||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2001 г. N 35-О01-80

 

Председательствующий: Козаченко В.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Пелевина Н.П. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 декабря 2001 г. дело по частному протесту государственного обвинителя Виноградовой Н.Н. на определение Тверского областного суда от 3 октября 2001 года, по которому уголовное дело по обвинению

М., <...>, русского, со средним специальным образованием, ранее не судимого,

в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", ст. 222 ч. 3 УК РФ, и

Ф., <...>, русского, с высшим образованием, ранее не судимого,

в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "з", 222 ч. 3, 325 ч. 2, 33 ч. ч. 4, 5, 327 ч. 2 УК РФ,

направлено прокурору Тверской области для производства дополнительного расследования.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., прокурора Пеканова И.Т., поддержавшего протест и полагавшего определение суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

органами предварительного следствия М. и Ф. обвиняются в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

3 февраля 1999 года около 18 часов у кооперативных дач, расположенных возле пос. Савватьево Калининского района Тверской области, М., Ф. и другие не установленные следствием лица в составе организованной группы, с целью хищения чужого имущества в крупном размере напали на Г. с применением опасного для его жизни и здоровья насилия и угрозами применения такого насилия, с применением оружия и предметов в качестве такового и похитили у него автомашину ГАЗ-3110 и другое имущество общей стоимостью 231500 рублей.

8 июня 2000 года около 9 часов 30 минут у первого подъезда дома N 20 по ул. Левитана г. Тверь М., Ф. и другие неустановленные следствием лица в составе организованной группы, с целью хищения чужого имущества и убийства М.В. и Л. напали на них с применением опасного для жизни и здоровья насилия и оружия, но довести свой умысел на совершение преступлений до конца не смогли по независящим от них обстоятельствам.

Направляя дело на дополнительное расследование по ходатайству потерпевшего Г. ввиду существенной неполноты предварительного следствия и необходимости привлечения к уголовной ответственности других лиц, суд сослался в определении на следующие обстоятельства.

На предварительном следствии потерпевший Г. последовательно утверждал о причастности к нападению на него, кроме М. и Ф., других лиц, в том числе, и Ш., постановление о прекращении уголовного дела в отношении которой вынесено без учета и должной оценки показаний потерпевшего Г., прямо указавшего на нее, как участницу нападения, которые он последовательно и неоднократно давал в ходе предварительного расследования.

По заявлению Ф. о причинении ему телесных повреждений сотрудниками УБОП МВД РФ по Тверской области следователем вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, из которого видно, что Ф. задержали в качестве подозреваемого по делу о разбойном нападении на Л. и М.С.

Содержание постановления о возбуждении уголовного дела по заявлению Л. и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту причинения Ф. телесных повреждений подтверждают показания свидетеля В. об участии его в оперативно-розыскных мероприятиях по настоящему делу.

Между тем, выводы заключения по материалам служебной проверки в отношении сотрудников УБОП МВД РФ по Тверской области противоречат постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела по данному факту об обстоятельствах и характере примененного к Ф. насилия.

После задержания Ф. 27 октября 2000 года по поручению следователя оперативным работником милиции В., то есть выполнения неотложного следствия, заместитель прокурора области Виноградов О.Н. в тот же день вынес постановление о заключении Ф. под стражу по подозрению в разбойном нападении на Л. и М.В. 2 ноября 2000 года заместитель прокурора области продлил срок следствия по делу Ф., а 3 ноября 2000 года ему было предъявлено обвинение в совершении разбойного нападения на М.В. и Л.

4 ноября 2000 года этим же заместителем прокурора области вынесено постановление о заключении под стражу М., обвиняемого в разбойном нападении с Ф. на Г., а также разбойном нападении и покушении на убийство в отношении М.В. и Л.

В судебном заседании установлено, что к 4 ноября 2000 года работник милиции В. по поручению следователя проводил оперативно-розыскные мероприятия и неотложные следственные действия как по делу о нападении на Г., так и по делу о нападении на М.В. и Л., в том числе, из показаний С. и В. следует, что В. участвовал в задержании М. и доставлении его в помещение УБОП МВД РФ по Тверской области, где оперативный работник милиции Н. по поручению следователя произвел обыск задержанного, о чем составил протокол.

13 декабря 2000 года заместитель прокурора области Виноградов О.Н. вынес постановление о поручении следствия нескольким следователям, а 2 июля 2001 года вынес постановление об изменении состава группы следователей.

