||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2001 г. N 5-о01-205

 

Председ.: Машунин В.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Колышницына А.С. и Ахметова Р.Ф.

19 декабря 2001 года рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Ю., К., Х., П., П.В. и адвокатов Володина С.В., Мезько А.Г., Соловьева С.А., Январева Б.А., Зендрикова Н.Е. на приговор Московского городского суда от 2 августа 2001 года, по которому

Ю., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 327 ч. 1 УК РФ на 6 месяцев, по ст. ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 210 ч. 1 УК РФ на 10 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

К., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 210 ч. 1 УК РФ на 10 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 12 лет в исправительной колонии строгого режима.

К.Г., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 210 ч. 1 УК РФ на 8 лет и в силу ст. ст. 47 и 48 УК РФ лишен права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года, а также специального звания "прапорщик милиции"; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно ему назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года, а также с лишением специального звания "прапорщик милиции".

Х., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 5 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 7 лет в исправительной колонии общего режима.

П., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 5 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 7 лет в исправительной колонии общего режима.

П.В., <...>, судим 11.10.96 г. по ст. 148 ч. 5 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 07.09.98 г. условно-досрочно на 10 месяцев 23 дня,

осужден к лишению свободы по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 210 ч. 2 УК РФ на 8 лет и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 10 лет в исправительной колонии особого режима.

По делу также осуждены Р. и С., в отношении которых приговор не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденных Ю., К.Г., Х., П., П.В., адвокатов Соловьева С.А., Володина С.В., Зендрикова Н.Е. по доводам жалоб, и заключение прокурора Башмакова А.М. об отмене приговора в части осуждения П.В. по ст. 210 ч. 2 УК РФ, переквалификации его действий со ст. 222 ч. 3 на ст. 222 ч. 2 УК РФ и назначении наказания, и об оставлении приговора в остальном без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

признаны виновными и осуждены:

Ю., К. и К.Г. за создание преступного сообщества /преступной организации/ для совершения тяжких преступлений, а равно за участие и руководство таким сообществом /организацией/ и входящими в него структурными подразделениями, а также за создание объединения представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких преступлений.

Х., П. и П.В. за участие в преступном сообществе /преступной организации/ и объединении организаторов, руководителей и представителей организованных групп.

Ю., К., К.Г., Х., П. и П.В. за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а К.Г. и основных частей огнестрельного оружия, совершенное неоднократно, организованной группой.

Ю., К. и К.Г. за покушение на незаконный сбыт огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывных устройств, совершенное неоднократно, организованной группой.

Ю. за подделку удостоверения, предоставляющего права, в целях его использования.

Преступления совершены в период с августа 1999 года по 16 февраля 2000 года на территории Смоленской, Тверской, Московской областях и в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Ю., К., К.Г. и Х. вину признали частично, а П.В. и П. - не признали.

В основной и дополнительной кассационных жалобах:

осужденный Ю. указывает, что он преступное сообщество не создавал, нет данных о существовании структурных подразделений, присущих к преступному сообществу. Не знал он и о существовании Х. и П. Поэтому считает, что его вина в совершении этого преступления не доказана и в деле нет никаких доказательств, подтверждающих вывод суда о его виновности в этой части. Не доказана его вина и по ст. ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 3 УК РФ, так как он не знал о наличии оружия у К. и получал ли он деньги за это. Не подделывал он удостоверение и никогда не пытался использовать его. Более того, это удостоверение нельзя считать документом. Считает себя виновным по последнему эпизоду попытки продажи оружия, однако его действия должны быть квалифицированы как покушение на совершение этого преступления. Ссылается на то, что предварительное и судебное следствие проведено односторонне и с обвинительным уклоном, многие доказательства получены с нарушением уголовно-процессуального закона. Просит приговор в части осуждения его по ст. ст. 210 ч. 1, 30 ч. 3 и 222 ч. 3, 327 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить. Его действия со ст. 222 ч. 3 переквалифицировать на ст. ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 3 УК РФ, по которой назначить наказание с учетом того, что он ранее не судим, характеризуется положительно, на его иждивении двое несовершеннолетних детей и отсутствие тяжких последствий по делу;

