||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 декабря 2001 г. N 83-о01-12

 

Председательствующий: Жудин В.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Пелевина Н.П. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 6 декабря 2001 года дело по кассационной жалобе осужденного О. на приговор Брянского областного суда от 24 мая 2001 года, по которому

О., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее не судимый, -

осужден по ст. 318 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

срок отбывания наказания исчислен с 20 февраля 2001 года;

в соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "в", 100 УК РФ О. назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра в местах отбывания наказания.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осужденного О. по доводам жалобы, заключение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей приговор изменить, исключить указание о назначении О. принудительного наблюдения и лечения у психиатра, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

О. признан виновным в применении опасного для жизни и здоровья насилия в отношении представителей власти - сотрудников Брянского РОВД Л. и Ф. в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.

Преступление совершено 19 января 2001 года в пос. Глинищево Брянского района Брянской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании О. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный О. указывает, что выводы приговора не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Справки о побоях потерпевшим выданы фиктивные, при этом врач и один из сотрудников милиции состоят в родственных отношениях. По болезни от работы потерпевшие не освобождались. Его первые показания на следствии были даны со слов потерпевших и под принуждением. Дополнительные свидетели в суд не вызывались, хотя могли дать показания, имеющие существенное значение по делу. Его родственники также принуждались к даче показаний против него следователем. От уголовной ответственности по другому делу он не скрывался, потерпевшие сами вели себя неправомерно, и его действия были ответной реакцией на поведение потерпевших, ворвавшихся в дом в ночное время в пьяном виде и устроивших, избивших его, в связи с чем он находился в состоянии необходимой обороны. Потерпевшие не имели отличительных атрибутов работников милиции, а ему не было известно о том, что он находился в федеральном розыске. В связи с этим его действиям дана неправильная юридическая оценка. Кроме того, срок отбывания наказания ему неправильно исчислен с 20 февраля 2001 года. Просит разобраться в деле и принять правильное решение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности О. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного О. в судебном заседании видно, что он находился в доме сожительницы К. и доставал из погреба картофель, когда в дом зашли двое незнакомых мужчин. Один из них спустился к нему в подвал и угрожал переломать ему руки и ноги. От испуга он схватил мужчину за шею, стал сдавливать ее, укусил его за палец. Эти мужчины вытащили его из подвала, связали ему руки, избили и на машине отвезли в отдел милиции, при этом по дороге продолжали избивать, предлагая подписать какие-то бумаги. О том, что он находился в розыске за совершенное ранее преступление, он не знал и не знал, что эти мужчины являются работниками милиции. Считает, что телесные повреждения им причинил в состоянии самообороны.

Давая оценку показаниям осужденного, суд в приговоре мотивированно признал их надуманными и не состоятельными, поскольку они опровергаются другими доказательствами по делу, достоверность, объективность и допустимость которых проверена в судебном заседании.

Из показаний потерпевшего Ф. видно, что он и Л. получили оперативную информацию о том, что разыскиваемый за кражу чужого имущества О. находится в доме <...>, и поехали по указанному адресу. Дверь им открыла К., которой они представились сотрудниками милиции, предъявили свои служебные удостоверения и спросили, где находится О., но она ответила, что его в доме нет. С ее разрешения они стали осматривать дом и обнаружили О. в подвале. Представившись сотрудником милиции, он предложил О. выйти из подвала, но тот ничего не ответил, и ему пришлось лезть в подвал. В этот момент осужденный напал на него сзади, схватил рукой за шею и стал сдавливать, схватил его за палец и вывернул его. Спустившийся в подвал Л. стал помогать ему освободиться от О., который укусил Л. за палец. Им удалось вытащить О. из подвала, но и в кухне он продолжал сопротивляться, нанес ему удары в лицо и грудь.

Из показаний потерпевшего Л., подтвердившего показания Ф., видно, что впустившая их в дом К. знала, что они являются работниками милиции, поскольку он ранее неоднократно бывал у нее в связи с розыском ее сожителя О., а Ф. предъявил ей служебное удостоверение. Он также полностью подтвердил обстоятельства оказанного О. сопротивления и причинения им телесных повреждений.

Из показаний свидетеля К. следует, что ранее к ней неоднократно приезжали работники милиции в поисках ее сожителя О., предлагали уговорить его добровольно явиться в милицию. Об этом она говорила осужденному, который никак не реагировал на это. 19 января к ней в дом постучались потерпевшие и представились работниками милиции, при этом Л. она знала, поскольку он приходил к ней и ранее. Она впустила их в дом, не сказав, что О. находится в подвале. Они нашли его там и предложили выйти, но тот ничего не ответил, после чего один из потерпевших спустился в подвал, откуда послышался шум. Она побежала звонить матери, а по возвращению увидела О. лежащим на полу, а потерпевшие связывали ему ремнем руки. При выводе в автомашину он упирался, не хотел идти, но его увезли.

Аналогичные показания на предварительном следствии дала свидетель М., которые были исследованы в судебном заседании (л.д. 58).

Из актов судебно-медицинских экспертиз усматривается, что у обоих потерпевших установлено причинение легкого вреда здоровью с кратковременным его расстройством (л.д. 15, 18 - 19).

Факт возбуждения уголовного дела в отношении О. и объявления в отношении его розыска подтверждается имеющимися в деле соответствующими постановлениями (л.д. 4 - 5).

Правомерность действий потерпевших Ф. и Л. при исполнении ими своих служебных обязанностей подтверждается материалами служебной проверки (л.д. 22 - 23, 26 - 27), получившими в приговоре надлежащую оценку.

Приведенные выше доказательства в их совокупности полностью опровергают доводы осужденного в жалобе о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела и фиктивности медицинских документов в отношении потерпевших о характере и степени тяжести причиненных им телесных повреждений.

Его доводы о применении недозволенных методов ведения следствия, неполноте исследования доказательств, о незнании об объявлении на него розыска, а также об отсутствии у него сведений о принадлежности потерпевших к сотрудникам милиции в судебном заседании проверялись и обоснованно отвергнуты в приговоре, как не нашедшие подтверждения.

Юридическая квалификация действий О. по ст. 318 ч. 2 УК РФ является правильной, обоснованной и мотивированной.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не имеется.

Назначенное О. с применением ст. 64 УК РФ наказания соответствует характеру содеянного, данным о его личности и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Несостоятельными являются доводы жалобы о неправильном исчислении начала срока отбывания наказания, так как по данному делу он был заключен под стражу 20 февраля 2001 года, а его задержание и заключение под стражу 20 января 2001 года было связано с другим расследовавшимся в отношении его делом.

Оснований для удовлетворения доводов жалобы о смягчения наказания не имеется. Вместе с тем, указание о назначении О. принудительного лечения и наблюдения у психиатра подлежит исключению из приговора. В акте судебно-психиатрической экспертизы указано, что в принудительных мерах медицинского характера он не нуждается, и ему рекомендуется лишь наблюдение у психиатра, а суд, вопреки этим выводам безмотивно назначил ему принудительное, как лечение, так и наблюдение у психиатра, что свидетельствует о незаконности данных выводов суда.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 24 мая 2001 года в отношении О. изменить, исключить указание о назначении ему амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра в местах отбывания наказания в соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "в", 100 УК РФ.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"