17 августа 2001 года заместитель прокурора области Никитин Ю.К. утвердил обвинительное заключение. В материалах дела имеется жалоба Ф., подтвержденная им в судебном заседании, о применении к нему физического насилия во время предварительного следствия, а не в момент задержания, при этом факт наличия у него телесных повреждений подтвержден заключением служебной проверки.

На его жалобу 31 мая 2001 года заместителем прокурора области Виноградовым дан ответ, что нарушений уголовно-процессуального закона в отношении него не допущено.

Между тем, работник милиции В. является сыном заместителя прокурора области Виноградова О.Н., а работник милиции Н. - сыном заместителя прокурора области Никитина Ю.К.

В соответствии со ст. 63 УПК РСФСР заместитель прокурора области Виноградов О.Н. не мог принимать участие в производстве по делу в качестве прокурора, как родственник работника милиции В., проводившего по делу оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия по поручению следователя, в связи с чем Виноградов О.Н. не был заинтересован и в объективной проверке жалобы Ф. о недозволенных методах ведения следствия, о чем свидетельствует его неполный и немотивированный ответ.

Заместитель прокурора области Никитин Ю.К. по тем основаниям не имел права принимать участия в производстве по делу, поскольку в проведении оперативно-розыскных мероприятий и ряда следственных действий принимал участие его сын, работник милиции Н.

Кроме того, в нарушение требований ст. 205 УПК РСФСР квалификация действий Ф. в описательной части обвинительного заключения не соответствует квалификации его действий в резолютивной части этого документа. В описательной части обвинительного заключения указано о квалификации его действий по ст. ст. 33 ч. ч. 3, 4, 327 ч. 2 УК РФ, а в резолютивной части - по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 327 ч. 2 УК РФ, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

При новом расследовании судом предложено устранить допущенные нарушения закона и принять меры по всестороннему, полному и объективному исследованию материалов дела.

В протесте поставлен вопрос об отмене определения суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование протеста указано, что, несмотря на родственные отношения заместителей прокурора области Виноградова О.Н. и Никитина Ю.К. с оперативными работниками милиции В. и Н., последние не выполняли по делу функций работников дознания и следствия, а лишь выполняли отдельные поручения следователя, и выводы суда о их участии в расследовании дела в процессуальном смысле не основаны на законе.

В связи с этим, необоснованным является и указание суда о наличии препятствий для участия в деле заместителей прокурора области Виноградова О.Н. и Никитина Ю.К.

По вопросу причинения телесных повреждений Ф. суд вышел за пределы своей компетенции, дав оценку документам, не относящимся к существу обвинения, что является нарушением ст. 254 УПК РСФСР.

Не допущено нарушений требований ст. 205 УПК РСФСР и при составлении обвинительного заключения, поскольку закон не предусматривает содержания в описательной части его ссылки на юридическую квалификацию содеянного, что должно указываться только в резолютивной части обвинительного заключения. Неправильное указание на ч. 3, вместо ч. 5 ст. 33 УК РФ не свидетельствует о существенном нарушении закона. Причастность Ш. к совершению преступления органами следствия проверялась, и по делу вынесено соответствующее постановление на основании оценки доказательств. Данное обстоятельство не препятствует рассмотрению дела в отношении Ф. и М. в соответствии с требованиями ст. 254 УПК РСФСР. Оснований для направления дела на дополнительное расследование у суда не имелось.

В возражении на частный протест подсудимый Ф. считает его необоснованным и не подлежащим удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частного протеста, судебная коллегия находит его обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Одним из оснований направления дела на дополнительное расследование явилось ходатайство потерпевшего Г. о необходимости привлечения к уголовной ответственности других лиц, и, в частности, Ш., и данное ходатайство судом признано обоснованным.

Однако данные доводы потерпевших Г. выдвигались и тщательно проверялись в ходе предварительного следствия расследования, причастность Ш. к совершению разбойного нападения не была установлена, и уголовное преследование в отношении прекращено за отсутствием в деянии состава преступления. Постановление органов следствия соответствует требованиям закона, его выводы являются достаточными, оно никем не отменялось.

