||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2001 г. N 38-о01-69

 

Макаров Н.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Похил А.И.

судей - Сергеева А.А. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 19 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных Л.А., Л., адвокатов Пармухина В.А., Щербинина С.А., Королева В.П. и Погожева А.Н. на приговор Тульского областного суда от 24 мая 2001 года, которым

Л., родившаяся 7 февраля 1971 года, судимая 28 декабря 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, -

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "и" УК РФ к 17 годам лишения свободы. В соответствии со ст. ст. 70 и 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное Л. по приговору от 28 декабря 1999 года и по совокупности приговоров ей назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчисляется с 30 июня 2000 года;

К., родившийся 6 июня 1972 года, судимый 7 мая 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "и" УК РФ к 14 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ частично присоединено наказание, назначенное К. по приговору от 7 мая 2001 года, и окончательно по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчисляется с 30 июня 2000 года;

Л.А., родившийся 1 июля 1975 года, несудимый, -

осужден по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "и" УК РФ к 13 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчисляется с 1 июля 2000 года;

К.С., родившийся 9 августа 1954 года, судимый:

1) 13 мая 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком в 1 год;

2) 7 мая 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ к 4 годам лишения свободы и с присоединением части наказания по приговору от 13 мая 1999 года к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "и" УК РФ к 16 годам лишения свободы, по ст. 244 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет 2 месяца лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 7 мая 2001 года и окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Срок отбытия наказания исчисляется с 1 июля 2000 года.

В соответствии со ст. ст. 97 и 99 УК РФ к К.С. применены принудительные меры медицинского характера в виде наблюдения и лечения у психиатра.

В пользу потерпевшей С.В. в счет возмещения ущерба с осужденных Л., К., Л.А. и К.С. в солидарном порядке взыскано 200000 рублей.

Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., выступление адвоката Королева В.П., просившего приговор отменить и дело направить на новое расследование, либо производством прекратить за недоказанностью вины Л.А., заключение прокурора Хомицкой Т.П., просившей исключить из приговора указание о совершении преступления по предварительному сговору, а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л., К., Л.А. и К.С. осуждены за умышленное причинение смерти малолетнему С., заведомо для них находившемуся в беспомощном состоянии, совершенное из хулиганских побуждений по предварительному сговору группой лиц. К.С. осужден и за надругательство над телом умершего, а Л.А. - за хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществе, сопровождавшееся применением насилия к потерпевшему.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

- осужденная Л. просит приговор отменить, а дело направить на новое расследование, ссылаясь на то, что она преступление не совершала, в деле нет доказательств, подтверждающих совершение ею убийства, что на предварительном следствии оговорила себя и других в результате применения к ней недозволенных методов ведения следствия. Утверждает, что приговор основан на предположениях, по делу не допрошены свидетели, чьи показания подтверждали бы ее невиновность. Указывает на то, что в протоколе судебного заседания ее и других лиц показания искажены;

- адвокат Пармухин В.А. в защиту интересов осужденной Л. просит приговор отменить и дело производством прекратить за недоказанностью вины Л. в совершении преступления. Считает, что приговор основан лишь на показаниях Л. и К., данных на предварительном следствии и добытых с применением недозволенных методов ведения следствия;

- осужденный Л.А. и в его защиту адвокат Королев В.П., ссылаясь на аналогичные доводы, просят приговор отменить, а дело направить на новое расследование. В обоснование своих просьб они указывают на то, что доводы Л.А. о том, что он не совершил преступления, не опровергнуты материалами дела, приговор основан лишь на показаниях осужденных Л. и К., полученных на предварительном следствии с применением недозволенных методов ведения следствия, а также показаниях К. в судебном заседании, не соответствующих другим доказательствам по делу. Выражают несогласие с выводами проведенных по делу экспертиз. Указывают на то, что если бы и была установлена вина Л.А. в избиении С. и попытке нанесения ему ударов молотком, то его действия не должны были быть квалифицированы как хулиганство и убийство потерпевшего, т.к. потерпевший был избит в связи с его неправомерным поведением и при этом не был нарушен общественный порядок. Умысла же у Л.А. на убийство потерпевшего не было и об этом никто не договаривался. Считают, что в случае доказанности вины Л.А. в его действиях имеются лишь состав преступлений, предусмотренных ст. ст. 116 и 316 УК РФ;

- адвокат Щербинина С.А. в защиту интересов осужденного К. ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела производством. Указывает на то, что приговор основан на показаниях Л. и К., полученных с применением недозволенных методов ведения следствия и с нарушением его права на защиту. Доводы К. об отсутствии умысла на убийство потерпевшего не опровергнуты;

- адвокат Погожев А.Н. просит приговор в отношении К.С. отменить и дело производством прекратить за недоказанностью его вины в совершении преступлений. Приговор основан лишь на показаниях осужденных Л. и К., полученных на предварительном следствии с применением недозволенных методов ведения следствия, а также на показаниях К. в судебном заседании, не соответствующих материалам дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности Л., К., Л.А. и К.С. в умышленном причинении смерти малолетнему С., заведомо для них находившемуся в беспомощном состоянии, совершенном из хулиганских побуждений, группой лиц, К.С. и в надругательстве над телом умершего, а Л.А. и в совершении хулиганства, т.е. грубом нарушении общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождавшееся применением насилия к потерпевшему, являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно изложенных в приговоре.