адвокат Володин, приводя те же доводы, что и сам осужденный Ю., просит приговор суда в части осуждения Ю. по ст. ст. 210 ч. 1, 30 ч. 3 и 222 ч. 3, 327 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить. Переквалифицировать действия Ю. со ст. 222 ч. 3 на ст. 222 ч. 2 УК РФ, по которой назначить более мягкое наказание с учетом всех смягчающих обстоятельств по делу. Одновременно адвокат ссылается на то, что обыск в доме матери Ю. проведен с нарушением УПК РСФСР, в деле отсутствовало постановление о принятии дела к своему производству следователем С.С.;

осужденный К. указывает, что он преступное сообщество не создавал, в нем не участвовал, ни с кем в сговоре не состоял. Вывод суда о его виновности в совершении этого преступления основан лишь на предположениях, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, не проверенных ни следственным путем, ни в судебном заседании, то есть не на достоверных доказательствах. Просит приговор в части осуждения его по ст. 210 ч. 1 УК РФ отменить и дело производством прекратить. В части осуждения его за другие преступления приговор не оспаривает, однако просит смягчить наказание;

адвокат Мезько также просит приговор суда в части осуждения К. по ст. 210 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить, не приводя никаких доводов;

адвокат Соловьев в защиту осужденного К.Г. /жалоба полностью поддержана осужденным/, подробно анализируя доказательства по делу, утверждает, что вывод суда о виновности К.Г. по ст. 210 ч. 1 УК РФ основан лишь на предположениях. По делу не добыто доказательств, подтверждающих, что К.Г. разрабатывал планы создания преступного сообщества, согласовывал свои действия с другими лицами, создавал объединения представителей организованных групп. Указывает, что предварительное и судебное следствие проведено с нарушением ст. 20 УПК РСФСР, все доказательства, положенные в основу приговора получены с нарушением УПК РСФСР и поэтому не могли быть положены в основу приговора. Суд также рассмотрел дело односторонне, не вызвал многих свидетелей и необоснованно огласил их показания, вменил К.Г. действия, которые ему не предъявлялись органами следствия. Считает, что со стороны работников милиции была провокация. При недоказанности вины К.Г. по ст. 210 ч. 1 УК РФ, в его действиях нет и квалифицирующего признака части 3 ст. 222 УК РФ - совершение преступления организованной группой. Из приговора подлежат исключению эпизоды незаконного оборота с оружием от 29.12.99 г. и 12.01.2000 г., а также перевозка и хранение патрона 7,62 мм и 47 патронов калибра 5,6 мм, относящиеся к спортивно-охотничьим. Просит приговор суда отменить. Одновременно указывает на то, что К.Г. назначено суровое наказание. При этом суд не учел, что К.Г. ранее не судим, характеризуется исключительно положительно, имеет государственные награды, на его иждивении находятся несовершеннолетний ребенок и пожилая мать, по делу тяжких последствий не наступило;

осужденный Х. и в его защиту адвокат Январев просят приговор в части осуждения Х. по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить, поскольку осужденный не знал о существовании преступного сообщества, в него не вступал и вина его не доказана. Вывод суда о его виновности основан лишь на предположениях. Не знал Х. и о том, что 16.02.2000 г. К. положил в его машину оружие, что подтвердил в суде осужденный К., а на предварительном следствии его, Х., заставили дать показания в результате физического воздействия. Признает вину только в незаконном хранении 3-х гранат, которые были изъяты у него дома. Просят переквалифицировать действия Х. со ст. 222 ч. 3 на ст. 222 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ, при этом учесть, что он ранее не судим, характеризуется положительно, на его иждивении 2 детей;

осужденный П. указывает, что ни в какое преступное сообщество не вступал и не знал о его существовании, не причастен он и к торговле оружием. В судебном заседании ни другие осужденные, ни свидетели не подтвердили его виновность. Вывод суда о его виновности основан лишь на его показаниях и показаниях других осужденных на предварительном следствии, полученных в результате оказанного на них физического воздействия, а других доказательств не имеется. Просит приговор суда отменить и дело производством прекратить за недоказанностью его вины;

