||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 декабря 2001 г. N 48-о01-182

 

Председательствующий: Лихачева О.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Свиридова Ю.А.,

судей - Колышкина В.И., Тонконоженко А.И.

рассмотрела в судебном заседании 17 декабря 2001 года дело по кассационному протесту государственного обвинителя на приговор судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 17 октября 2001 года, которым

С., <...>, несудимый, -

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы, с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 13 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ наказание по совокупности преступлений назначено в виде лишения свободы на 14 лет, с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Ш., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ Ш. оправдан.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Колышкина В.И., выступление прокурора Филимоновой С.Р., не поддержавшей доводы кассационного протеста государственного обвинителя и просившей оставить приговор без изменения, а кассационный протест без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. признан виновным в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору.

С. осужден за разбой группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Он же осужден за убийство П., сопряженное с разбоем.

Преступление совершено, как указано в приговоре, 25 апреля 2001 года в г. Челябинске при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

С. и Ш. вину в предъявленном обвинении признали.

Государственный обвинитель в кассационном протесте просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

По мнению автора протеста, суд ошибочно оправдал Ш. в убийстве потерпевшего, сопряженном с разбоем, группой лиц по предварительному сговору.

В протесте утверждается, что суд в нарушение ст. ст. 68, 314 УПК РСФСР не указал в приговоре характерных признаков насилия, предусмотренного ст. 162 УК РФ и его последствий от действий Ш. Далее в протесте отмечено о том, что при изложении действий С. и Ш., вытекающих из разбоя, суд не изложил полное описание этого преступления, равно как не отражена в приговоре и общая сумма ущерба, причиненного потерпевшему совместными действиями С. и Ш.

В кассационном протесте сделана ссылка на показания С., данные в стадии предварительного следствия (л.д. 133 - 136; 158 - 159) о том, что у него с Ш. была договоренность на совершение разбоя и убийства потерпевшего. Однако эти доказательства суд исследовал односторонне и необъективно и ошибочно пришел к выводу о том, что Ш. не являлся соисполнителем преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста, судебная коллегия находит протест необоснованным, не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Материалами дела достоверно установлено, что С. и Ш. вечером 25 апреля 2001 года, находясь у дома своего знакомого К. на ул. Стахановской, 25, вступили в преступный сговор на разбой, взяв с собой деревянный черенок от лопаты и металлический лом, они направились к тепличному хозяйству, расположенному у дома N 20 по ул. Дзержинского в Ленинском районе гор. Челябинска, где стали ожидать проходящих граждан.

Около 24 часов, заметив проходящего мимо в нетрезвом состоянии П., осужденные завели потерпевшего за гаражи и напали на него. С. открыто похитил из кармана куртки П. деньги в сумме 40 рублей, а Ш. повалил потерпевшего на землю и, применяя насилие опасное для жизни и здоровья, вместе с С. нанесли множество, не менее пяти ударов ногами по голове потерпевшего, каждый. После этого С. снял с потерпевшего куртку стоимостью 500 рублей, а Ш. - с пальца левой руки серебряное кольцо-печатку стоимостью 1000 рублей.

Оставив потерпевшего П., осужденные ушли, однако С. вскоре возвратился к П., лежавшему на земле и умышленно, с целью его убийства, в продолжение разбоя, нанес по голове П. не менее пяти ударов ломом, причинив ему сочетанную тупую травму головы и шеи, относящиеся к тяжкому вреду здоровья и лишил жизни П., после чего, похитив один ботинок потерпевшего стоимостью 1000 рублей, с места преступления скрылся.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта П. причинены повреждения, относящиеся к тяжкому вреду здоровья по признаку опасности для жизни - сочетанная тупая травма головы и шеи, в виде множественных кровоизлияний под оболочки головного мозга, множественных переломов подъязычной кости и хрящей гортани, массивных кровоизлияний в мягкие ткани головы и шеи, ушибленных ран в области лица, сопровождавшихся массивным кровотечением, развитием травматического шока, ставшего непосредственной причиной наступления смерти.

Из содержания допроса заместителя начальника областного бюро судебно-медицинских экспертиз Н. видно, что травматические воздействия на П. оказывались в короткий промежуток времени, до нескольких часов, они имеют признаки динамики утяжеления состояния, динамика посмертного процесса нивелирует временной промежуток нанесения ударов. Не исключено, что потерпевший мог встать и совершать определенные действия. Все повреждения причинены тупыми твердыми предметами, которыми могли быть и обутые ноги и металлический лом. Разграничить предметы по характеру ранений невозможно, так как ранения имеют сходные морфологические признаки. После причинения всего комплекса повреждений П. мог жить до 2-3 часов.

Таким образом, анализ доказательств, изложенный в приговоре, позволили суду первой инстанции сделать достоверный вывод о том, что С. и Ш. договорились о совершении разбоя и реализовали свой умысел, напав на потерпевшего П. с целью завладения его имуществом. С. и Ш. действовали совместно, согласованно и одновременно применили к потерпевшему насилие опасное для жизни и здоровья, выполнив объективную сторону данного состава преступления и завладели деньгами, курткой и кольцом потерпевшего, после чего с места преступления ушли. Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что преступные действия Ш. были закончены.

Спустя некоторое время, примерно через 30 минут, С., понимая, что П. жив и может заявить о совершенном разбое, решил убить его, для этого взял лом и, подойдя один к потерпевшему, нанес ему множество ударов по голове и шее ломом, после чего потерпевший скончался. Действовал С., как установил суд первой инстанции, в ходе убийства один, выполнив объективную сторону данного состава преступления. Ш. же со своей стороны не принимал: участие в убийстве П., равно как Ш. не совершал каких-либо действий, связанных с пособничеством в ***

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что осведомленность Ш. о намерениях С. не может являться основанием для признания его виновным в убийстве потерпевшего П. Удары же, нанесенные осужденными ногами, относятся к разбойному нападению, между разбоем и убийством П. имеется разрыв во времени.

П. был жив, что подтвердил, помимо осужденных, судебно-медицинский эксперт, мог совершать определенные самостоятельные действия, однако степень тяжести причиненных ногами телесных повреждений установить нельзя по причинам, изложенным в заключении судебно-медицинского эксперта, это же обстоятельство вытекает из пояснений эксперта в суде.

В ходе постановления приговора требования ст. ст. 68, 314 УПК РСФСР выполнены, а равно не допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Таким образом, следует признать, что суд первой инстанции обоснованно оправдал Ш. по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и оснований для отмены приговора не имеется.

Действия Ш. правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ и должным образом мотивированы в приговоре.

Правильная юридическая оценка дана действиям С. по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ и также должным образом мотивирована в приговоре.

Наказание С. и Ш. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ.

С учетом изложенного и, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 17 октября 2001 года в отношении С. и Ш. оставить без изменения, а кассационный протест государственного обвинителя - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"