Так, из показаний осужденной Л., данных на предварительном следствии, видно, что 28 июня 2000 года она, ее сестра Л.М., Б., С.М. и Ч. находились на улице, когда Л.А. с балкона позвал их к себе. Они все, кроме Ч., поднялись к Л.А. и стали распивать спиртное вместе с находившимися там Л.А., К.С. и К. Там же находился и потерпевший С.

Потом К.С., К. и Л.А. стали предъявлять С. претензии за какие-то деньги и металл. Затем К.С., К. и Л.А. отвели Савенкова в комнату К.С., куда через некоторое время зашла и она. В комнате увидела, что С. лежал на полу на спине, К.С. держал потерпевшего за ноги, а К. сдавливал ему шею руками.

С. вначале дергался и брыкался, затем обмяк и К. перестал душить потерпевшего, решив, что он умер. Но С. начал хрипеть и тогда Л.А., стоявший рядом с молотком, два раза ударил молотком по голове потерпевшего, желая добить его. Все они были пьяные и удары Л.А. не достигли цели и С. продолжал хрипеть.

Тогда она схватила попавший под руку пояс и им задушила потерпевшего. К.С. все время держал С. за ноги, потому что он брыкался.

После К.С. и К. отнесли труп С. в ванную, а Л.А. сказал, чтобы она принесла покрывало из дома. Когда она пришла с покрывалом, труп С. лежал в ванной и с одной его ноги было срезано мясо. После К.С., К. и Л.А. упаковали труп в покрывало.

Она пришла в комнату, где пили до этого спиртное. Там находилась ее сестра, а Б. и С.М. уже не было. Затем в комнату пришел Л.А. и сообщил, что труп С. отнесли на улицу. После в комнату пришла К.С. И. и выгнала их. О совершенном убийстве она рассказала К.Р.

Из показаний осужденного К. на предварительном следствии видно, что 27 июня 2000 года он с малолетним С. ходили сдавать металл. По дороге неизвестный отобрал металл у С., а он свой сдал за 100 рублей, после чего выпил спиртное и уснул. Когда проснулся, обнаружил, что С. рядом нет и пропали оставшиеся у него 50 рублей. 28 июня он пришел к К.С., затем они пошли в комнату Л.А., где находился и С. Он рассказал, что С. украл у него 50 рублей. Тогда Л.А. стал бить потерпевшего по лицу, после чего они стали распивать спиртное. После Л.А. вновь стал бить С. кулаками в грудь и живот. Через некоторое время в квартиру пришли сестры Л. и Л.М. и все они продолжили распитие спиртного. После Л.А. снова стал бить С. по телу, а затем душить руками. Затем потерпевшего руками стала душить Л. Л.А. несколько раз ударял С. молотком по голове.

Потом он, Л.А. и К.С. отнесли труп С. в ванную комнату. Через некоторое время К.С. зашел с ножом в ванную и оттуда вышел с пакетом, в котором было мясо.

Осужденные Л. и К. неоднократно меняли свои показания.

В судебном заседании осужденная Л. заявила, что она не участвовала в убийстве потерпевшего, а на следствии оговорила себя и других в результате применения к ней недозволенных методов ведения следствия.

Осужденный К. то отрицал свое присутствие в квартире К.С., а в судебном заседании подтвердил совершение им, К.С. и Л. убийства С., отрицая лишь участие в этом убийстве Л.А.

Судом дана оценка всем показаниям осужденных Л. и К., признаны правильными показания осужденной Л. на следствии о совершении убийства С. ею, К.С., Л.А. и К., т.к. они подтверждаются и другими доказательствами по делу.

Так, из показаний свидетеля С.М. видно, что 28 июня он, Б. и сестры Л. и Л.М. по приглашению Л.А. зашли к последнему на квартиру, где распивали спиртное.

Свидетель Б. подтвердил эти обстоятельства, пояснив, что в квартире, кроме них, находились Л.А., К.С. и, как ему кажется, С.

