||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2001 г. N 5-о01-204

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Галиуллина З.Ф.;

судей - Ламинцевой С.А. и Колышницына А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 19 декабря 2001 г. дело по кассационным жалобам адвокатов Вербицкого И.В., Ефимова А.В., Абрамяна С.А., Тюрина Ю.М., осужденных М., Г., А., З., Н., Ф., М.Г. на приговор Московского городского суда от 27 апреля 2001 года, по которому

М., <...>, неработающий, несудимый, -

осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 7 (семь) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 317 УК РФ - на 20 (двадцать) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено лишение свободы на 25 (двадцать пять) лет, десять из которых - в тюрьме, а остальной части срока - в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Г., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 9 (девять) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 9 (девять) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено лишение свободы на 10 (десять) лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

А., <...>, неработающий, несудимый, -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 (восемь) лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ - на 8 (восемь) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено наказание в виде лишения свободы на 9 (девять) лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

По ст. 317 УК РФ А. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Н., <...>, неработающий, несудимый, -

осужден по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к лишению свободы на 6 (шесть) лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

М.Г., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к лишению свободы на 6 (шесть) лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 209 ч. 2 УК РФ Н. и М.Г. оправданы за недоказанностью их участия в совершении преступления.

З., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5, 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к лишению свободы на 6 (шесть) лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Ф., <...>, несудимый,-

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5, 161 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к лишению свободы на 6 (шесть) лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 209 ч. 2 УК РФ З. и Ф. оправданы за недоказанностью их участия в совершении преступления.

Постановлено взыскать: с М. и Г. - солидарно в пользу Б. 499897 рублей; с Н. - в пользу К. 100000 рублей; с М., Г., С., Н.Д. - солидарно в пользу Р. 2000 рублей; с М., Г., Н., С., М.Г., Н. - с каждого по одной тысяче рублей в пользу Ч.; с М. - в пользу потерпевшей Н.В. 500000 рублей; в пользу потерпевшей Ш. 100000 рублей; в пользу потерпевшей Х. 100000 рублей; в пользу потерпевшей Я. 120000 рублей.

Приговор в отношении Н.Д. и С., осужденных настоящим приговором, не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения осужденного Г., адвокатов Ефимова А.В., Тюрина Ю.М., Вербицкого И.В. по доводам их жалоб, объяснения адвоката Слесарева по доводам жалобы, заключение прокурора Лушпа Н.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, руководстве такой группой (бандой), участии в ней и в совершаемых ею нападениях; в совершении разбойного нападения неоднократно с незаконным проникновением в помещение и иное хранилище, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупных размерах; в приготовлении к разбою неоднократно, с незаконным проникновением в помещение и иное хранилище, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупных размерах; в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Г., А. признаны виновными в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях.

Г., А. также признаны виновными в совершении разбойного нападения с незаконным проникновением в помещение и иное хранилище, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупных размерах, а Г. - неоднократно.

Н., М.Г. признаны виновными в совершении грабежа с незаконным проникновением в помещение и иное хранилище, организованной группой, а Н., кроме того, неоднократно.

З., Ф. признаны виновными в совершении покушения на грабеж в форме пособничества.

Преступления совершены в 1997 году в г. Москве.

В судебном заседании Г., М. виновными себя признали частично, А., Н., М.Г., З., Ф. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах

просят:

адвокат Вербицкий И.В., в защиту М., - приговор отменить и дело прекратить за недоказанностью участия М. в совершении преступлений. Альтернативно адвокат ставит вопрос о направлении дела на новое судебное рассмотрение. По мнению адвоката предварительное и судебное следствие по делу проведены односторонне, с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР; доказательства, представленные органами следствия, не подтверждают, а, напротив, опровергают факт причастности М. к совершению преступлений; предварительное и судебное следствие по делу проведены с грубым нарушением требований уголовно-процессуального закона. Далее адвокат указывает о том, что М. в своих первоначальных показаниях на предварительном следствии признал факт совершения им преступлений вследствие применения к нему незаконного воздействия со стороны работников правоохранительных органов, причем, эти показания, по мнению адвоката, получены и оформлены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, с нарушением права М. на защиту. В связи с этим адвокат считает, что заявления М. от 16.08.97 г. (т. 5 л.д. 112 - 119), от 17.08.97 г. (т. 5 л.д. 123 - 126), от 18.08.97 г. (т. 5 л.д. 127 - 129), протоколы дополнительных допросов М. от 25.08.97 г. (т. 5 л.д. 144 - 151) и от 08.09.97 г. (т. 5 л.д. 165 - 169), а также протоколы следственных экспериментов от 28.08.97 г. (т. 5 л.д. 153 - 159) и 29.08.97 г. (т. 5 л.д. 160 - 164) надлежит исключить из числа доказательств как полученные с нарушением закона. По мнению адвоката свидетели по делу допрошены поверхностно, противоречия, имеющиеся в доказательствах, не устранены. Адвокат считает, что вывод суда о наличии банды не нашел своего подтверждения в материалах дела, признаки банды не доказаны. Ссылаясь на недоказанность вины М., адвокат просит снять арест, наложенный на автомобиль "Мерседес-320", выдать этот автомобиль его законному владельцу Ч.М.;

