||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 декабря 2001 г. N 32-о01-87

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Климова А.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 11 декабря 2001 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных З. и Б. на приговор Саратовского областного суда от 31 июля 2001 года, которым:

Б., <...>, гражданин РФ, со средним образованием, женатый, имеющий несовершеннолетнего ребенка, работавший трактористом на Красноармейском керамическом заводе, проживавший по адресу: <...>, ранее судимый:

2 ноября 1994 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы; 28 сентября 1995 года по ст. 144 ч. 2 и 40 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 24 августа 2000 года по отбытии срока наказания, судимость не погашена,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ на 19 лет;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества;

по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 4 года, без штрафа;

по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательное наказание по совокупности преступлений назначено в виде 24 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

З., <...>, гражданин РФ, женатый, со средним образованием, не работающий, проживавший по адресу: <...>, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", "к", "н" УК РФ на 19 лет лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы, с конфискацией имущества;

по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ на 3 года лишения свободы; без штрафа;

по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательное наказание по совокупности преступлений назначено в виде 23 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с З. и Б. компенсацию морального вреда: в пользу Ф. по 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей с каждого; в пользу С.А. - 25 000 (двадцать пять тысяч) рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения осужденных З. и Б., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Хорлиной И.О., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Б. и З. совершили кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, а Б. и неоднократно. Они же группой лиц по предварительному сговору совершили нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. З. и Б. совершили группой лиц убийство С. с особой жестокостью, сопряженное с разбоем, а затем группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с целью скрыть другое преступление, умышленно причинили смерть С.И. После этого подсудимые путем поджога уничтожили и повредили чужое имущество, повлекшее причинение значительного ущерба.

Преступления совершены в г. Красноармейске Саратовской области 28.03.2000 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Б., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что он убийства, разбойное нападение и кражу не совершал, квартиру не поджигал, считает, что свидетельница Т. дала в суде ложные показания. Просит учесть то, что им в тот вечер руководил З.; назначенное ему наказание считает суровым. Полагает, что З. его оговорил;

осужденный З., не оспаривая осуждение его по ст. 158 ч. 2 УК РФ, просит в остальной части приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, не согласен с осуждением его по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, полагая, что обвинение в совершении разбойного нападения основано на предположениях, и на противоречивых показаниях осужденных, не согласен с выводом у суда о нападении с целью удержания, поскольку они еще ничего не похитили, когда проснулся хозяин квартиры С.; указывает на отсутствие у него умысла на убийство С.И.; считает, что в ходе судебного разбирательства был нарушен уголовно-процессуальный закон: судебное заседание было начато без его адвоката, в судебное заседание не явились многие свидетели. Не допрошена свидетель Л. Полагает, что его первоначальные показания не имеют юридической силы. Далее он просит о смягчении назначенного ему наказания с учетом явки с повинной и первой судимости.

В возражениях потерпевшие С.А. Ф.В. просят жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденных основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевшей С.А., свидетелей Т., П., М., К., осужденных Б. и З., протоколе осмотра места происшествия, заключениях судебно-медицинских, биологической экспертиз.

Доводы жалобы Б. о том, что он кражу имущества у С. и С.И. не совершал, являются несостоятельными и опровергаются показаниями З. пояснившего в суде, что кражу куртки кожаной, дипломата и магнитофона он совершил совместно с Б. (т. 3 л.д. 103), показаниями свидетеля М., из которых следует, что со слов З. ей известно, что З. и Б. совершили кражу из квартиры С. и С.И., показаниями свидетеля К., пояснившего, что 28.03.01 г. он находился в квартире Б., который вместе с З. ненадолго уходили и принесли куртку, дипломат и магнитофон.

В ходе обыска из квартиры Б. были изъяты дипломат и магнитофон (т. 1 л.д. 196 - 197).

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах о том, что Б. и З. необоснованно привлечены к уголовной ответственности за совершение убийства граждан С. и С.И., разбойное нападение и поджог имущества являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так из показаний Б. и З. данных ими в ходе предварительного следствия следует, что убийство потерпевших было совершено в результате совместных действий осужденных (т. 2 л.д. 16 - 17, 36 - 38, 47 - 53).

Показания осужденных о причиненных ими потерпевшим телесных повреждений согласуются с заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Доводы жалобы З. о том, что от причиненных им ножевых ранений С. не мог погибнуть, опровергаются выводами судебно-медицинской экспертизы о наступлении смерти потерпевшего от острой обильной кровопотери вследствие сочетанных ран, в том числе и в области грудной клетки.

Довод жалобы Б. о том, что он не совершал убийство, опровергается его же показаниями данными в суде: "Мужчина стонал, тогда я помог ей добить его. Я обхватил ее руки, в которых она держала нож, своими, и нанес удар посильней в шею" (т. 3 л.д. 106, 107).

