||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 декабря 2001 г. N 19/1кп-О01-125

 

Предс.: Задорнева Н.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Степалина В.П. судей: Шишлянникова В.Ф. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании 17 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденного осужденных С., К., адвокатов Соустовой Н.Н. и Котенко Ю.Л. на приговор Ставропольского краевого суда от 14 сентября 2001 года, которым

К., <...>, ранее несудимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ сроком на 9 лет;

по ст. 166 ч. 4 УК РФ сроком на 6 лет;

по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ сроком на 2 года.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 9 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

С., <...>, ранее несудимый,

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ сроком на 8 лет;

по ст. 166 ч. 4 УК РФ сроком на 6 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

По ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ С. оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

По данному делу осужден и Ч.В. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "ж", 166 ч. 4 УК РФ и по совокупности преступлений к 9 годам и 6 месяцам лишения свободы, в отношении которого приговор не обжалован и не опротестован.

Постановлено взыскать с К., С. и Ч.В. по 20 000 руб. с каждого в пользу М.М. в счет компенсации морального вреда, а с К., кроме того, 600 руб. в счет возмещения материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., заключение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К., С. и Ч.В. признаны виновными в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, в умышленном убийстве М., а К., кроме того, в краже чужого имущества.

Преступления совершены 4 февраля 2001 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный К. виновным себя признал частично, а С. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный К., оспаривая обоснованность осуждения, указывает, что в деле нет объективных доказательств его вины в умышленном убийстве М., в основу приговора положены противоречивые показания свидетелей и первоначальные показания на предварительном следствии осужденного С., который его оговорил, оправдывающие его доказательства судом во внимание не приняты, утверждает, что убийство совершил один Ч.В.

Кроме того, в жалобе осужденный ссылается на чрезмерную суровость наказания, полагает, что суд не учел его несовершеннолетний возраст, что преступление совершил впервые, раскаялся в содеянном, положительно характеризуется, по делу отсутствуют отягчающие обстоятельства, а также состояние здоровья его матери, просит разобраться в его деле.

Адвокат Соустова Н.Н. в защиту осужденного К., также считает недоказанной вину ее подзащитного в умышленном убийстве М., указывает, что на предварительном следствии С. оговорил его в результате применения недозволенных методов воздействия со стороны работников милиции, он допрашивался в качестве свидетеля, без адвоката, поэтому эти показания С. не должны браться во внимание, просит приговор в части осуждения К. по ст. 105 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить.

Осужденный С., не соглашаясь с приговором, утверждает, что не принимал участия в убийстве М., осужденный К. оговорил его на предварительном следствии, в основу приговора положены также противоречивые показания свидетелей, объективных доказательств его вины в этом преступлении нет, просит разобраться в деле.

Адвокат Котенка Ю.А., в защиту осужденного С., оспаривая законность и обоснованность приговора, указывает, что вина его подзащитного не доказана, судом необоснованно отклонено его ходатайство о проведении следственного эксперимента с целью установления возможности совершения С. инкриминируемых ему деяний, считает, что протокол осмотра места происшествия, в котором следователь изложил свои выводы о возможности совершения С. преступления, не мог заменить следственного эксперимента, необоснованно отклонено его ходатайство о назначении в отношении С. стационарной психолого-психиатрической экспертизы, поскольку амбулаторным обследованием установлено, что у С. снижена способность прогнозировать свои действия, которая связана с задержкой психического развития, полагает, что ни органами следствия, ни судом не опровергнута версия С. о том, что он не мог совершить никаких действий в отношении потерпевшего, поскольку был придавлен креслом автомобиля, показания свидетелей А.А. и Ч. являются противоречивыми, объективных доказательств вины С. в инкриминируемых преступлениях нет, судом не применена ст. 22 УК РФ и основания для отказа в ее применении судом не указаны, просит приговор в отношении С. отменить и дело направить на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что К. и С. правильно осуждены за совершенные преступления.

Выводы суда о виновности осужденных К. и С. в содеянном при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, соответствуют фактическим данным и основаны на доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, допрошенный судом осужденный Ч.В. показал, что он, К. и С. договорились между собой насильно под угрозой ножа завладеть автомашиной такси, чтобы покататься на ней. На повороте в ст. Георгиевскую он достал нож и потребовал от водителя выйти из машины, однако водитель вытащил из под сиденья нож и нанес удар ему в живот, он в ответ ударил его ножом в ногу, водитель стал душить его, а он бить его ножом пока последний ни перестал подавать признаков жизни. Что в это время делали К. и С. он не видел. Труп водителя К. и С. положили сначала в багажник, а когда машина застряла в грязи, перетащили в траншею и присыпали землей.

Допрошенный судом осужденный К. также не отрицал, что между ним, С. и Ч.В. состоялась договоренность с распределением ролей на насильственное завладение автомашиной-такси, однако водитель оказал сопротивление и Ч.В. лишил его жизни. Они со С. в убийстве участия не принимали.

Несмотря на частичное признание вины осужденным К., его и С. вина в инкриминируемых преступлениях, в том числе в умышленном убийстве М. при изложенных в приговоре обстоятельствах, подтверждается следующими доказательствами.

Так, при допросе в качестве подозреваемого, в присутствии адвоката и с соблюдением требований ст. 51 Конституции РФ, К., изобличая С., показал, что последний удерживал водителя сзади, а Ч.В. тем временем, наносил удары ножом водителю в различные части тела (т. 1 л.д. 205 - 207).

Данные показания К. подтвердил при осмотре места происшествия с применением фотосъемки, в ходе которого он показал место где нанял такси, где в машину подсели Ч.В. и С., где по его просьбе водитель остановил машину, место расположения каждого из них в салоне автомашины, каким образом С. удерживал водителя, место где застряла угнанная ими после убийства водителя, место где он со С. спрятали труп М. (т. 1 л.д. 222 - 224, 226 - 229).