осужденный М. - об отмене приговора в связи с его необоснованностью;

адвокат Ефимов А.В., в защиту Г., - отменить приговор в части осуждения Г. по ст. 209 ч. 2 УК РФ и дело в этой части прекратить. Адвокат считает, что в действиях Г. отсутствует состав этого преступления. По мнению адвоката применительно к Г. отсутствуют признаки устойчивости и осведомленности, присущие составу бандитизма. Адвокат ссылается на то, что роль Г. была незначительна, сам Г. мог не знать о том, каким образом происходила нейтрализация сотрудников фирм, на которые совершались нападения. Кроме того, адвокат просит о смягчении наказания Г. - о назначении его с применением ст. 64 УК РФ, при этом адвокат ссылается на состояние здоровья и преклонный возраст родителей Г., на положительные данные о личности Г.;

осужденный Г. (в основной и дополнительных жалобах) - разобраться в правильности его осуждения и смягчить ему наказание. Он указывает о том, что материалы дела фальсифицированы, что обстоятельства дела исследованы поверхностно, что его действиям дана неправильная оценка, что его роль по делу усугублена; что на предварительном следствии к нему применялось незаконное психическое и физическое воздействие в целях получения от него нужных следствию показаний; что в проведении в отношении него соответствующего медицинского обследования необоснованно отказано; что по делу нарушалось его право на защиту; оспаривает доказанность банды;

осужденный А. - о смягчении ему наказания - об ограничении его фактически отбытым сроком, при этом он ссылается на то, что имеет на иждивении малолетнего ребенка, что его жена больна сахарным диабетом, что он сам имеет заболевания, что он длительное время содержится в условиях следственного изолятора. Кроме того, А. указывает о том, что выводы суда основаны на противоречивых доказательствах, часть из которых получена с нарушением требований уголовно-процессуального закона. В частности, он считает, что из числа доказательств надлежит исключить заявление М. от 16.08.1997 г. (т. 15 л.д. 112 - 119), а также ксерокопии протоколов следственных действий. Далее А. указывает о том, что он фактически был задержан 14 августа 1997 г., а судья необоснованно исчислил срок его наказания с 30.08.1997 г. Указывает он и о том, что по делу не доказано наличие банды; в дополнительной жалобе ставит вопрос о прекращении дела за отсутствием состава преступления;

осужденный З. - о смягчении ему наказания - о назначении его с применением ст. 64 УК РФ, при этом он ссылается на положительные данные о своей личности, на то, что ранее не совершал правонарушений, на тяжелое стечение семейных обстоятельств, на наличие у него серьезного соматического заболевания. Считает, что суд необоснованно применил к нему наказание в виде конфискации имущества. Одновременно З. указывает о том, что в деле нет доказательств того, что он причастен к организованной группе; что по делу не доказано наличие у него умысла на завладение имуществом в крупном размере. Ссылается на то, что он не совершал активных действий при совершении преступлений, что суд не учел всех смягчающих обстоятельств по делу;

адвокат Абрамян С.А., в защиту З., - приговор отменить как необоснованный;

осужденный Н. - об отмене приговора и прекращении производства по делу за недоказанностью его вины. Он указывает о том, что в деле отсутствуют доказательства его вины, что в своих первоначальных показаниях он оговорил себя вследствие применения к нему незаконного воздействия со стороны следственных работников; что М., Н.Д., М.Г., Г. в судебном заседании отказались от своих первоначальных показаний по делу, указав, что дали их также вследствие применения к ним незаконного воздействия со стороны сотрудников милиции. Указывает, что на предварительном следствии нарушалось его право на защиту, так как он не был своевременно обеспечен адвокатом после задержания;

осужденный Ф. - не оспаривая доказанности его вины и правильности квалификации его действий, просит смягчить ему наказание и назначить его с применением ст. 64 УК РФ, изменить ему режим содержания со строгого на общий. Ссылается на тяжелое семейное положение, на состояние своего здоровья; на то, что его действиями не причинен ущерб потерпевшим;

осужденный М.Г. - о смягчении ему наказания - с применением ст. 64 УК РФ он просит ограничить его фактически отбытым сроком. Ссылается на положительные данные о своей личности; на то, что на его иждивении престарелая мать, инвалид 2 группы; на то, что он длительное время содержится в условиях следственного изолятора. Одновременно указывает о том, что в деле нет достаточных доказательств самого факта преступления, за совершение которого он осужден;

адвокат Тюрин Ю.М., в защиту М.Г. - применив ст. 64 УК РФ, избрать в отношении М.Г. более мягкий вид наказания. Адвокат ссылается на положительные данные о личности М.Г.; на то, что он длительное время содержится в условиях следственного изолятора; на то, что М.Г. имеет на иждивении престарелую мать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор обоснованным.