Показания, уличающие осужденных, даны свидетелями Т., П., М.

У суда не имелось оснований не доверять показаниям данных лиц.

Судом также выяснены причины изменения осужденными в процессе следствия и суда своих показаний, все их показания должным образом оценены и приведены мотивы, по которым одни показания суд отверг, а другие признал достоверными.

Судебная коллегия не находит оснований признавать показания З., данные им в ходе предварительного следствия, не имеющими юридической силы, как об этом указывает в жалобе З. Как видно из протоколов допроса З. ему разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, допрашивался он с участием адвоката.

Доводы жалобы З. о том, что он не поджигал имущество потерпевших в квартире, опровергаются показаниями осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия с участием адвоката и оглашенными в судебном заседании, в которых они подробно описывали обстоятельства совершения поджога, не оспаривая факта способствования в этом друг другу (т. л.д. 61 - 63, 67 - 69).

Несостоятельным является довод жалобы З. о том, что в их действиях отсутствует состав разбойного нападения.

Исходя из показаний Б., данных им в судебном заседании следует, что на момент когда проснулся хозяин квартиры С., они уже взяли в квартире гирлянду (т. 3 л.д. 106).

Согласно показаниям З., данных им в суде, "Б. завязал драку с потерпевшими, чтобы удержать украденное" (т. 3 л.д. 105).

Разбой считается оконченным с момента нападения. Как установлено судом после совершения кражи, осужденные вновь с целью хищения незаконно проникли в жилище потерпевших, где завладели имуществом потерпевших. А когда С. попытался воспрепятствовать совершению преступления, осужденные, действуя открыто, с целью удержания похищенного, применили к потерпевшему насилие опасное для жизни, причинив жертве тяжкий вред здоровью. При таких обстоятельствах действия осужденных правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Учитывая, что разбой не охватывается понятием убийства, суд правильно квалифицировал эти преступления по совокупности.

Доводы жалоб об отсутствии договоренности на убийство С.И. опровергаются показаниями Б., данными им в суде, из которых следует, что "дверь в ванной комнате ломали, чтобы потерпевшая открыла дверь, так как З. сказал, что свидетеля оставлять нельзя" (т. 3 л.д. 106).

Как установлено судом Б., подавив сопротивление потерпевшей, повалив ее на пол, кивком головы подал знак З., и тот нанес потерпевшей 4 удара в область груди и плеча. От полученных ранений потерпевшая скончалась.

Нельзя согласиться с доводами жалоб об отсутствии в действиях осужденных при совершении убийства С. признака особой жестокости. Убийство С. было совершено в присутствии его жены. Более того, вложив в руки С.И. нож, и заставив ее наносить собственному мужу не совместимые с жизнью телесные повреждения, осужденные заведомо осознавали, что для достижения преступной цели ими используется особо изощренный способ.

Несостоятельным является довод жалобы Б. о том, что в его действиях отсутствует квалифицирующие признаки убийства неоднократность и с целью сокрытия другого преступления.

Как следует из приговора и материалов дела Б. и З. совместно в процессе разбойного нападения совершили убийство С., а затем с целью сокрытия этих преступлений совершили убийство С.И.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия осужденных и по п. "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Доводы жалобы З. о том, что судебное заседание было начато без адвоката не состоятельны, поскольку как видно из протокола судебного заседания адвокат защищавший интересы З. присутствовал с самого начала судебного заседания. З. высказал свое согласие на то, что бы его защиту в суде осуществляла адвокат Мишин А.В. (т. 3 л.д. 91 - 93).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы З. о неполноте разбирательства дела и оценке доказательств судом.

Как видно из материалов дела все доказательства по делу судом были исследованы и им дана надлежащая оценка.

Что касается довода жалобы З. относительно свидетеля Л., то в судебном заседании З. не заявлял ходатайства о допросе данного лица, в списках обвинительного заключения Л. не значится.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР.

Из заключений судебно-психиатрических экспертиз следует, что осужденные является вменяемыми.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Наказания осужденным назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

При назначении Б. и З. наказаний, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновных, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных.

Суд обоснованно не признал у З. в качестве смягчающего наказания обстоятельства - явку с повинной, поскольку он после его задержания в качестве подозреваемого лишь подтвердил свое участие в совершении преступлений.

Довод жалобы З. о том, суд не принял в качестве смягчающего наказание обстоятельства - совершение преступления впервые, не может быть принят во внимание, так как в соответствии со ст. 61 УК РФ смягчающим обстоятельством признается лишь совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств.

Оснований для смягчения наказания осужденным Б. и З. судебная коллегия не усматривает.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 31 июля 2001 года в отношении Б. и З. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"