||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 декабря 2001 г. N 5-О01-203

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,

судей Ботина А.Г. и Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании от 6 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных на приговор Московского городского суда от 10 августа 2001 года, по которому

М.М., <...>, несудимый -

осужден по ст. 126 ч. 3 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. ст. 33 ч. 3, 327 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 322 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 327 ч. 3 УК РФ к 1 году исправительных работ.

В связи с истечением сроков давности М.М. по ст. ст. 33 ч. 3, 327 ч. 1, 327 ч. 3, 322 ч. 1 УК РФ на основании ст. 78 УК РФ от назначенного наказания освобожден.

По совокупности остальных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ М.М. окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

М.М. по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 226 ч. 4 п. п. "а", "б" УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступлений;

М.Р., <...>, несудимый

осужден по ст. 163 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

М.Р. по ст. 126 ч. 3 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. и заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М.М. и М.Р. признаны виновными в вымогательстве, совершенном под угрозой применения и с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в крупном размере.

Кроме того, М.М. признан виновным: в похищении человека, совершенном из корыстных побуждений, организованной группой; в убийстве, совершенном организованной группой, с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение; в организации подделки официального документа, предоставляющего права, в целях его использования; в использовании заведомо подложного документа; в незаконном пересечении государственной границы Российской Федерации.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный М.М. вину признал частично, осужденный М.Р. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный М.М. не согласен с приговором, считает, что органами следствия и судом нарушены требования ст. 20 УПК РСФСР. Утверждает, что к нему в ходе следствия применялись недозволенные методы воздействия, что ему не был предоставлен переводчик, что были нарушены его право на защиту и конституционные права. По его мнению, в основу приговора положены доказательства, которые были добыты с нарушением закона и не могут быть использованы в качестве доказательств его вины, что выводы суда основаны на предположениях. Утверждает, что суд необоснованно вменил ему ст. ст. 126 ч. 3, 163 ч. 3 УК РФ, он никого не похищал и не просил и не принуждал никого что-либо вымогать. Полагает, что несоблюдение органами следствия и судом требований закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела явилось последствием неправильной квалификации содеянного, что привело к ошибке при назначении наказания. Просит приговор отменить, дело направить на новое расследование;

осужденный М.Р. также не согласен с приговором. Указывает, что в ходе судебного следствия им заявлялось ходатайство о проведении повторной фонографической экспертизы, однако суд неосновательно отклонил его ходатайство, и бездоказательно принял выводы экспертизы как доказательство его вины. Ссылается на то, что суд основал приговор на его первичных показаниях, добытых с нарушением норм уголовно-процессуального закона, а именно полученных без его защитника и переводчика. Считает, что приговор вынесен с ущемлением его интересов на защиту и с нарушением уголовно-процессуального закона. Просит отменить приговор как незаконный и необоснованный, дело направить на дополнительное расследование для проведения повторной фонографической экспертизы.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Доводы жалоб об отмене приговора не соответствуют материалам дела, из которых видно, что выводы суда о доказанности вины осужденных М.М. и М.Р. основаны на собранных по делу доказательствах, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Так, вина осужденного М.М. в похищении Б.К. с целью получения за него выкупа в сумме 3 000 000 долларов США, в вымогательстве и в убийстве потерпевшего, а также вина осужденного М.Р. в вымогательстве подтверждается показаниями обвиняемого М., дело которого выделено в отдельное производство, потерпевшего Б.М., свидетеля Ш. и другими доказательствами.

Обвиняемый М. показал, что в мае 1998 года его пригласил в г. Москву дальний родственник М.М., который встретил его на вокзале и отвез на дачу. На даче находились знакомый М.М. Г. и его племянник Ш. По приезду М.М. посвятил его в свой план похищения Б.К., за которого родственники должны будут заплатить выкуп в размере 3 000 000 долларов США. Когда М.М. привез Б.К. на дачу, то он и Г. надели на Б.К. наручники и приковали к трубе в одной из комнат. За все это время, пока они с Г. и Ш. сторожили Б.К., родственникам последнего звонил М.Р., который вначале был посвящен в план похищения, "...а подключился к нему позже". После того, как М.М. понял, что за Б.К. выкуп не дадут, и что тот его выдаст, как только его отпустят, М.М. дал им указание убить Б.К. Они задушили Б.К., а труп закопали в подсобном помещении дачи.

