||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 декабря 2001 г. N 48-о01-177

 

Председ.: Коротаев И.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.,

судей - Семенова Н.В. и Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании 14 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденного Г., адвоката Терентьева С.В. на приговор Челябинского областного суда от 16 апреля 2001 года, по которому

Г., <...>, ранее судимый 30 июля 1991 года по ст. 103 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, освобожден 12 февраля 2000 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы: по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 20 лет, по п. "в" ч. 3 ст. 111 УК РФ - на 12 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. ст. 97, 99 УК РФ Г. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Заслушав доклад судьи Семенова Н.В., объяснения осужденного Г. по доводам жалобы, заключение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей необходимым оставить приговор без изменения,

судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в убийстве не установленного следствием мужчины, потерпевшей Ф. и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего О.

Преступления им совершены в сентябре 2000 года в г. Челябинске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Г. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Г. просит отменить приговор, утверждает, что преступлений не совершал, на следствии признал вину в результате применения недозволенных методов, с момента задержания адвокат ему не был предоставлен, указывает, что суд не ознакомил его с материалами дела до судебного разбирательства, а также не предоставил адвоката по его выбору, от адвоката Терентьева он отказался и поэтому не присутствовал в судебном заседании, суд не допросил свидетеля Н., который на следствии оговорил его, дает оценку доказательствам, и делает вывод о недоказанности его вины, предполагает что убийство Ф. мог совершить М.;

адвокат Терентьев в защиту осужденного Г. просит приговор отменить и дело прекратить за недоказанностью его вины, конкретных доводов не приводит.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит виновность осужденного в совершении указанных преступлений установленной исследованными судом материалами дела: показаниями осужденного на предварительном следствии, показаниями потерпевшего О., свидетелей М., А., протоколами осмотра мест происшествия, заключениями судебно-биологической, генетической, физико-технической, судебно-медицинских экспертиз.

Так, на предварительном следствии Г. показал, что после совместного употребления спиртного с незнакомым мужчиной, тот оскорбил его, и он ударом ножа в грудь убил мужчину. На следующий день в присутствии Н. он отрубил у трупа руки, разрубил труп мужчины на части, поместил в два полиэтиленовых пакета, которые спрятал в лесопосадках в разных местах. При проведении следственного эксперимента Г. указал места, где спрятал части трупа, и в указанных им местах были обнаружены части тела мужчины, упакованные в полиэтиленовые пакеты.

Показания о совершенном им убийстве и расчленении им трупа Г. подтвердил на очной ставке со свидетелем Н. в присутствии адвоката. Свидетель Н. показал, что после употребления спиртного на улице Г. пригласил его продолжить выпивку у него дома и там показал находившийся на балконе труп мужчины с отрубленными руками, сказал, что ему нужен помощник, чтобы вынести труп, а руки он уже вынес. Он отказался помогать ему в этом.

Из материалов дела видно, что ранее свидетель Н. ранее не был знаком с осужденным, считать его показания оговором никаких оснований не имеется.

Поскольку свидетель Н. не имеет определенного места жительства, исполнить определение о его принудительном приводе в суд не представилось возможным, суд в соответствии с нормами процессуального закона обоснованно огласил его показания на предварительном следствии, поэтому доводы жалобы осужденного в этой части не могут быть признаны состоятельными.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть неустановленного мужчины наступила от проникающего колото-резаного ранения груди с повреждением сердца.

Согласно заключению генетической экспертизы, обнаруженные две человеческие руки, а также части тела, изъятые при проведении следственного эксперимента с участием осужденного Г., принадлежат одному лицу.

Из заключения судебно-биологической экспертизы следует, что на топоре, обрезках обоев и картона, сапожном ноже, наволочке и брюках, изъятых по месту жительства Г., обнаружена кровь, которая могла произойти от неустановленного мужчины, труп которого был расчленен, и не могла произойти от Г.

Из показаний осужденного Г. на предварительном следствии также видно, что в процессе ссоры с Ф. он нанес ей удары ножом, а когда О. стал защищать Ф., он этим же ножом нанес и ему несколько ударов, потом облил О. водой, чтобы тот пришел в себя и ушел домой, но тот отказался идти домой, и он оставил его в квартире, подтвердил эти показания при проведении следственного эксперимента на месте преступления в присутствии адвоката и понятых, при допросе в качестве обвиняемого в присутствии адвоката.

Потерпевший О. показал, что после совместного употребления спиртного между Ф. и Г. произошел конфликт, потом они продолжили употреблять спиртное, он сильно опьянел, собрался уходить, но когда взялся за ручку двери, почувствовал сильный удар сзади и потерял сознание. Пришел в себя, когда Г. облил его водой, увидел, что сидит в коридоре на полу весь в крови. Г. предложил ему уйти домой, но он не мог встать. После ухода Г. обнаружил мертвую Ф. В это время в квартиру пришел сосед Ф. и вызвал "скорую помощь".

Свидетель М., сосед Ф., показал, что, увидев открытую дверь ее квартиры, зашел туда, обнаружил мертвую Ф. и окровавленного О., который сказал, что знает того, кто убил Ф. и порезал его. Он вызвал милицию и "скорую помощь".

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшей Ф. наступила от совокупности проникающих ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов, О. были причинены множественные ранения груди, два из которых проникают в плевральную полость, его здоровью был причинен тяжкий вред.

Из заключения судебно-биологической экспертизы видно, что на изъятом у Г. свитере обнаружена кровь, которая могла произойти от Ф., а на изъятых у него джинсах - кровь, которая могла произойти от О.

Доводы осужденного о том, что на следствии он признал вину в результате применения недозволенных методов не могут быть признаны состоятельными, поскольку из материалов дела видно, что такие показания он давал при допросах как в качестве подозреваемого, так и обвиняемого в присутствии адвоката, помощью которого был обеспечен с момента задержания, при проведении следственных экспериментов с его участием в присутствии понятых, что исключало возможность применения к нему недозволенных методов, а, кроме того, эти его показания объективно подтверждаются показаниями потерпевшего и свидетелей, данными протоколов осмотра мест происшествия, выводами экспертиз, поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что на предварительном следствии осужденный давал более правдивые показания.

В материалах дела нет каких-либо данных, которые объективно подтверждали бы причастность М. к совершенному убийству Ф., поэтому доводы осужденного о том, что убийство мог совершить М. судебная коллегия находит несостоятельными.

При таких обстоятельствах, оценив приведенные и другие исследованные доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденного в совершении указанных преступлений, правильно квалифицировал его действия, наказание назначил в соответствии с требованиями закона.

Доводы осужденного о нарушении судом процессуальных норм, его права на защиту не могут быть признаны обоснованными.

Так, из протокола судебного заседания видно, что от адвоката Терентьева осужденный не отказывался, осужденному и его адвокату Терентьеву неоднократно предоставлялась возможность совместно ознакомиться с материалами дела.

Из протокола также видно, что при допросе потерпевшего О., а также при окончании судебного следствия и во время судебных прений за нарушение порядка в зале Г. в соответствии с нормами процессуального закона удалялся из зала судебного заседания, в остальное время находился в зале.

Оснований для отмены или изменения приговора судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 16 апреля 2001 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"