Вывод суда о виновности М., Г., А., Н., М.Г., З., Ф. в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина М. и Г. по эпизоду от 24 января 1997 г. (нападение на АОЗТ "Форпост") подтверждается показаниями самого М. на предварительном следствии (т. 5 л.д. 144 - 151) из которых усматривается, что 24.01.97 г. он и другие лица, в том числе Г., совершили нападение на фирму "Форпост", расположенную на ул. Заморенова, при этом лица, участвовавшие в нападении, были вооружены пистолетами "ТТ" и "ПСМ" с глушителем. Он, М., и другие лица, участвовавшие в нападении, вошли в подвал фирмы, под пистолетами согнали всех сотрудников фирмы в одно место, обыскав их.

Из помещения фирмы они похитили телефонные аппараты "Панасоник" и сейф с деньгами в сумме около 70 млн. рублей. Эти деньги они поделили между собой, телефонные аппараты реализовали.

Г. на предварительном следствии подтвердил, что он, М. и трое других лиц совершили нападение на указанную фирму, при этом каждый из них выполнял отведенную им роль. Уложив сотрудников фирмы, они похитили имущество фирмы. Для себя лично он, Г., получил из похищенного пять телефонов, которые при задержании были изъяты сотрудниками милиции (т. 4 л.д. 10 - 14).

Н. на предварительном следствии показал, что в помещение указанной фирмы не заходил, но находился в своей автомашине рядом, видел, что из помещения этой фирмы выгружалось в грузовую машину какое-то имущество (т. 7 л.д. 194 - 198, 201 - 205, 226 - 229, 290 - 293).

Эти показания М. и Н. подтверждали на предварительном следствии при проведении следственных экспериментов (т. 5 л.д. 153 - 159, т. 7 л.д. 206 - 211).

Приведенные показания М., Г. и Н. на предварительном следствии признаны судом достоверными, поскольку получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются другими материалами дела, в частности, показаниями потерпевших Б., С.А., В., М.Н., Л., З.Е., С.Н., показаниями свидетелей М.В., Е., Н.З., К.Л.; справкой с перечнем имущества, похищенного из указанной фирмы 24.01.97 г., согласно которой стоимость этого имущества составила 437.932.000 рублей (т. 10 л.д. 51).

Совокупность этих и других доказательств, полно изложенных в приговоре, опровергает доводы жалоб осужденных М. и Г., а также адвокатов Вербицкого И.В. и Ефимова А.В. о недоказанности вины М. и Г. по этому эпизоду обвинения.

Вина М., Г., а также Н. по эпизоду от 7 мая 1999 г. (АОЗТ ТД "Эстрин") подтверждается показаниями самих осужденных на предварительном следствии.

Так, М. показал, что его знакомый по имени Валерий предложил совершить разбойное нападение на фирму "Эстрин", торгующую парфюмерией. В день нападения в квартире Г. собрались он, М., Г., С., Н.Д., Валерий и еще двое ребят, распределили роль каждого при нападении. Примерно к 15 часам 7 мая 1997 г. подъехали к дому, в подвале которого находилась эта фирма. Возле фирмы стоял автомобиль "КАМАЗ", в котором сидели двое мужчин. "КАМАЗ" мешал, тогда под угрозой обоих мужчин завели в подвал, где их и других сотрудников фирмы обыскали, а затем заперли в туалете. У одного из сотрудников нашли документы от автомашины и ключи от нее. Эта машина стояла возле фирмы, на ней уехал Н., получив ключи и документы на нее. Из помещения фирмы похитили коробки с шампунями, лаками и другими парфюмерными изделиями, а также сейф, в котором оказалось около 1 млн. рублей. Все это они вывезли к месту разгрузки на автомашине "УАЗ". Деньги раздели пополам, парфюмерию реализовали, а вырученные деньги также поделили (т. 5 л.д. 144 - 151).

Эти же обстоятельства М. подтвердил при проведении следственного эксперимента с его участием (т. 5 л.д. 153 - 159).

Из показаний Г. усматривается, что в помещении указанной фирмы взяли сейф, косметику, парфюмерию. При нападении М. был вооружен пистолетом "ПМ". При совершении этого нападения каждый выполнял отведенную ему роль. Н. похитил от здания фирмы автомашину ВАЗ-21099 (т. 4 л.д. 5 - 6, 10 - 14, 33 - 34).

