||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 1997 года

 

(извлечение)

 

Тамбовским областным судом 5 августа 1997 г. несовершеннолетний С., ранее судимый, осужден по п. "г" ст. 102 УК РСФСР к лишению свободы. На основании ст. 99 УК РФ С. назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра в местах лишения свободы.

Он признан виновным в умышленном убийстве с особой жестокостью В., совершенном 25 ноября 1996 г.

В кассационных жалобах осужденный и его адвокат просили переквалифицировать его действия с п. "г" ст. 102 УК РСФСР на ч. 1 ст. 107 УК РФ, утверждая, что умысла на убийство В. у С. не было, преступление он совершил в состоянии аффекта, что суд, сославшись на явку С. с повинной, не применил ст. 62 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 декабря 1997 г. приговор изменила в части назначенного осужденному наказания, указав следующее.

Вина С. в совершении умышленного убийства В. с особой жестокостью установлена исследованными судом доказательствами: его показаниями, показаниями матери потерпевшей В., свидетелей П., П., Я., Е., К., протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертов судебно-биологической и медико-криминалистической лабораторий, заключением судебно-медицинского эксперта о количестве, локализации, степени тяжести, механизме образования телесных повреждений, полученных потерпевшей В., причине ее смерти.

Доводы С. и его адвоката о неправильной квалификации судом действий осужденного не могут быть признаны обоснованными по следующим основаниям.

Согласно заключению экспертов, проводивших комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, С. хроническим психическим заболеванием не страдает, обнаруживает последствия органического поражения центральной нервной системы сложного генеза с умственными эмоционально-волевыми нарушениями. Однако особенности психики С. выражены не столь значительно, не сопровождаются расстройствами памяти, мышления, критики и не лишают его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период совершения инкриминируемых ему действий С. следует считать вменяемым. Как обнаруживающий признаки органического поражения центральной нервной системы с эмоционально-волевыми нарушениями, склонностью к аутоагрессивным и агрессивным реакциям в личностно-значимых конфликтных ситуациях С. нуждается в амбулаторном принудительном наблюдении и лечении у психиатра по месту отбывания наказания.

Как видно из показаний свидетелей П. и Я., убийству В. предшествовала обоюдная ссора между ней и С., во время которой они оба оскорбляли друг друга, уходя из дома Я. вместе с В., С. взял нож и спрятал его в рукав куртки.

Мать потерпевшей В. и свидетель К. пояснили, что между С. и В. часто возникали ссоры, при этом он мог ее и ударить.

Как показал С., подтвердивший ссору с потерпевшей, по дороге домой они остановились покурить и В. заявила, что будет встречаться не с ним, а с Я. Он разозлился, сказал, что убьет ее и себя, и когда В. не поверила и назвала его трусом, он ударил ее ножом по руке, а затем в живот.

При таких обстоятельствах, когда убийству предшествовала ссора, во время которой С. и В. взаимно оскорбляли друг друга, но потерпевшая не совершала каких-либо противоправных или аморальных действий, а также не было и длительной психотравмирующей ситуации, нельзя признать, что С. совершил убийство в состоянии сильного душевного волнения (аффекта), вызванного действиями потерпевшей.

Поэтому оснований для переквалификации его действий на ч. 1 ст. 107 УК РФ не имелось.

Об умысле на убийство свидетельствуют предшествовавшие убийству действия осужденного: предложив В. идти домой, он взял с собой нож и спрятал его в рукав куртки, непосредственно перед лишением потерпевшей жизни угрожал ей убийством. Это подтверждается также количеством (23) нанесенных им ударов ножом в жизненно важные органы потерпевшей, в результате чего ей причинены множественные (8) проникающие колото-резаные раны груди и живота с повреждением печени, легкого, почки и желудка, две резаные раны предплечий, относящиеся к разряду тяжких телесных повреждений, опасных для жизни, а также множественные непроникающие колото - резаные раны груди, шеи и живота.

Способ убийства, связанный с нанесением множества ударов ножом в жизненно важные органы потерпевшей, указывает на проявление виновным особой жестокости.

Суд, оценив исследованные доказательства, обоснованно признал С. виновным в умышленном убийстве с особой жестокостью и правильно квалифицировал его действия по п. "г" ст. 102 УК РСФСР.

Вместе с тем суд, признав в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной С. и не установив обстоятельств, отягчающих наказание, не применил правила ст. 62 УК РФ, в соответствии с которой срок и размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей особенной части УК РФ.

В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ лишение свободы несовершеннолетним назначается на срок не свыше десяти лет. Согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, должно учитываться при назначении наказания. Поэтому С. по п. "г" ст. 102 УК РСФСР наказание снижено.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"