападения на принадлежащий ему торговый павильон и убийства сторожа П., поддержал гражданский иск.

Свидетель В., работавшая продавцом в указанном павильоне, показала об обстоятельствах обнаружения трупа П.

Из показаний свидетеля У.А. следует, что ночью 2 августа 2000 года ее внучка А. приезжала, забрала какие-то пакеты, на улице ее ждали двое мужчин.

При осмотре места убийства обнаружен труп П. с пулевым ранением в голове, изъяты пуля, пыж, скотч.

Смерть потерпевшего наступила от огнестрельного сквозного ранения головы с разрушением костей черепа, лицевого скелета, вещества головного мозга.

Изъятые по делу два обреза 16-го и 20-го калибра признаны огнестрельным оружием.

Вина осужденного подтверждена протоколом изъятия похищенного имущества.

Психическое состояние Ж. сомнений не вызывает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатом на следствии и в суде Ж. был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Обстоятельства совершения преступления исследованы и установлены с достаточной полнотой, оснований для проведения следственных экспериментов и иных следственных действий судебная коллегия не усматривает.

Действия Ж. по ст. ст. 222 ч. 2, 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", 105 ч. 2 п. п. "б", "к" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Наказание осужденному назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о его личности, оснований для смягчения наказания не имеется, положения ст. 69 УК РФ при постановлении приговора соблюдены.

Гражданский иск разрешен в соответствии с законом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 19 апреля 2001 года в отношении Ж. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"