Эти показания К., также в присутствии своего адвоката Соустовой, подтвердил при допросе в качестве обвиняемого от 07.05.2001 года и при дополнительном допросе в качестве обвиняемого от 08.05.2001 года (т. 2 л.д. 4 - 5, 6).

На предварительном следствии осужденный Стетюха, в свою очередь, изобличал К. в совершении убийства М.

Так, при допросе в качестве подозреваемого 02.05.2001 года с участием адвоката и с соблюдением требований ст. 51 Конституции РФ С. показал, что Ч.В. ударил водителя ножом в живот. Водитель оказал сопротивление, достал нож и нанес им удар в живот Ч.В., а К. имевшимся у него ножом нанес 6 ударов в шею водителя. После убийства ими потерпевшего, он выкинул в озеро 3 ножа, один из которых принадлежал Ч.В., другой К., а третий водителю (т. 1 л.д. 217 - 218).

В ходе дополнительного допроса в качестве подозреваемого от 4.05.2001 года С. также дал показания, изобличающие К. в совершении преступлений (т. *** л.д. 221).

Аналогичные показания С. дал и при осмотре места происшествия, в ходе которого он показал место где он и Ч.В. подсели в нанятое К. такси, место где по просьбе К. водитель М. остановил машину, их месторасположения в салоне автомашины, указал куда водителю наносили удары ножами Ч.В. и К., место, куда он выбросил 3 ножа, где он и К. спрятали труп М. (т. 1 л.д. 239 - 244).

При допросе в качестве обвиняемого также в присутствии своего адвоката С. подтвердил ранее данные им показания, в которых он изобличал Ч.В. и К. в совершении преступлений в отношении М. (т. 2 л.д. 16 - 17).

Оценив показания осужденных, которые они давали в ходе предварительного следствия, суд обоснованно отдал им предпочтение поскольку они согласуются между собой и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, получены в присутствии адвокатов с соблюдением Конституции РФ и уголовно-процессуального законодательства.

Оснований для оговора осужденными друг друга, на что указывается в их кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Помимо вышеприведенных показаний самих осужденных, вина К. и С. в инкриминируемых преступлениях подтверждаются показаниями свидетеля - очевидца Мамедова, свидетелей А.А., Ч. и А., которым осужденные рассказывали об обстоятельствах совершенных преступлений, данными протокола осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз, из которых видно, что смерть потерпевшего М. наступила от множественных колото-резанных ран (32) различных частей тела с повреждением крупных кровеносных сосудов различных органов и тканей сопровождавшихся массивным кровотечением, которые могли быть причинены двумя ножами с похожими клинками (т. 1 л.д. 61 - 68, т. 2 л.д. 123).

Кроме того, вопреки доводам жалоб, вина К. и С. в инкриминируемых преступлениях подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами, анализ которых подробно изложен в приговоре.

Тщательно оценив всю совокупность исследованных доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины К. и С. в совершении убийства М., неправомерном завладении его автомашиной, а вину К. еще и в краже магнитофона из этого транспортного средства.

Вопреки доводам жалобы адвоката Котенко, ходатайство о проведении в судебном заседании следственного эксперимента судом отклонено обоснованно с изложением в определении мотивов принятого решения (т. 4 л.д. 56).

Юридическая оценка действий осужденных К. и С. дана судом правильно.

Психическое состояние К. и С. проверялось и они обоснованно признаны вменяемыми, что соответствует выводам амбулаторных комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз, согласно которым вышеупомянутые осужденные хроническим психическим расстройством не страдали и не страдают, во время совершения преступления могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в отношении инкриминируемых деяний их следует считать вменяемыми (т. 2 л.д. 148 - 150, 158 - 160).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката Котенко о том, что судом необоснованно отклонено его ходатайство о назначении в отношении С. стационарной психолого-психиатрической экспертизы.

Как видно из заключения амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, экспертами всесторонне и глубоко исследовались данные о личности С., им были известны сведения о перенесенных осужденным травмах и болезнях. Заключение психолога также обоснованно и полно. В нем отражено, что у С. несколько снижена способность прогнозировать социальные последствия свои действий и выявляется некоторая задержка развития, которая не связана с психическим заболеванием и не достигает значений, позволяющих применение ст. 20 ч. 3 УК РФ (т. 2 л.д. 158 - 160).

Суд дал надлежащую оценку заключению вышеназванной комплексной экспертизы, учел мнение экспертов о том, что С. не нуждается в стационарном обследовании и обоснованно отклонил ходатайство адвоката об этом, подробно мотивировав принятое решение (т. 4 л.д. 55).

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не установлено.

Вместе с тем, судебная коллегия, соглашаясь с доводами адвоката Соустовой, считает что суд не мог ссылаться в приговоре на протокол допроса С. в качестве свидетеля от 16 апреля 2001 года (т. 1 л.д. 178 - 179), поскольку изменилось процессуальное положение С. и он был привлечен в качестве обвиняемого по делу.

При назначении наказания осужденным К. и С. суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о личности виновных, а также все обстоятельства дела, в том числе и те, на которые ссылается в своей жалобе осужденный К.

Назначенное им наказание является справедливым, оно соразмерно содеянному и оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам жалобы адвоката Котенко, оснований для применения положений ст. 22 УК РФ в отношении осужденного С., не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 14 сентября 2001 года в отношении К. и С. изменить: исключить указание на протокол допроса С. в качестве свидетеля от 16 апреля 2001 года (т. 1 л.д. 178 - 179).

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"