Н.Д. подтвердил факт совершения нападения на указанную фирму. Как он пояснил, М. собрал всех участников этого нападения у Г. и рассказал, кому и что делать на месте. Ему, Н.Д., а также С. и Г. отводилась роль грузчиков, а М. и другие лица должны были нейтрализовать сотрудников. При этом нападении у М.Р. и еще у двоих лиц были пистолеты (т. 4 л.д. 241 - 243, 245 - 247).

С. на предварительном следствии подтвердил эти обстоятельства, (т. 5 л.д. 38 - 39, 40 - 43).

Н. показал, что в начале мая 1997 г. он на автомашине подвозил К.В. к помещению фирмы "Эстрин". По поведению К.В. и других прибывших туда лиц он понял, что готовится нападение. Сам он в помещение фирмы не заходил, но видел, как из помещения фирмы другие участники нападения выносили и грузили в автомашины "УАЗ" коробки с парфюмерией. Около входа в подвальное помещение стояла автомашина ВАЗ-21099. К.В. передал ему ключи и документы от этой машины, и он, Н., отогнал ее в г. Обнинск и поставил там на автостоянке. Понимал, что совершил хищение чужой автомашины (т. 5 л.д. 76 - 78).

Эти обстоятельства Н. подтвердил в ходе следственного эксперимента (т. 7 л.д. 206 - 211).

Приведенные показания осужденных оценивались судом в совокупности с другими материалами дела и признаны достоверными, поскольку согласуются между собой, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются показаниями потерпевших К.И., К., Г.А., Р.Е., Г.Л., Б.И., Р., показаниями свидетелей Г.М., К.Л., С.М., Н.З., Р.З., М.Ж., В.О., Г.Н., В.В., Е.Ю., протоколами обыска, протоколами выдачи, протоколами опознания и другими доказательствами, на которые суд сослался в приговоре.

С. по существу подтвердил свои показания по обстоятельствам нападения на фирму "Эстрин" и в судебном заседании.

Совокупность доказательств, изложенных в приговоре, опровергает доводы жалоб осужденных М., Г. и их адвокатов Вербицкого и Ефимова, а также осужденного Н. о недоказанности их вины по этому эпизоду.

Согласно имеющейся в деле справке стоимость похищенного имущества по этому эпизоду составляет 156.535.000 рублей (т. 11 л.д. 53 - 54).

Вина М., Н., Г., М.Г. по эпизоду от 28 мая 1997 года (магазин ООО "Социальный проект" подтверждается показаниями М. на предварительном следствии, из которых следует, что в середине мая 1997 г. он приехал к Г., у которого были Н. и С. Они жаловались, что им не на что жить, а он посоветовал им искать подходящий объект - магазин или склад, который можно ограбить. То же самое он попросил сделать своего друга М.Г. Эти ребята почти одновременно нашли магазин на Дербеневской набережной, торгующий икрой. Он вместе с Н.Д. и М.Г. ездил в магазин, осматривался в нем и наблюдал за персоналом. Напасть на магазин решили в конце мая 1997 г. Перед нападением группа собралась в квартире Г. Там были Н.Д., С., а также он, Г., М.Г. Они еще раз уточнили роль каждого. Когда вошли в магазин, он, М., наставил пистолет "ТТ" на женщину, а другой участник нападения, передернув затвор пистолета "ПСМ", приказал остальным работникам магазина лечь на пол. Всех работников они закрыли в комнате под лестницей. Все участники нападения стали выносить из магазина ящики с икрой и другими консервами. Все это они загружали в заранее приготовленную автомашину УАЗ. Затем они стали загружать автомашину "Волга-универсал", которую по предварительной договоренности подогнал Ф. Помимо икры и консервов в том же магазине была похищена денежная сумма в размере 30 - 35 млн. рублей. После нападения все они собрались в квартире Г., где он, М., разделил деньги поровну между всеми участниками нападения (т. 5 л.д. 144 - 151).

Эти же обстоятельства М. подтвердил при проведении следственного эксперимента с его участием, (т. 5 л.д. 153 - 159).

Г., Н.Д., С. подтвердили на предварительном следствии обстоятельства дела, как о них показал М. (т.т. 4, 5).

Из материалов дела следует, что на момент задержания Г. следствию не было известно о совершении им и другими лицами разбойных нападений на АОЗТ "Форпост", ТД "Эстрин", ОО "Соцпроект", поскольку Г. был задержан в связи с совершением другого разбойного нападения. Именно в связи с проверкой показаний Г. и некоторых других лиц органами следствия стало известно об указанных преступлениях.

