||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 1997 года

 

(извлечение)

 

Сунженским районным судом Республики Ингушетия 5 мая 1997 г. М. осужден по ч. 1 ст. 303 УК РФ.

М. - начальник расчетно-кассового центра (РКЦ) ст. Орджоникидзевской признан виновным в совершении фальсификации доказательств по гражданскому делу, находившемуся в производстве Сунженского районного суда, по иску Б. и других к РКЦ о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. В целях "выиграть дело" он изготовил и представил в суд через своего представителя - юриста А. сфальсифицированные им документы: ксерокопии четырех фиктивных писем от 15 июля 1994 г. Решением суда 19 марта 1996 г. в иске было отказано по мотивам пропуска без уважительных причин срока обращения в суд с иском.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Ингушетия приговор отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения в связи с нарушением требований ст. ст. 351, 352 УПК РСФСР. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 декабря 1997 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Отменяя приговор суда и направляя дело на новое судебное рассмотрение, кассационная инстанция сослалась на то, что М. не субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, так как в судебном заседании по гражданскому делу, в котором суду были представлены в качестве доказательств подложные документы, он не выступал в качестве представителя стороны процесса (ответчика).

Однако установленные по делу и исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства дают основания признать, что, отменяя приговор в отношении М., кассационная инстанция нарушила положения ст. ст. 351 и 352 УПК РСФСР, предусматривающие требования к содержанию кассационного определения и обязательность указаний кассационной инстанции.

Суд первой инстанции признал установленным факт изготовления и представления М. в суд через своего представителя - юриста А. сфальсифицированных им документов. Это обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения дела, признано судом как доказательство, подтверждающее вину М., поскольку изготовленные им фиктивные документы были переданы в суд.

Однако данный вывод районного суда в нарушение установленного законом порядка оставлен судом кассационной инстанции без соответствующей оценки, что повлияло на принятое судебной коллегией решение.

Судом второй инстанции допущены также нарушения требований ст. 352 УПК РСФСР, согласно которой при отмене судебного решения суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, не вправе предрешать вопрос о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства и о преимуществах одних доказательств перед другими, о применении судом первой инстанции того или иного уголовного закона и о мере наказания.

Вопреки этому в кассационном определении записано, что М. не является субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, и в его действиях отсутствует состав данного преступления.

Таким образом, в данном случае кассационная инстанция превысила предоставленные ей полномочия, предусмотренные ст. 352 УПК РСФСР.

При таких обстоятельствах определение кассационной инстанции подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"