осужденный П.В. и в его защиту адвокат Зендриков указывают, что в ходе следствия было нарушено право на защиту П.В. В нарушение ст. 144 УПК РСФСР обвинение ему по ст. 210 ч. 2 УК РФ предъявлено не конкретно, без указания времени и места совершения преступления, П.В. при выполнении требований ст. 201 УПК РСФСР ознакомился с томами 6 и 7 уголовного дела без участия адвоката, несмотря на его просьбу о совместном ознакомлении с делом. Не разрешены следователем 2 ходатайства обвиняемого. П.В. свою вину в совершенных преступлениях не признал. Вывод суда о его виновности основан лишь на противоречивых показаниях одного свидетеля "А", а также на предположениях, не подтвержденных другими доказательствами по делу. Адвокат просит приговор суда отменить и дело производством прекратить за не доказанностью участия в совершенных преступлениях, а сам осужденный П.В. просит приговор отменить и дело направить на новое расследование.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда в части осуждения Ю., К., К.Г. по ст. 210 ч. 1 УК РФ, а Х., П. и П.В. по ст. 210 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а в остальной части изменению по следующим основаниям.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании осужденные Ю., К., К.Г. вину по ст. 210 ч. 1 УК РФ, а осужденные П., Х. и П.В. по ст. 210 ч. 2 УК РФ не признали. Они показали, что преступное сообщество не создавали, им не руководили и не участвовали в нем.

В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным преступным сообществом /преступной организацией/, если оно совершено сплоченной организованной группой /организацией/, созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным тех же целях.

Преступное сообщество предполагает наличие обязательных признаков - сплоченность и организованность.

По смыслу закона под сплоченностью следует понимать наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое.

О сплоченности может свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества.

Признаки организованности - четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней, жесткой дисциплины и т.д.

Однако таких обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о сплоченности и организованности осужденных, суд по делу не установил и в приговоре не привел.

Выводы суда о создании преступного сообщества с целью организации незаконного приобретения и сбыта огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств являются предположительными, основанными лишь на фактах приобретения, хранения, перевозки и сбыта этих предметов, фактах изъятия такого имущества у некоторых осужденных, большого количества проведенных в этих целях оперативно-розыскных мероприятий, а также показаниях самих осужденных и свидетелей по делу - оперативных работников милиции, внедренных к осужденным.

Так, суд признал, что Ю. в неустановленное время, но не позднее августа 1999 года по месту своего проживания в г. Серпухове совместно со своими знакомыми К. и К.Г. принял решение о создании преступного сообщества для занятия незаконным оборотом оружия.

Однако в деле нет ни одного доказательства, они не приведены и в приговоре, подтверждающие это обстоятельство, хотя бы факт приезда К. из Тверской области в г. Серпухов в это время.

Органы следствия предъявили обвинение К.Г. в том, что он не позднее сентября 1999 года в г. Серпухове создал структурное подразделение преступного сообщества, куда вовлек П.В., С. и Р. При этом в обязанности П.В. входило хранение и перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов.

Между тем суд в отношении С. и Р. по ст. 210 ч. 2 УК РФ постановил оправдательный приговор за не доказанностью их участия в совершении этого преступления.

Хотя суд не установил ни одного эпизода хранения П.В. оружия и боеприпасов, что входило в его обязанности, по мнению органов следствия и суда, признав доказанным лишь один эпизод перевозки и сбыта оружия, в то же время, при наличии тех же доказательств, что и в отношении С. и Р., признал доказанным вину П.В. в участии в преступном сообществе.

Согласно приговору К. в неустановленное время, но не позднее сентября 1999 года по месту своего проживания в г. Зубцове Тверской области привлек к участию в преступном сообществе в качестве членов самостоятельного структурного подразделения жителей Смоленской области Х. и П.

В то же время в деле нет ни одного доказательства, они не приведены и в приговоре, подтверждающие такой вывод суда. Никто из осужденных не показал, что они в августе или в сентябре 1999 года встречались в г. Зубцове Тверской области, и договорились о создании структурного подразделения преступного сообщества.

Более того, сам суд признал установленным, что первая сделка по незаконному обороту с оружием при участии К., Х. и П. состоялась лишь 9 декабря 1999 года.

Таким образом, установленные судом фактические обстоятельства совершенных преступлений свидетельствуют лишь о предварительном сговоре осужденных, а не о преступном сообществе или организованной группе.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым приговор в части осуждения Ю., К., К.Г. по ст. 210 ч. 1 УК РФ, а П.В., Х. и П. по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить за недоказанностью их участия в совершении этих преступлений.

Вывод суда о виновности Ю., К., К.Г., Х., П. в незаконном приобретении, хранении, ношении, передаче, перевозке и сбыте огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, группой лиц по предварительному сговору и неоднократно, П.В. в незаконной перевозке и сбыте этого имущества группой лиц по предварительному сговору, Ю., К., К.Г. и в покушении на незаконный сбыт оружия, боеприпасов и взрывного устройства основан на показаниях самих осужденных, свидетелей, протоколах обыска и изъятия, заключениях судебно-баллистических экспертиз, всесторонне исследованных в судебном заседании, полно и правильно изложенных в приговоре.

