||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2001 г. N 81-о01-123

 

Председ. судебной коллегии обл. суда: В.А. Столяров

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Верховного Суда РФ Чакар Р.С. и Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 19 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных Л. и Н. адвоката Ушаковой Н.М. и по кассационному протесту Государственного обвинителя Л.И. Гриниковой на приговор Кемеровского областного суда от 27 апреля 2001 года, которым

Л. <...>, судимый 31 июля 1997 г. по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы. На основании ст. 74 п. 5 УК РФ условное осуждение по предыдущему приговору отменено и по совокупности приговоров на основании ст. 70 ч. 1 УК РФ с присоединением частично не отбытого наказания по предыдущему отбытию назначено 9 (девять) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Н. <...>, судимый 28 апреля 2000 года по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы; по совокупности преступлений, на основании ст. 40 ч. 3 УК РФ с присоединением частично не отбытого наказания по предыдущему приговору к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 150 ч. 4 УК РФ Н. оправдан.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., заключение прокурора Асанова В.Н. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. и Н. осуждены убийство К. 1973 года рождения, совершенное на почве личной неприязни по предварительному сговору группой лиц, с особой жестокостью.

Преступление совершено 7 ноября 1998 года г. Новокузнецке при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании:

Л. виновным себя признал. Он показал, что с потерпевшим он встретился в его квартире 6 ноября 1998 года, куда пришел со своей знакомой Р. К. был в нетрезвом состоянии, и высказал недовольство их появлением, однако он принял участие в распитии спиртного совместно с ним, Н., Р., Р.А. После значительного употребления спиртного между К. и Н. возникла ссора. На некоторое время ссора утихла. После того как Н. уединился с К.И. в ванной комнате, он предложил ему увести К. из квартиры и помочь убить его. Он согласился с предложением Л. С целью осуществления умысла на убийство Н. взял на кухне складной нож и дал ему кухонный нож. Около 3 часов ночи 7 ноября, когда К. с женой вышел на улицу, он и Н. пошли следом за ними. Они подошли к К., взяли его под руки и увели в сторону от жены. К.И шла сзади них на расстоянии около пяти метров. К. был в сильной степени опьянения и стал падать. Н. несколько раз пнул его, а он нанес один удар кулаком по спине потерпевшего. Потом они завели К. за дом, где они нанесли потерпевшему несколько ножевых ранений. Он действовал под давлением, оказанным на него Н. По указанию Н., полагавшего, что потерпевший еще жив, он пробовал перерезать горло потерпевшего ножом. Одежду с трупа они сняли с целью создания видимости ограбления. После этого они вместе с К.И. вернулись в квартиру К. и К.И., Н. сообщил Р. и Р.А. о том, что они убили К. При этом Н. объяснил всем присутствующим в квартире лицам, как себя вести, если их задержат.

Н. виновным себя признал частично. Он утверждал, что к убийству он не причастен, а совершил только заранее не обещанное укрывательство этого преступления. Согласно его показаниям, К.И. де пожаловалась ему на мужа и предложила его убить. Он отказался от этого предложения. Тогда К.И. сказала, что Л. выполнит ее просьбу. Через некоторое время он поссорился и подрался с К., который, очевидно, приревновал его к жене, но конфликт был улажен. Ночью 7 ноября он, Л. и супруги К.И. и К. выходили на улицу. Каким образом у него оказался нож, он не знает, полагает, что его мог ему подложить Л. На улице Л. забрал у него нож. Они догнали К.И. и К., Л. пошел с ними, а он прошел вперед. Через некоторое время он обернулся и увидел, что К. лежит на земле, а Л. наносит ему удары ножом. К.И. в это время была рядом с ними. Когда он подошел к ним, К. был еще жив. На вопрос Л. он ответил, что тот может добить потерпевшего. После этого Л. стал резать К. горло. Потом Л. раздел К. В квартире К. и К.И. были приняты меры к уничтожению следов преступления. Н. не отрицал того, что он предложил присутствующим в квартире лицам, случае расспросов, скрыть, что они их видели, того, что он выбросил два ножа.

В кассационных жалобах:

Н. просит об отмене приговора. Он считает, что дело рассмотрено не полно, не объективно и с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, что выводы суда о его виновности основаны на противоречивых и ложных показаниях Л. и К.И. Он утверждает, что свои первые показания он давал, не зная своих прав, в отсутствие защитника и под воздействием противозаконных мер. По его мнению, органы следствия и суд неправильно установили мотив преступления и его исполнителей.

Адвокат Ушакова Н.М. просит об отмене приговора в отношении Л. с прекращением в отношении него дела производством. В жалобе обращается внимание на то, что выводы суда о виновности Л. основаны на основании показаний самого осужденного, которым суд дал неправильную оценку. По ее мнению, суд не учел показаний осужденных о том, что он действовал по указанию Н., которого боялся. Анализ показаний Л., как полагает адвокат, не давали оснований к выводу о том, что телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, были нанесены, именно, Л.

