||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2001 г. N 64-о00-40

 

Председательствующий: Исаев М.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Глазуновой Л.И. и Самарина Б.М.

Рассмотрела в судебном заседании от 20 декабря 2001 года дело по кассационной жалобе осужденного К. на приговор Сахалинского областного суда от 27 июня 2000 года, которым

К., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее судимый, -

10 февраля 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 27 апреля 1998 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 16 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием первых трех лет в тюрьме, остальных - в исправительной колонии особого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

По делу осужден Д. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "б", "в", 222 ч. 2, 55 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., судебная коллегия,

 

установила:

 

К. признан виновным и осужден за убийство М. 1954 года рождения, совершенное в ночь на 15 сентября 1999 года при разбойном нападении, а также разбойное нападение с целью завладения чужим имуществом в крупных размерах, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступление совершено в г. Охе Сахалинской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании К. свою вину не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, не соглашаясь с приговором, он просит со всей серьезностью отнестись к разбирательству его дела и принять правильное решение. Он утверждает, что на предварительном следствии под воздействием физического и психологического воздействия оговорил себя в совершении данного преступления. Подробно указав, каким способом на него было оказано физическое воздействие, он считает, что иного выхода, как оговорить себя, у него не имелось. Указывает, что выводы суда об обстоятельствах совершения преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а его алиби не проверено. Приговор постановлен на их показаниях, данных в период расследования дела, которые не подтверждаются другими доказательствами. Судебное следствие велось с нарушением норм уголовно-процессуального закона, нарушался принцип состязательности сторон.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшая М.Л. считает, что дело судом рассмотрено всесторонне и полно, вина К. в убийстве мужа доказана, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия и судом установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Признавая свою вину в убийстве М. при разбойном нападении, К. подробно рассказал об обстоятельствах совершения преступления, назвал участников преступления, пояснил о действиях каждого из них при совершении преступления, и указал место сокрытия оружия, из которого стрелял в потерпевшего.

Аналогичные показания давал осужденный Д.

Свои показания они подтвердили при проверке с выходом на место происшествия.

Их показания в деталях совпадали с данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, соответствовали другим материалам дела.

В месте, указанном К., был обнаружен чехол, в котором, по его пояснениям, была спрятана мелкокалиберная винтовка.

Принятыми мерами розыска было установлено, что ранее винтовку обнаружила и забрала Б., которая впоследствии выдала ее сотрудникам правоохранительных органов.

Б. показала, что она обнаружила данную винтовку 15 сентября 1999 года в полуразрушенном здании НГДУ, когда подбирала стройматериал для теплицы.

К. пояснил, что именно из этой винтовки он стрелял в потерпевшего, и спрятал ее в полуразрушенном здании НГДУ.

Признавая свою вину в совершении преступления, К. и Д. пояснили, что знали о наличии в кассе предприятия крупной суммы денег, и решили завладеть ими.

Свидетели Б.Н. и Н. пояснили, что действительно в кассе предприятия хранилась невыданная заработная плата в сумме около ста тысяч руб.

Соответствовали показания осужденных об обстоятельствах нападения и показаниям свидетеля Д.М., находившейся в момент совершения преступления в административном здании предприятия, и сообщившей о возникших у нее подозрениях в милицию и другой охранный пост.

Отказ от завладения деньгами К. и Д. мотивировали тем, что заметили, как Д.М. вызвала милицию, и с места преступления скрылись.

Потерпевший М. с огнестрельным ранением головы был доставлен в больницу, где, не приходя в сознание, скончался.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего наступила от огнестрельного пулевого ранения головы с повреждением головного мозга. В конце раневого канала обнаружена пуля.

При судебно-баллистическом исследовании установлено, что винтовка, принадлежавшая Д., выданная Б., является огнестрельным оружием, пригодна для производства выстрелов, после последней чистки производился выстрел штатным патроном, имеющим свинцовую пулю.

Фрагмент металла серого цвета, изъятого из головы трупа потерпевшего, является деформированной пулей от патрона, которыми снаряжается указанная винтовка.

К. пояснял, что винтовку он заряжал штатной пулей. После выстрела затвор винтовки не передергивал, гильза осталась в винтовке.

Свидетель Б. подтвердила, что после обнаружения винтовки, она передернула затвор и гильза отлетела в сторону.

В судебном заседании К. изменил, свои показания и стал утверждать, что на предварительном следствии он оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия.

Эти утверждения судом проверены, с приведением мотивов принятого решения, признаны несостоятельными.

Оснований ставить под сомнение принятое судом первой инстанции решение судебная коллегия не находит.

Проверено судом и заявление К. об алиби.

Лица, которые, по мнению К., могли подтвердить его алиби, в судебном заседании допрошены, их показаниям дана соответствующая оценка.

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что К. совершил инкриминируемые ему деяния, и его действиям дал правильную юридическую оценку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неполноте или необъективности исследования обстоятельств дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе осужденного, либо нарушающих его право на защиту, по материалам дела не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и данных о личности осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Сахалинского областного суда от 27 июня 2000 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"