М.Г. на предварительном следствии подтвердил свое участие в совершении хищения из помещения ООО "Социальный проект", пояснив о том, что он не знал того, что нападение будет вооруженным. Указывал, что при совершении преступления выполнял отведенную ему роль.

Н. на предварительном следствии показал, что в конце мая 1997 года он присутствовал при разговоре М. и К.В., во время которого обсуждался план нападения на магазин "консервы". Примерно дней за пять до нападения он, Н., возил М. и К.В. к такому магазину, но там не оказалось нужной красной икры. В конце мая 1997 г. он, Н., повез К.В. и М. к магазину на Дербеневской набережной. Другие участники нападения, подъехавшие к магазину на других автомашинах, по 2 - 3 человека разошлись вокруг здания магазина. В какой-то момент в магазин вошли К.В., М. и еще кто-то. Через какой-то промежуток времени к входным дверям магазина задним ходом подъехала автомашина УАЗ и туда стали загружать коробки. Когда эта автомашина отъехала, на ее место встала автомашина "Волга-универсал", в которую также загрузили коробки с икрой и другими консервами. Потом вновь загрузили автомашину "УАЗ", которая возвращалась. После отъезда груженого "УАЗа", которая возвращалась. После отъезда груженого "УАЗа" он, Н., остался ждать М. Выйдя из магазина, М. сел к нему в автомашину и они уехали к тому же дому, откуда уезжали на нападение. При этом нападении он, Н., помогал грузить ящики с икрой в автомашину "УАЗ", когда она приехала второй раз, он загрузил в автомашину около 10 коробок с консервными банками. После нападения все участники нападения собрались на квартире, где М. разделил деньги; ему, Н., М. дал 3 - 4 млн. рублей (т. 7).

Эти обстоятельства Н. подтвердил при проведении с ним следственного эксперимента на предварительном следствии (т. 7 л.д. 206 - 211).

Приведенные показания М., Н., Г., М.Г., данные ими на предварительном следствии, положены судом в основу приговора, поскольку получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются другими материалами дела, в частности, показаниями потерпевших Ч., Ч.В., Ч.Д., Щ., М.П., К.Х.; протоколом осмотра места происшествия; вещественными доказательствами.

Справки и акты инвентаризации, имеющиеся в деле, свидетельствуют о том, что в магазине ООО "Социальный проект" похищено имущество и деньги на общую сумму 311 млн. 982 тысячи неденоминированных рублей (т. 9).

Приведенные выше и иные доказательства, полно изложенные в приговоре, опровергают доводы жалоб осужденных М., Г., Н. и адвокатов Вербицкого и Ефимова о недоказанности вины М., Г., Н. по этому эпизоду обвинения и доводы жалобы осужденного М.Г. о недоказанности самого факта разбойного нападения на ООО "Социальный проект".

Вина М. по эпизоду совершения приготовления к разбойному нападению на ЗАО "Интек-21" подтверждается показаниями самого М. на предварительном следствии, в которых он по существу подтвердил фактические обстоятельства этого преступления, как они изложены в описательной части приговора.

Показания М. об этом согласуются с показаниями свидетеля К.К., с данными протокола осмотра места происшествия; с выводами экспертов-баллистов и другими доказательствами, на которые суд сослался в приговоре.

Совокупность этих доказательств опровергает доводы жалоб М. и адвоката Вербицкого о невиновности М.