Л. просит об изменении приговора в части назначенного ему наказания, которое, его мнению, является чрезмерно суровым. Он обращает внимание на то, что он признал свою вину, раскаялся в преступлении.

В кассационном протесте государственный обвинитель Л.И. Гриникова просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. В протесте высказывается мнение о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По мнению государственного обвинителя, суд дал неправильную оценку показаниям Л. о роли Н. в преступлении, и в связи с этим назначил Н. наказание, не соответствующее тяжести совершенного им преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного протеста, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Вина Л. и Н. в совершении ими вышеуказанных преступлений материалами дела подтверждена и их действиям судом дана правильная юридическая оценка.

Фактические обстоятельства преступления, как видно по делу, установлены органами следствия и судом на основании тех показаний осужденных и свидетелей, которые были объективно подтверждены другими доказательствами.

Из показаний свидетеля К.И. усматривается, что 6 ноября 1998 года она вместе с сестрой, осужденными и знакомыми распивала в своей квартире спиртные напитки. Поздно вечером между Н. и ее мужем в процессе распития спиртного возникла ссора и драка. Через некоторое время Н. ей высказал предложение убить мужа, от которого она отказалась. Около трех часов ночи она вместе с мужем и осужденными вышла на улицу с целью приобретения спиртного. В связи с тем, что муж находился в сильной степени алкогольного опьянения, он упал и не поднимался. Поэтому Н. и Л. стали его пинать ногами по голове и телу. После того, как К. поднялся, осужденные взяли его под руки, и повели к школьной ограде. Она шла следом за ними, на расстоянии около пяти метров. Она видела, как Н. сразу выхватил из одежды (как она потом поняла) нож и протянул его Л. со словами: "Делай его, Макс, делай!". Она поняла, что осужденные решили убить ее мужа. Она была напугана происходящим и на какое-то время отвернулась, а потом она увидела, что муж мертв. Затем Н. и Л. раздели мужа и вернулись к ней в квартиру. В квартире Н. всем сообщил, что они убили ее мужа и предложил всем на время скрыться и скрывать то, что он был в ее квартире. Одежду мужа и ножи Н. выбросил.

По обстоятельствам, связанным в квартире К. и К.И. свидетели Р., Р.А. дала аналогичные показания.

В подтверждение вины осужденных суд обоснованно сослался в приговоре: на показания Н., данные им в период расследования дела, когда он признавал, что он помог Л. убить К., на почве личной неприязни к потерпевшему, на первоначальные показания Л., и показания, данные им при проведении очной ставки с Н. о том, что Н. передал ему нож и приказал убить К., что, выполняя указание Н., он нанес потерпевшему множество ударов ножом в живот, что по указанию Н. он пытался перерезать горло потерпевшего.

После исследования в стадии судебного разбирательств всех материалов дела, суд, по мнению судебной коллегии, обоснованно именно достоверными вышеуказанные показания осужденных. Поскольку, именно, эти показания подтверждены показаниями свидетелей и потерпевшей, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта.

Выводы суда о доказанности вины осужденных и о квалификации преступления в приговоре мотивированы, и не согласиться с ними у судебной коллегии не имеется оснований.

Так, обосновывая свои выводы в части юридической оценки преступных действий осужденных, суд обоснованно пришел к выводу о том, что о наличии у обоих осужденных прямого умысла на убийство К. свидетельствует сам характер их действий. Материалами дела было установлено, что Н. и Л. заранее договорились убить потерпевшего и вооружились для этой цели ножами. Осуществляя заранее оговоренный умысел на убийство, осужденные ночью завели пьяного потерпевшего в безлюдное место, избили его. Потом Н. сбил с ног потерпевшего, и передал Л. орудие убийства со словами, прямо указывающими на немедленное исполнение оговоренного ими умысла на убийство. Характер, множественность и локализация телесных повреждений у потерпевшего свидетельствовали о том, что умысел на убийство был осуществлен с особой жестокостью, и оба осужденные сознавали, что потерпевшему причиняются особые мучения и страдания.

При решении вопроса о назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности преступления, степень участия и роль каждого участника преступления, данные, характеризующие осужденных и обстоятельства, как отягчающие, так и смягчающие наказание виновных. Поэтому судебная коллегия не усматривает оснований к изменению приговора и в этой части.

При проверке дела судебной коллегией не было выявлено обстоятельств, дающих основание к отмене приговора, и направлению дела на новой расследование, как об этом ставится вопрос в жалобах в защиту интересов Н.

На основании изложенного, и руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 27 апреля 2001 года в отношении Л. и Н. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"