||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2001 г. N 93-о01-13

 

Председательствующий: Магомедова Н.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коннова В.С.

судей Русакова В.В. и Фроловой Л.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании 20 декабря 2001 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных В., Ш., П. и Ц. на приговор Магаданского областного суда от 24 января 2001 года, по которому

В., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 127 УК РФ к трем годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 167 УК РФ к одному году лишения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ к одному году лишения свободы; по ч. 2 ст. 325 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено десять лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

П., <...>, ранее судим: 25 ноября 1998 года по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года

осужден по п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 2 ст. 325 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по ч. 1 ст. 167 УК РФ к одному году лишения свободы; по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 127 УК РФ к трем годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девять лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Ш., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 167 УК РФ к одному году лишения свободы; по ч. 2 ст. 325 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства; по п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 127 УК РФ к трем годам лишения свободы.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Ц., <...>, ранее не судим

осужден по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено пятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

В., Ш., П. признаны виновными и осуждены за незаконное лишение свободы, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия; за похищение паспорта; за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба потерпевшему.

Кроме того В. признан виновным и осужден за незаконное хранение боеприпасов, а Ш. и Ц. - за разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, в целях завладения чужим имуществом в крупном размере и за убийство Н. 1962 года рождения с особой жестокостью, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 23 февраля и 13 марта 2000 года в г. Магадане при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Ц. вину признал частично, В., Ш. и П. вину не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

- осужденный В. указывает, что расследование дела проведено с обвинительным уклоном; обвинение построено на противоречивых показаниях потерпевшего; утверждает, что преступлений не совершал, поскольку в ночь с 22 на 23 февраля 2000 года находился дома, а поэтому выводы суда, изложенные в приговоре, основаны на предположениях и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела;

- осужденный П. просит объективно разобраться с материалами дела, указывая, что в основу приговора были положены показания потерпевшего К., которые не подтверждаются другими доказательствами; показания свидетелей судом не приняты во внимание, а потерпевший не смог его уверенно опознать;

- осужденный Ш. просит тщательно разобраться с материалами дела и отменить приговор с направлением дела на новое рассмотрение, ссылаясь на несоответствие обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений и отраженных в медицинской справке; ссылается на недозволенные методы ведения следствия; судом были проигнорированы его ходатайства о проведении повторной судебно-медицинской экспертизы;

- осужденный Ц. оспаривает обоснованность осуждения за убийство с особой жестокостью, полагая, что в заключении судебно-медицинской экспертизы не установлен порядок нанесения смертельных ран у потерпевшего, а нанесение множественных ударов, по его мнению, было посмертным и по указанию Ш.; не согласен с осуждением по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, так как у него отсутствовали корыстные мотивы при убийстве потерпевшего. Проверив материалы дела, выслушав объяснения Ш. и П., поддержавших доводы кассационных жалоб, по основаниям в них изложенным, заслушав заключение прокурора Смирновой Е.Е., просившей приговор суда изменить, исключить осуждение Ш. и Ц. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и из осуждения Ц. квалифицирующий признак неоднократности при разбое, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Вина осужденных В., П., Ш. и Ц. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, в период предварительного расследования Ц. в категорической форме пояснял о том, что совершить нападение на водителя такси с целью завладения автомобилем предложил Ш. Находясь в автомобиле, он - Ц. набросил на водителя петлю из веревки и стал душить, а Ш. навалился на водителя всем телом, лишая возможности сопротивляться. Когда веревка порвалась, то он нанес водителю несколько ударов в голову, а Ш. ударил водителя несколько раз локтем по голове, после чего, вытащив водителя из машины, стали наносить тому удары ногами по телу. После того как Ш. передал ему нож, он нанес ножом несколько ударов по шее, а затем в сердце. По предложению Ш. он переехал потерпевшего машиной, а затем по предложению Ш. труп водителя сожгли. Кроме автомобильного магнитофона он себе ничего не похищал, все остальные вещи были похищены Ш. для личного пользования.