Поддерживая ходатайство потерпевшего о необходимости привлечения Ш. к уголовной ответственности, суд в определении не привел каких-либо новых обстоятельств, по сравнению с теми, которыми располагали органы следствия при решении вопроса о причастности Ш. к преступлению. Фактически суд предложил органам следствия дать переоценку тем доказательствам, которые ими уже оценены, и по ним принято решение. При таких обстоятельствах выводы суда в этой части нельзя признать законными, поскольку согласно ст. 71 УПК РСФСР органы следствия вправе оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению. Кроме того, прекращение уголовного преследования в отношении иных лиц не препятствует рассмотрению дела по существу в отношении обвиняемых Ф. и М.

Необоснованными являются указания суда и о необходимости дополнительной проверки жалобы Ф. о применении к нему насилия во время предварительного следствия, поскольку такая проверка прокурором проведена, ответ Ф. был дан, материалы проверки приобщены к делу, и у суда имелась возможность их исследования и оценки в ходе судебного разбирательства.

Не является препятствием для рассмотрения дела в судебном заседании ссылка суда на противоречивость выводов проверки обстоятельств причинения Ф. телесных повреждений во время проведения оперативно-розыскных мероприятий, поскольку данный факт вообще не относится к существу обвинения и препятствует его исследованию в судебном заседании, а может влиять лишь на достоверность и допустимость отдельных доказательств, чему должен дать оценку суд, который в данном случае вышел за пределы предъявленного обвинения в нарушение требований ст. 254 УПК РСФСР.

Не соответствует действительности и вывод суда о противоречивости описательной и резолютивной частей обвинительного заключения по квалификации действий Ф.

В резолютивной части обвинительного заключения правильно указано на квалификацию действий Ф. по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 327 ч. 2 УК РФ, а в начале обвинительного заключения ошибочно указано на обвинение его по ст. ст. 33 ч. ч. 3, 4, 327 ч. 2 УК РФ. Однако данная техническая описка совершена в той части обвинительного заключения, которая не порождает никаких правовых последствий, не влияет на существо обвинения и не может свидетельствовать о нарушении ст. 205 УПК РСФСР при составлении данного документа.

Необоснованным является и вывод суда в определении о существенном нарушении органами следствия уголовно-процессуального закона, связанного с несоблюдением требований ст. 63 УПК РСФСР, в силу которой прокурор не может участвовать в производстве по делу, если он является родственником следователя или лица, производящего дознание, или имеются иных обстоятельства, дающие основание считать прокурора прямо или косвенно заинтересованным в деле.

По делу установлено, что заместитель прокурора области Виноградов О.Н. в пределах своих должностных полномочий санкционировал заключение Ф. и М. под стражу, продлил срок предварительного следствия и отвечал на жалобы Ф., а заместитель прокурора области Никитин Ю.К. утвердил обвинительное заключение.

В процессе расследования дела в выполнении ряда оперативно-розыскных мероприятий и неотложных следственных действий принимал участие старший оперуполномоченный УБОП МВД РФ по Тверской области капитан милиции В. - сын Виноградова О.Н., который с другими оперативными работниками производил розыск и задержание обвиняемых и связанные с этим оперативно-розыскные мероприятия. Старший оперуполномоченный УБОП МВД РФ по Тверской области капитан милиции Н. - сын Никитина Ю.К. по поручению руководства УБОП после задержания Ф. произвел его личный обыск, о чем составил протокол (т. 2 л.д. 56). Суд пришел к ошибочному выводу, что В. и Н. выполняли следственные действия по делу, находящемуся в производстве следователя прокуратуры, и действовали, как лица, производившие дознание по делу, поскольку все их действия выразились в том, что они по поручению своего руководства в порядке служебного задания участвовали в розыске и задержании обвиняемых и связанных с этим других процессуальных действиях, например, составлении протокола личного обыска, которое является частью оперативно-розыскного мероприятия.

В связи с этим, указание суда о наличии препятствий для участия заместителей прокурора области Виноградова О.Н. и Никитина Ю.К. в производстве по делу являются несостоятельными, поскольку их сыновья, являясь оперативными работниками милиции, не являлись лицами, производящими дознание по делу, в том числе, не выполняли никаких поручений следователя по производству следственных действий. Таким образом, требования ст. 59 УПК РСФСР по делу нарушены не были, и заместители прокурора области согласно ст. 63 УПК РСФСР обоснованно принимали участие по делу в пределах своей компетенции, при отсутствии к этому процессуальных препятствий.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований направлять дело на дополнительное расследование, а приведенным в определение фактам он был вправе дать свою оценку в пределах предъявленного обвинения. В связи с этим определение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Тверского областного суда от 3 октября 2001 года в отношении М. и Ф. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"