Что же касается доводов жалоб в отношении Ю. и К.Г. о том, что они незаконно осуждены за покушение на сбыт оружия, боеприпасов и взрывного устройства 29 декабря 1999 года, то их нельзя признать убедительными. Вина Ю. и К.Г. в совершении этого преступления полностью установлена показаниями осужденного К., свидетелей "А" и "Б" о том, что по договоренности между собой они встретились на территории базы "Спецстрой", куда осужденные привезли 2 пистолета и взрывное устройство. Однако взрыв малого заряда "пластита" не произошел, поэтому свидетели отказались от покупки пистолетов.

Нельзя также согласиться с доводами жалоб об исключении из приговора в отношении К.Г. эпизода незаконного оборота с оружием от 12 января 2000 г., а также перевозку и хранение патрона 7.62 мм и 47 патронов калибра 5.6 мм.

Вина К.Г. в совершении этих преступлений полностью установлена показаниями осужденных Ю., К., свидетелей "А" и "Б", подробно изложенными в приговоре, а также протоколом изъятия боеприпасов в квартире К.Г., а также заключением судебно-баллистической экспертизы.

Вместе с тем, из приговора в отношении К.Г. подлежит исключению указание о незаконном хранении "3 накладок на рукоятки к пистолетам конструкции Токарева иностранного производства", так как такое обвинение ему не предъявлялось.

Доводы осужденного П. о том, что он вообще не причастен к торговле оружием, а доводы Х. о том, что 16 февраля 2000 г. он не знал о том, что К. положил в его машину оружие, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре подробных доказательств, которые соответствуют фактическим материалам дела.

Вина Ю. в подделке удостоверения внештатного сотрудника милиции в целях его использования полностью установлена протоколом изъятия и осмотра у него такого удостоверения, справкой о том, что такое удостоверение ему не выдавалось, а также заключением криминалистической экспертизы.

При таких обстоятельствах с доводами жалоб о незаконном осуждении Ю. по ст. 327 ч. 1 УК РФ согласиться нельзя.

Материалы дела, как в стадии следствия, так и в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. Поэтому с доводами некоторых жалоб об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение или на новое расследование согласиться нельзя. Вопреки утверждениям в жалобах в основу приговора в части признания виновными осужденных по ст. 222 УК РФ положены только те доказательства, которые получены с соблюдением уголовно-процессуального закона. Данные, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, проверены и исследованы как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании. Судом также проверены доводы о применении к осужденным физического и психического воздействия в ходе следствия. Они обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре подробных мотивов, с которыми следует согласиться.

Поскольку по делу не установлено, что преступления осужденными совершены организованной группой или в составе преступного сообщества, то действия всех осужденных следует переквалифицировать со ст. 222 ч. 3 на ст. 222 ч. 2 УК РФ, а действия осужденных Ю., К. и К.Г. со ст. ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 3 на ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 2 УК РФ.

Наказание осужденным следует назначить в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, а П.В. с учетом положений п. 2 ст. 68 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 2 августа 2001 года в части осуждения Ю., К., К.Г. по ст. 210 ч. 1 УК РФ, П.В., Х., П. по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить за недоказанностью их участия в совершении преступления.

Исключить из приговора в отношении К.Г. указание о незаконном приобретении им не позднее 16 февраля 2000 г. "3 накладок на рукоятки к пистолетам конструкции Токарева иностранного производства".

Переквалифицировать их действия со ст. 222 ч. 3 на ст. 222 ч. 2 УК РФ, по которой назначить наказание: Ю., К.Г., К., П.В. в виде 4 лет лишения свободы каждому, а П. и Х. по 3 года 6 месяцев лишения свободы каждому.

Переквалифицировать действия Ю., К.Г. и К. со ст. ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 3 на ст. 30 ч. 3 и 222 ч. 2 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 3-х лет лишения свободы каждому.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание назначить: Ю. по ст. ст. 222 ч. 2, 30 ч. 3 и 222 ч. 2, 327 ч. 1 УК РФ в виде 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

К.Г. и К. по ст. ст. 222 ч. 2, 30 ч. 3 и 222 ч. 2 УК РФ в виде 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима каждому.

Отбывание наказания в виде лишения свободы П. и Х. назначить в исправительной колонии общего режима, а П.В. - в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"