||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2001 г. N 56-О01-64

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Разумова С.А.

судей Хлебникова Н.Л. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 декабря 2001 г. дело по кассационной жалобе осужденного С.Л. на приговор Приморского краевого суда от 2 марта 2001 года, которым

С.Л., <...>, украинец, не женат, не работал, проживал в <...>, -

осужден: по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 5 лет лишения свободы; по ст. 223 ч. 2 УК РФ на 6 лет лишения свободы; по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "н" УК РФ на 10 лет лишения свободы; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С.Л.:

- в пользу Д.Д. и Д.М. 24512 руб. в возмещение материального ущерба, а в пользу Д.М. также и 50 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда;

- в пользу Ш. 6070 руб. в возмещение материального ущерба и 10000 руб. в счет компенсации морального вреда;

- в пользу П.Н.В. 668 руб. в возмещение материального ущерба;

- в пользу С.И. 5210 руб. в возмещение материального ущерба и 34490 руб. в счет компенсации морального вреда;

- в пользу В.Л. 660 руб. в возмещение материального ущерба и 30 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда;

- в пользу Н. 5847 руб. в возмещение материального ущерба;

- в пользу Я. 325 руб. в возмещение материального ущерба;

- в пользу П.Н.П. 5657 руб. в возмещение материального ущерба и 10 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда;

- в пользу Муниципального унитарного предприятия жилищно-ремонтной эксплуатационной конторы администрации Кировского района Приморского края 5672 руб.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

С.Л. осужден за незаконные приобретение, хранение, перевозку, ношение оружия, его составных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств совершенные неоднократно; за незаконное изготовление взрывных устройств, совершенное неоднократно, за покушение на убийство Д.Д. в связи с осуществлением им своей служебной деятельности, а также его супруги Д.М., общеопасным способом, неоднократно; за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, совершенные путем взрыва и повлекшие причинение значительного ущерба.

Преступления совершены в период с мая 1999 г. по 4 января 2000 г. в г. Лесозаводске, в с. Пантелеймоновке Лесозаводского района и в пос. Кировский Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании С.Л. не признал себя виновным.

В кассационной жалобе он ссылается на неполноту и необъективность предварительного и судебного следствия, на отсутствие доказательств его виновности и нарушение норм УПК.

Утверждает, что у него не было претензий к Д.Д., а следовательно и мотивов для покушения на его жизнь. Он, С.Л., слышал, что на Д.Д. "имели зло" лесозаготовители г. Находки, Лесозаводска и Владивостока. Однако эта версия, как он полагает не была проверена.

Кроме того, не допрошены солдаты, проживавшие в доме его сестры С.Т., которым якобы и принадлежат изъятые боеприпасы.

Все обвинение, по его мнению, построено на заведомо ложных показаниях свидетеля В.А., данных им "в обмен на личную свободу", а также на показаниях свидетелей Б.С. и Г.В.В., которые оговорили его "по сговору" и "во избежание уголовной ответственности".

С.Л. ставит под сомнение и показания его сестры, указывая на то, что они получены под влиянием "морального, психического давления и шантажа".

Просит отменить приговор и направить дело на новое расследование.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационной жалобе доводы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Все подлежащие доказыванию обстоятельства, при которых С.Л. совершил указанные преступления установлены судом всесторонне и полно и в приговоре изложены правильно.

Вина осужденного установлена совокупностью приведенных в приговоре доказательств, допустимость и достоверность которых сомнений не вызывают.

Доводы С.Л. о его непричастности к покушению на убийство потерпевших и его же утверждение о том, что арсенал оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, изъятых в доме его сестры принадлежит не ему, а другим лицам - солдатам, которые временно проживали у С.Т., как видно из материалов дела, в суде первой инстанции проверялись и были отвергнуты обоснованно.

Как следует из показаний потерпевшего Д.Д., свидетелей Ч., Г.В.В. и др. 19 февраля 1999 г. в с. Орловка Лесозаводского района работники Кировского Лесхоза, обнаружив отсутствие у С.Л. подлинных документов, задержали транспортируемый при его сопровождении лес, который доставили для проверки в лесозаводский ГОВД.

1 марта 1999 г. работники этого же лесхоза задержали С.Л. в связи с незаконной порубкой леса в урочище Широкая Падь Лесозаводского района, при этом заготовленный им лес породы Ясеня в объеме 78.18 куб. метров по указанию директора Лесхоза Д.Д. был изъят.

Вследствие этого С.Л. выражал недовольство служебной деятельностью директора Кировского лесхоза Д.Д. и по этой причине высказывал, в том числе в его адрес угрозы расправой.