Вина М., А., З., Ф. по эпизоду от 31 июля 1997 г. (ТОО "Орбитал ЛТД") подтверждается показаниями М. на предварительном следствии, из которых следует, что 29 июля 1997 г. З. и Ф. "скинули" ему информацию на пейджер, сообщив, что "есть дело". Встретившись, он, его знакомые А., В.К., М.Р. и Д., у двух последних были пистолеты "ТТ" и "ПСМ", решили совершить разбойное нападение на фирму, расположенную на ул. Гончарная, 38. З. и Ф. рассказали им об особенностях расположения и охраны этой фирмы. Разработали план преступления, распределили роли. Ф. и З. должны были обеспечить транспорт для перевозки похищенного. Нападение на эту фирму осуществили 31.07.97 г. В.К. и А. зашли в подвал фирмы, кому-то из них Д. передал пакет с пистолетом "ПСМ". Он, М., Д. и М.Р. пошли сзади и должны были войти вслед за ними. Он, М., или М.Р. позвонили в дверь, которую приоткрыл молодой парень. Он, М. и М.Р. рванули дверь, сбив этого парня с ног. М.Р. тут же приставил к голове парня пистолет, сказав, чтобы тот лежал тихо. В это время А. и В.К. напали на других работников склада и уложили их на пол. Затем они вскрыли склад и стали выносить оттуда коробки с имуществом. За входной дверью послышалась возня и в глазок двери он увидел работников милиции. Запасного выхода не нашли. Решили прикрыться работниками фирмы и скрыться. Каждый взял по одному сотруднику. Когда подошли к двери, пистолет "ТТ" был у М.Р. Этот пистолет М.Р. передал ему, М., и он привел его в боевое положение. Когда Д. открыл дверь, они увидели трех работников милиции. Первый милиционер стоял прямо у входной двери; второй справа от него; третий - чуть выше по лестнице. Он, М., первым выстрелил в работника милиции, который стоял ближе всех к двери и попал тому в голову. Д. стал стрелять в сторону второго работника милиции, который стоял справа, а он, М., сделал несколько выстрелов в сторону третьего работника милиции, который стоял выше. В их сторону пошел шквал выстрелов. Через некоторое время выстрелы затихли и они выскочили на лестницу, где лежал убитый милиционер. Он, М., взял автомат, лежащий рядом с милиционером, а пистолет "ТТ" передал М.Р., в пистолете еще были патроны. Они навалились на входную дверь, а когда она чуть приоткрылась, он, М., увидел на улице милицейскую машину, а в ней - работников милиции. Он сделал по машине 2 или 3 очереди и увидел, что разбились стекла. В это время раздалась очередь из автомата и он, М., получил ранение в руку. Он тут же выстрелил через дверь и дверь распахнулась. Они стали убегать, при этом он стрелял из автомата, не давая работникам милиции подняться. Д. был ранен в спину. Когда он пробегал мимо угла дома, то увидел лежащего на земле милиционера, не подававшего признаков жизни, дальше возле угла здания он увидел лежащего М.Р. и стоящего над ним работника милиции с пистолетом. Он, М., выстрелил в этого работника милиции, заметив, что милиционер завалился набок. Он, М., побежал в сторону, остальные также разбежались. Убегая, он взял пистолет у лежащего милиционера, но затем бросил его. Впоследствии вместе с В.К. и А. уехал в г. Харьков (т. 5 л.д. 134 - 138, 165 - 169).

Эти же обстоятельства М. подтвердил в ходе следственного эксперимента на предварительном следствии (т. 5, л.д. 141 - 143).

А. на предварительном следствии дал показания, совпадающие с показаниями М. по этому эпизоду обвинения.

Приведенные показания А. и М., данные ими на предварительном следствии, признаны судом соответствующими действительности, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и согласуются с данными протоколов осмотра места происшествия; с показаниями потерпевших К.А., Щ.А., М.К., Д.В., Я., Н.Е., М.Д., П., З.А.; с показаниями свидетелей Р.С., С.П., С.В., К.Ц., К.В., К.Л., П.Н., Н.Л.

По заключению экспертов-медиков смерть работника милиции Х.А., участвовавшего в задержании лиц, напавших на ТОО "Орбита ЛТД", наступила от разрушения головного мозга вследствие огнестрельного ранения головы.

Смерть работника милиции Н.Ю. наступила от огнестрельных ранений левой позвоночной и внутренней сонной артерии и левой внутренней яремной вены, осложнившихся острым кровотечением.

Смерть работника милиции Ш.Ю. наступила от огнестрельного сквозного пулевого ранения головы с повреждением оболочек и вещества головного мозга.

Работнику милиции Я. причинены следующие телесные повреждения: огнестрельное ранение правой половины лица, сквозное огнестрельное ранение левой половины грудной клетки, причинившие тяжкий вред здоровью, а также множественные огнестрельные непроникающие ранения грудной клетки, шеи, правого плеча, правого предплечья и кисти, которые причинили легкий вред здоровью (т. 8 л.д. 51 - 55).

Эти выводы экспертов не вызвали сомнений у суда.

Из заключения экспертов следует, что представленные на экспертизу показания М., приведенные выше, в основном не противоречат данным, установленным при экспертизе повреждений у Н.Д., Я., Х.А., Ш.Ю. в части применявшихся видов оружия, количества выстрелов, их направления, за исключением отсутствия в показаниях сведений о выстреле в правое бедро Н.Ю. из другого пистолета, данных о способе причинения ран Х.А. (т. 8 л.д. 57 - 83).

По заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы расположение и направление ран у потерпевшего Н.Ю. исключает возможности их причинения в конкретных условиях лицами, находившимися сзади от него или выстрелами после его падения на пол площадки. Все ранения Я. причинены выстрелами из автоматического оружия через препятствие; количество выстрелов соответствует данным о стрельбе по автомашинам из автоматов: данных о применении другого оружия не установлено. Направление выстрелов в Х.А. было спереди назад и несколько снизу вверх по отношению к его телу. Повреждение в области головы Ш.Ю. причинено выстрелом из автоматического оружия.