Свидетель Л.М. подтвердила, что она вместе с сестрой, С.М. и Б. пришли в квартиру Л.А., где находились Л.А., К.С., К. и С. Там они распивали спиртное. После Л.А., К.С. и К. позвали с собой С. в комнату К.С. Ее сестра Л. тоже ходила в комнату К.С. После все осужденные вернулись, а С. она больше не видела и на следующий день узнала, что потерпевшего нашли мертвым.

Из показаний свидетеля К.Т. видно, что 28 июня, когда она пришла с работы домой, в квартире находились ее сожитель Л.А., отец К.С., К. и сестры Л. и Л.М., которые распивали спиртное. Она выгнала всех. Утром 29 июня под балконом своей квартиры она увидела ботинок С. Вечером узнала, что труп потерпевшего нашли в кустах.

Свидетель К.Р. показал, что 29 июня 2000 года, утром, Л. ему сообщила, что убили С. Он сначала не придал этому значения, но когда обнаружили труп потерпевшего, понял, что Л. сказала правду.

Из показаний свидетеля С.Б. видно, что 29 июня 2000 года, около 18 часов, услышав, что нашли труп С., подошел к этому месту и увидел труп потерпевшего, лежавший в кустах. Ноги С. были связаны тряпкой, т.е. частью покрывала или скатерти, которую он раньше видел в квартире Л.

Согласно протокола осмотра места происшествия, 29 июня 2000 года обнаружен труп С. с телесными повреждениями в области шеи, головы и левой ноги. Под балконом квартиры К.С. обнаружен детский ботинок.

При дополнительном осмотре места происшествия, в квартире, где проживали Л.А. и К.С., обнаружен и изъят молоток с пятнами бурого цвета.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз видно, что смерть 11-летнего С. наступила от асфиксии в результате удавления петлей. На теле обнаружены, кроме повреждений в области шеи, ссадины и кровоподтеки на лице, кровоизлияния в оболочку правого глаза, которые явились результатом ударных действий тупых твердых предметов незадолго до смерти. Ссадины на лбу потерпевшего явились результатом ударных действий тупого твердого предмета. Причинение этих повреждений в результате ударов молотком не исключается.

Отсутствие мягких тканей на левом бедре и левой голени явились результатом местного воздействия острого предмета и носят посмертный характер.

На смывах с квартиры К.С., одежде последнего обнаружена кровь, которая могла произойти от С.

Доводы жалоб о нарушении права на защиту осужденных, о применении к Л. и К. недозволенных методов ведения следствия являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Все лица, чьи показания имеют значение для правильного разрешения дела, допрошены в судебном заседании и их показаниям дана оценка в совокупности с остальными доказательствами по делу.

Экспертизы по делу проведены квалифицированными экспертами, с соблюдением требований закона. Каких-либо оснований сомневаться в правильности выводов экспертов не имеется.

Таким образом, приведенные в приговоре доказательства в их совокупности подтверждают выводы суда о том, что Л.А., использовав малозначительный повод - сообщение К. о том, что малолетний С. якобы похитил у него 50 рублей, подверг избиению потерпевшего, причинив ему телесные повреждения, после чего Л.А., К.С., К. и Л. из хулиганских побуждений группой лиц совершили убийство малолетнего С., который в силу своего малолетнего возраста не мог им оказать сопротивление и находился в беспомощном состоянии. При этом для достижения своей цели, направленной на убийство потерпевшего, К. и Л. поочередно душили С. за шею, Л.А. молотком наносил удары в голову, а К.С. все это время держал потерпевшего за ноги.

Также имеющиеся в деле доказательства подтверждают, что К.С. после убийства С. совершил надругательство над телом потерпевшего.

При изложенных обстоятельствах действия Л.А., Л., К.С. и К., совершивших убийство С., заведомо для них находившегося в беспомощном состоянии, группой лиц, из хулиганских побуждений по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "ж", "и" УК РФ, действия Л.А., совершившего хулиганство с применением насилия в отношении С., по ст. 213 ч. 1 УК РФ, действия К.С., совершившего надругательство над трупом, по ст. 244 ч. 1 УК РФ квалифицированы правильно.

Вместе с тем, из приговора подлежит исключению совершение осужденными убийства С. по предварительному сговору, поскольку в деле нет доказательств, подтверждающих наличие у них предварительного сговора на убийство.

Имеющиеся доказательства подтверждают лишь совершение ими убийства группой лиц.

Наказание осужденным назначено в соответствии с законом, с учетом тяжести содеянного, смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Гражданский иск разрешен правильно.

Руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тульского областного суда от 24 мая 2001 года в отношении Л., К., Л.А. и К.С. изменить, исключить указание о совершении ими преступления по предварительному сговору, а в остальном оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"