Свидетель В.А. показал, что работал в бригаде С.Л. на заготовке леса, которая осуществлялась незаконно. В этой связи он осведомлен о том, что в результате действий Д.Д. и подчиненных ему работников у С.Л. был изъят заготовленный лес и как следствие этого последний лишился дохода.

В 1999 г. он неоднократно приезжал к сестре С.Л. в с. Пантелеймоновку, у которой действительно проживали четверо уволенных в запас военнослужащих. От них, он В.А., узнал что у С.Л. есть оружие и боеприпасы, а сам видел в сарае патроны калибра 7,62 мм и 5,45 мм, ленты с патронами и устройство для замыкания цепи при производстве взрыва.

В октябре 1999 г., когда солдаты ушли от С.Т., осужденный попросил его оказать ему помощь в перевозке оружия, боеприпасов и взрывчатки. Для этой цели он, В.А., подготовил деревянные ящики, однако С.Л. отложил задуманное, а потом и не вспоминал об этом.

В январе 2000 г. С.Л., как и он, находился в следственном изоляторе, где и рассказал ему, что в июне - июле 1999 г. сам изготовил взрывное устройство из 200 граммовой тротиловой шашки и электронно-механических часов, которое установил 31 июля 1999 г. в жилом доме директора Кировского Лесхоза Д.Д.

Тогда как понял он, В.А., взрыв "не получился".

24 ноября 1999 г. С.Л. произвел взрыв в доме Д.Д. с использованием взрывного устройства, изготовленного аналогичным способом.

Всего же, по словам осужденного, он готовил, включая и неудавшиеся, три взрыва в доме Д.Д.

В конце февраля 2000 г. С.Л. просил его, В.А., убить Д.Д., чтобы тем самым ввести следственные органы в заблуждение, при этом С.Л. рассказал ему как изготовить взрывное устройство, настаивая на том, что убить Д.Д. следует путем взрыва.

Признавая эти показания свидетеля достоверными, суд обоснованно исходил из того, что они согласуются с другими доказательствами по делу и соответствуют установленным в суде обстоятельствам. К тому же, как правильно отметил суд в приговоре, в судебном заседании С.Л. подтвердил, что сведения, изложенные в показаниях В.А., переданы им последнему во время совместного пребывания с ним в следственном изоляторе.

Свидетель Г.В.В., показания которого суд исследовал в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР, сообщил, что после демобилизации он, Г., Б. и Б.С. работали у С.Л. на заготовке леса.

С апреля 1999 г. все они жили у сестры С.Л. в летней кухне в с. Пантелеймоновке.

С мая 1999 г. стал проживать у сестры и сам С.Л. В этой связи он, Г.В.В., и Б.С. помогали С.Л. перевозить вещи из с. Ружино, среди которых видел бронежилет, охотничьи патроны и прибор ночного видения.

20 июня 1999 г. он видел у С.Л. 2 обреза охотничьих ружей, ружье "Белку", много патронов калибра 7,62 и 5,45 мм, 7 гранат РГД, охотничьи патроны, подрывную машину. Все это хранилось в омшаннике, ключ от которого имелся у С.Л., причем последний подтвердил принадлежность ему оружия, боеприпасов и т.д., сказав "все это его".

В сентябре 1999 г. видел у С.Л. военный вещмешок, в котором, как он определил, хранился пластид.

В июне-июле 1999 г. он и С.Л. на автомашине последнего неоднократно ездили в пос. Кировский. В ночь на 31 июля 1999 г. они прибыли туда около 4-х часов.

Оставив его, С.Л. направился к двухэтажным домам, при этом держал руку в кармане куртки. Спустя 10 минут С.Л. вернулся и они уехали в с. Пантелеймоновку.

При осмотре места происшествия с участием Г.В.В., последний указал маршрут, по которому в ночь на 31 июля 1999 г. он и С.Л. прибыли в пос. Кировский к почте, расположенной по ул. Ленинской, и пояснил куда затем проследовал С.Л.

В ходе этого следственного действия установлено, что С.Л. направлялся в сторону домов N 105 и N 107 по ул. Шевченко; для преодоления пути от почты до квартиры Д.Д. и обратно требуется 5 минут.

Как видно из дела, суд тщательно проверил достоверность этих показаний свидетеля, в том числе путем сопоставления их с показаниями С.Л., который признал, что ранним утром 31 июля 1999 г. вместе с Г.В.В. были у здания почты в пос. Кировский, а также при воспроизводстве в судебном заседании видеозаписи упомянутого следственного действия и не установил данных, которые ставили бы под сомнение объективность его показаний.

В кассационной жалобе С.Л. таких данных также не приведено.