Эти выводы экспертов признаны судом обоснованными.

С выводами эксперта-баллиста С.О. суд не согласился и мотивировал свое несогласие в этой части.

Оценив приведенные выше и иные изложенные в приговоре доказательства в их совокупности, суд сделал правильный вывод о том, что нападение на сотрудников ТОО "Орбитал ЛТД" совершили пять лиц, среди которых были М. и А.

При совершении нападения М. и два других лица оказали вооруженное сопротивление работникам милиции с целью избежать задержания и скрыться с места совершения преступления, при этом от выстрелов М. работник милиции Н.Ю. получил огнестрельное слепое ранение лица, шеи и левого надплечья, от которого скончался на месте. Эти выстрелы М. произвел из пистолета ТТ. Смертельно ранив Н.Ю., М. завладел его табельным оружием - автоматом АКМ-74, из которого произвел выстрелы в сторону работников милиции и ранил Я., после чего, сознавая, что входную дверь удерживает сотрудник милиции, с целью убийства последнего произвел несколько выстрелов через дверь, причинив Ш.Ю. смертельное сквозное огнестрельное ранение головы. Х.А. первым выстрелами М. причинил ранение.

Совокупность доказательств, на которые суд сослался по этому эпизоду обвинения, опровергает доводы жалобы осужденного А. о том, что он необоснованно осужден за совершение разбойного нападения на указанную фирму, а также доводы жалоб осужденного М. и адвоката Вербицкого о том, что М. не являлся участником разбойного нападения и не стрелял в работников милиции.

Вина З. и Ф. по этому эпизоду обвинения, как указано выше, подтверждается показаниями М. на предварительном следствии, согласующимися с другими материалами дела. Из этих доказательств усматривается, что по этому эпизоду З. и Ф. подыскали объект нападения, предоставили информацию о нем, принимали меры к поиску транспортных средств и заранее обещали скрыть предметы, добытые преступным путем.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре. Алиби осужденных проверены.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям М., Г., А., З., Н., Ф., М.Г. дана правильная юридическая оценка.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб М. и адвоката Вербицкого, а также с доводами жалоб Г. и адвоката Ефимова, с доводами жалобы А. о необоснованном осуждении М. по ст. 209 ч. 1 УК РФ, а Г. и А. - по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Судом правильно установлено и указано в приговоре, что М. объединил вокруг себя Г., А., Н.Д., С. и лиц, дела о которых выделены в отдельное производство, с целью нападения на граждан и организации. С этой целью М. и участниками банды было приобретено огнестрельное оружие и боеприпасы. М., руководя бандой, подыскивал соучастников для совершения конкретного преступления, разрабатывал планы преступлений, распределял роли между ее членами, при совершении преступлений давал указания и распоряжения.

Как показал Г. на предварительном следствии, информацию об объекте нападения подбирал довольно часто парень по имени К.В., который ехал на место, наводил справки и всю информацию передавал М., "который все организовывал".

Как правильно установлено и указано в приговоре, об устойчивости указанной преступной группы свидетельствует их объединение с умыслом на совершение разбойных нападений с применением огнестрельного оружия, постоянство методов и способов совершения преступлений, согласованность действий.

О вооруженности банды свидетельствуют, в частности, факт изъятия по месту проживания М. пистолета "ТТ" и боеприпасов; факт изъятия с места происшествия на ул. Гончарной, 38 пистолета "ТТ", пуль и гильз к нему, а также пуль и гильз от патронов калибра 5,45 мм МПЦ, что подтверждает наличие в банде самодельного пистолета, предназначенного для стрельбы указанными патронами.

Доказательства наличия этих признаков банды в приговоре приведены и проанализированы.

Об умысле М.Г. и Н. на совершение открытого хищения имущества свидетельствуют конкретные обстоятельства дела: М.Г. и Н. сами не применяли никакого насилия к потерпевшим, но они понимали, что другие участники группы применили насилие, которое явилось способом завладения чужим имуществом.

О наличии у М.Г. и Н. умысла на хищение имущества в крупном размере свидетельствуют количество, стоимость и незаконность проникновения в помещение и иное хранилище, которое подыскивалось заранее.

О совершении М.Г. преступления в составе организованной группы (эпизод с ООО "Соцпроект") свидетельствует его объединение с другими участниками совершения преступления, о котором они заранее договорились, распределили роли между собой и приняли меры, направленные на его осуществление.

О совершении Н. преступлений в составе организованной группы свидетельствует его роль соисполнителя преступлений, которую ему отвело лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, объединившееся с М. и другими участниками группы с целью совершения преступлений (ТД "Эстрин", ООО "Соцпроект").