На предварительном следствии Ш. в своих показаниях не отрицал того обстоятельства, что именно по его предложению было совершено нападение на Н. и убийство последнего, при этом он - Ш. передавал для убийства Ц. нож, которым последним были нанесены удары в том числе и в области сердца.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Ц. и Ш. по данному эпизоду обвинения в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

По протоколу осмотра места происшествия 14 марта 2000 года в районе развилки дорог от войсковой части N 9841 к улице Речная города Магадана был обнаружен автомобиль марки "Тойота-Камри", из салона которого были изъяты окурки, веревка, часть обшивки салона, фрагмент левого заднего фонаря, часть обшивки водительского сиденья. На машине имелись повреждения внешних осветительных приборов и приборной панели.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Н. последовала от комбинированного повреждения: открытой тупой травмы головы с переломами костей черепа, ушибом головного мозга с кровоизлияниями под его оболочки, множественных колото-резаных ран шеи, грудной клетки с повреждением внутренних органов, массивным наружным и внутренним кровотечением, тупой травмы грудной клетки с множественными двусторонними переломами ребер.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на фрагменте обшивки водительского сиденья, на веревке, части левого заднего фонаря и в смыве вещества со дна багажника автомобиля кровь, по своей групповой принадлежности от Н. не исключается.

Доводы кассационных жалоб о недозволенных методах ведения следствия, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными и материалами дела не подтверждаются.

По эпизоду разбойного нападения на К. вина Ш., В. и П. подтверждается следующими доказательствами.

Из показаний потерпевшего К. в судебном заседании явствует, что в ночное время 23 февраля 2000 года, находясь на дежурстве по охране магазина "Арктика", во время прогрева двигателя своей автомашины в салон сели ранее ему неизвестные - В., Ш. и П., при этом В., находившийся на переднем сиденье приставил ему к шее самодельную заточку и, угрожая убийством, потребовал отвезти на берег бухты Гертнера, П. накинул ему на шею крюк металлической трости, притянув голову к подголовнику водительского сиденья, а Ш. нанес удар кулаком в лицо. Подчинившись требованиям, он поехал в район автодрома, где П. потребовал остановить автомобиль и выйти из машины. Когда он выполнил это требование, вышедшие вслед за ним П., В. и Ш. стали его избивать.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в пятидесяти метрах от кромки берега и в одном метре от накатанной на льду колеи был обнаружен автомобиль марки "Сузуки", принадлежащий К. с многочисленными повреждениями стекол, осветительных приборов и отделки салона.

По заключению судебно-медицинской экспертизы у К. имелись телесные повреждения в виде кровоподтеков и ссадин на лице, кровоподтека на тыльной поверхности левой кисти и обширного кровоподтека по передней поверхности левой голени.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на капоте автомобиля марки "Сузуки" кровь, по своей групповой принадлежности от К. не исключается.

В ходе предварительного расследования потерпевший К. уверенно опознал П. и Ш. как лиц, которые в ночь на 23 февраля 2000 года вместе с В. совершили на него разбойное нападение, о чем в материалах дела имеются соответствующие протоколы.

Виновность В., Ш., Ц. и П. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденных Ш., В. и П. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, верно квалифицировав их действия по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ. Правильность юридической квалификации действий Ш. и Ц. по эпизоду разбойного нападения на Н. сомнений не вызывает.

Выводы суда о наличии у Ш. предварительного сговора с Ц., а также с В. и П. на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями Ш. и Ц. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности и соответствуют согласованным и совместным действиям осужденных при совершении разбоя.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе о непричастности каждого к совершению преступлений, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Доводы Ш., содержащиеся в жалобах на то, что потерпевший не смог опознать трость, которая была применена при нападении не имеют юридического значения для квалификации действий осужденных, поскольку по делу установлено (и не оспаривается в жалобах), что применение предмета, используемого в качестве оружия в отношении К. имело место в присутствии Ш., он знал о применении металлической трости при нападении на потерпевшего, но несмотря на это не прекратил своих преступных действий, а, напротив, использовал, воспользовался примененным насилием с использованием указанного предмета для последующего завладения чужим имуществом.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора осуждение Ш. и Ц. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку сама по себе множественность нанесения телесных повреждений не может свидетельствовать об особой жестокости при убийстве. Более того, в описательной части приговора суд не указал, что при лишении жизни Н. сознанием Ш. и Ц. охватывалось причинение потерпевшему особых страданий и мучений, следовательно, осуждение Ш. и Ц. по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство с особой жестокостью признать обоснованным нельзя.

Кроме того, подлежит исключению из осуждения Ц. квалифицирующий признак совершения разбоя неоднократно, поскольку ранее Ц. не судим и не совершал аналогичного преступления.

Наказание назначено Ш., Ц., В. и П. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, по данному делу не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Магаданского областного суда от 24 января 2001 года в отношении Ш., Ц. изменить: исключить из приговора их осуждение по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Из осуждения Ц. по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ исключить квалифицирующий признак разбоя - совершение его неоднократно.

В остальной части тот же приговор в отношении Ш., Ц., а также В., П., оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"