Свидетель Б.С. на показания которого суд сослался в приговоре как на доказательство виновности С.Л. подтвердил показания свидетеля Г.В.В. в той части, что С.Л. действительно хранил в омшаннике по месту жительства его сестры гранаты, патроны разного калибра, обрезы, взрывчатку.

Причем свидетель Б.С. тоже опроверг утверждения С.Л. о принадлежности указанного оружия, боеприпасов и т.п. солдатам, проживавшим временно у сестры последнего.

Не доверять этим показаниям свидетеля у суда оснований не было.

Ссылки же С.Л. на то, что свидетель Б.С. оговорил его "по сговору" с Г.В.В. не основаны на материалах дела.

Обоснованно суд сослался в приговоре в обоснование вины С.Л. и на показание его сестры - С.Т., согласно которым именно осужденный привез к ней в с. Пантелеймоновку огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества, спрятав их в омшаннике и за домом в огороде.

В октябре 1999 г., когда проживавшие у нее демобилизованные солдаты ушли, она и брат перепрятали оружие и боеприпасы на чердак амбара.

В июне 1999 г. она видела как С.Л. припаивал проводки к часам. Это же он проделал и в ноябре 1999 г.

Его действия она, С.Т., расценивала как намерение осуществить взрывы.

Доводы С.Л. о том, что показания его сестры получены "...путем давления и шантажа" противоречат материалам дела, при проверке которых таких данных не выявлено.

Что же касается содержащихся в показаниях С.Т. сведений, то они подтверждены совокупностью фактических данных, установленных, в частности, при производстве обыска по месту жительства свидетеля в с. Пантелеймоновке Лесозаводского района, в ходе которого 27 января 2000 г. в надворных постройках были обнаружены и изъяты: оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, их составные части, в том числе электронный будильник с выведенными наружу проводами.

При осмотре места происшествия - дома N <...> 31 июля 1999 г. были изъяты части и детали самодельно изготовленного взрывного устройства - будильник, электродетонатор, тротиловая шашка, которые были обнаружены супругами Д. у дверей их квартиры.

По заключению взрывотехнической экспертизы указанные детали являются частями самодельного взрывного устройства замедленного действия. В качестве замыкателя боевой цепи в нем использован электронно-механический будильник.

24 ноября 1999 г. после взрыва в 1-ом подъезде дома <...> и осмотра квартир были изъяты остатки взрывного устройства.

При осмотре места взрыва установлено, что в квартирах <...> выбиты двери и оконные стекла.

Согласно заключению взрывотехнической экспертизы, взорванное 24 ноября 1999 г. устройство по своим параметрам сходно с устройством, использованным при попытке производства взрыва 31 июля 1999 г. у дверей квартиры Д.Д.

21 января 2000 г. при производстве обыска по адресу: <...>, где ранее проживал С.Л., были изъяты образцы олова.

Выводы взрывотехнической экспертизы свидетельствуют, что олово, использованное для самодельной пайки во взрывном устройстве, обнаруженном 31 июля 1999 г., и олово, использованное для самодельной пайки в электронном будильнике С.Л., а также олово, изъятое в доме N <...> относится к одному виду.

Устройство в виде часов, изъятое у С.Т. могло быть использовано в качестве составной части самодельного взрывного устройства; оно и устройство, изъятое 31 июля 1999 г. имеют схожие схематические решения.

При осмотре квартиры Д.Д. N <...> после взрыва 4 января 2000 г. обнаружены части гранаты РГД-5.

Данный вид гранат изъят у С.Л. при производстве обыска 20 января 2000 г.

Проведенной по делу взрывотехнической экспертизой установлено, что в ночь на 4 января 2000 г. взрыв в квартире Д.Д. был осуществлен с использованием гранаты РГД-5, при этом применялся стандартный запал УЗРГМ. Такие запалы также обнаружены при обыске у С.Л.

После указанного взрыва рядом с домом Д.Д. были обнаружены следы, оставленные протектором колес автомобиля (л.д. 15 - 22, т. 2).

По заключению трасологической экспертизы след от протектора шины, обнаруженный при осмотре места происшествия 4 января 2000 г. около дома N 107 по ул. Шевченко в пос. Кировский, мог быть оставлен шиной автомобиля, принадлежащего С.Л.

Таким образом, совокупность этих и других данных, получивших оценку в приговоре, свидетельствуют о доказанности вины С.Л.

Осуждение его по ст. ст. 222 ч. 2, 222 ч. 3, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "е", "н", 167 ч. 2 УК РФ является обоснованным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Назначенное С.Л. наказание соответствует закону.

Исходя из изложенного руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 21 марта 2001 года в отношении С.Л. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"