По эпизоду с ТОО "Орбитал ЛТД" сознанием З. и Ф. охватывался тот факт, что хищение будет совершаться группой лиц, открыто, в присутствии сотрудников фирмы, к которым могло быть применено какое-либо насилие, не опасное для жизни и здоровья.

О совершении З. и Ф. преступления в составе организованной группы свидетельствует их объединение с М. с умыслом на совершение указанного преступления, о котором они заранее договорились и предприняли меры, направленные на его осуществление.

Поскольку исполнителями преступление не было доведено до конца по не зависящим от них обстоятельствам, Ф. и З. правильно осуждены за покушение на преступление.

Подыскание З. и Ф. фирмы, торгующей оптом дорогостоящей видеоаппаратурой, свидетельствует о наличии у них умысла на хищение в крупном размере.

Заявление М., Г., А., З., Н., М.Г. о применении к ним незаконных методов на предварительном следствии тщательно проверялось судом и мотивированно отвергнуто в приговоре.

В т. 5 на л.д. 260 имеется рапорт сотрудника милиции МВД Украины о том, что при задержании М. 14.08.97 г. в г. Харькове к нему были применены приемы рукопашного боя и спецсредства, в результате чего он получил телесные повреждения.

Согласно амбулаторной карте М. (т. 20 л.д. 19 - 23) 15.07.97 г. он обращался в травмопункт, где ему был поставлен диагноз: ушиб второго пальца правой кисти.

Эти данные исследовались судом и получили оценку в приговоре - по мнению суда это обстоятельство не исключило участие М. в нападении на ТОО "Орбитал ЛТД" по эпизоду от 29 июля 1997 г.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора, по настоящему делу не допущено.

Право осужденных на защиту не нарушено ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании.

Осужденным на предварительном следствии разъяснялись права как подозреваемых, так и обвиняемых, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, а также требования ст. 51 Конституции РФ. При этих условиях такие следственные действия, как допросы лиц в качестве подозреваемых, дополнительные допросы их в качестве обвиняемых, следственные эксперименты, проведенные по желанию подозреваемых или обвиняемых без адвокатов и при отсутствии иных заявлений со стороны защиты и лица, с которым проводилось указанное следственное действие, суд обоснованно расценил как те доказательства, которые могут использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК РСФСР.

Из показаний М., данных им на предварительном следствии, в основу приговора положены только те, которые получены в соответствии с законом. Поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб адвоката Вербицкого и осужденного Г. об исключении из приговора ссылки на эти доказательства.

Факт наличия в деле ксерокопий допросов А. исследовался судом и получил оценку в приговоре, с которой судебная коллегия соглашается.

Иные доказательства, на которые суд сослался в приговоре, обосновывая свои выводы о доказанности обстоятельств, указанных в ст. 68 УПК РСФСР, также получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Психическое состояние осужденных по настоящему делу исследовано с достаточной полнотой.

В отношении М. и А. в ходе предварительного следствия была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, по заключению которой они каких-либо признаков временного психического расстройства или иного болезненного состояния психики не обнаруживали, в отношении инкриминируемых им деяний их следует считать вменяемыми.

По заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы Г. хроническим психическим расстройством не страдает, обнаруживает психопатические черты характера. В отношении инкриминированных ему деяний его следует считать вменяемым. Из акта этой экспертизы следует, что в сентябре 1997 г. у Г. возникло реактивное состояние, с которым были связаны предпринятые им суицидальные попытки, и из которого он полностью вышел к моменту поступления на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. Как тогда разъяснили эксперты, по своему психическому состоянию в настоящее время Г. также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими.

В судебном заседании эксперт-психиатр уточнил, что по своему психическому состоянию Г. может участвовать в судебном заседании и давать показания по предъявленному обвинению.

Эти выводы экспертов-психиатров не вызвали сомнений у суда.

Наказание М., Г., А., Н., М.Г., З., Ф. назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновных. Смягчающие обстоятельства, на которые осужденные и адвокаты ссылаются в жалобах, учтены судом.

Конфискация имущества З. и остальным осужденным назначена правильно, согласно ст. 52 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания М., Г., Н., А., М.Г., З., Ф. судебная коллегия не усматривает.

Вид исправительного учреждения указанным осужденным назначен правильно, согласно требованиям ст. 58 УК РФ.

Срок наказания указанным осужденным исчислен правильно.

Согласно имеющегося в деле рапорта работника милиции А. был задержан 30.08.97 г. При доставлении его в Белгородский РОВД и проверке по картотеке выяснилось, что он находится в федеральном розыске (т. 7 л.д. 5).

При наличии такого документа суд правильно исчислил срок наказания А. с 30.08.97 г.

Судьба вещественных доказательств по делу разрешена судом правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 27 апреля 2001 года в отношении М., Г., А., Н., М.Г., З., Ф. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"