Из показаний свидетеля Ш. видно, что со слов М.Р. ему было известно, что М.М. украл человека и требует за него выкуп, что он вызвал из г. Баку М. для того, чтобы этого человека убить. Впоследствии он узнал, что украденный и убитый человек был Б.К. Его же, Ш., заставили вынести песок из подсобного помещения на даче. Как он потом понял, эту землю нужно было убрать, чтобы не была заметна могила Б.К.

Сам осужденный М.М. на предварительном следствии признал свою причастность к похищению Б.К., что он привез Б.К. на дачу, и что он звонил брату Б.К., а М.Р. по его просьбе звонил родственникам Б.К., требовал выкуп.

Осужденный М.Р. на предварительном следствии показал, что ему было известно о похищении Б.К. По просьбе М.М. он звонил родственникам похищенного и требовал выкуп. По его же просьбе передавал записки и видеопленку, на которой был снят Б.К.

Судом проверялись заявления М.М. и М.Р. о том, что эти показания ими давались под физическим и психологическим воздействием работников милиции, о чем утверждается и в кассационных жалобах, однако установлено, что эти заявления являются неосновательными.

Проанализировав и оценив показания осужденных М.М. и М.Р. на предварительном следствии и на суде, суд первой инстанции обоснованно признал показания М.М. и М.Р., изложенные выше, а также показания М. и Ш. достоверными, поскольку эти показания объективно подтверждаются совокупностью доказательств по делу: показаниями потерпевшего Б.М., свидетеля В., протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинского эксперта, протоколом аудиозаписи разговора Б.М. с похитителями его брата, и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

Потерпевший Б.М. показал, что после исчезновения его брата, неизвестный мужчина звонил ему по телефону и, угрожая смертью брата, требовал за него выкуп в размере 3 000 000 долларов США. Он рассказал об этом М.М., поскольку тот был близким человеком его брата, и М.М. вызвался помочь в поисках брата. При этом М.М. был в курсе всех мероприятий, которые осуществляли работники милиции и сотрудники частного агентства по поиску брата. М.М. постоянно твердил и убеждал всех, что сначала нужно заплатить деньги, а затем уж разбираться и устанавливать похитителей. Никто, кроме М.М., не знал, что на телефоне, по которому звонят похитители, установлен определитель. После того, как М.М. узнал об этом, сразу же позвонили и потребовали снять определитель.

Свидетель В. подтвердил о снятии дачи М.М. и пояснил, что М.М. предъявил ему загранпаспорт на А., при этом объяснил, что снимает дачу для своего брата. Посещая неоднократно дачу, он видел там двух человек, которых впоследствии опознал по фотокарточкам, как М. и Г.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на дачном участке в хозяйственной постройке обнаружен труп мужчины, который опознан как Б.К.

Оценка доказательствам по делу дана судом в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому ставить ее под сомнение, нет оснований.

Таким образом, судом установлено, что М.М. составил план похищения Б.К., вызвал для его осуществления других лиц из г. Баку. Для удержания похищенного Б.К. заранее снял дачу, распределил роли между участниками совершения преступления, которые действовали с единым умыслом на совершение преступлений, в том числе и на убийство похищенного Б.К., совершенного по распоряжению М.М., сознавая, что Б.К. в живых оставлять нельзя, так как за этим последует ответственность за похищение и вымогательство, то есть чтобы скрыть указанные преступления, а также облегчить их совершение. М.М., преследуя цель путем вымогательства получить выкуп за Б.К., после его похищения привлек к этому М.Р., поручив ему звонить и требовать выкуп, что тот и делал.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно признал, что М.М. и М.Р. совершили преступления организованной группой и правильно квалифицировал преступные действия М.М. по ст. ст. 126 ч. 3, 163 ч. 3 п. п. "а", "б", 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ и М.Р. по ст. 163 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ, по соответствующим квалифицирующим признакам, указанным в приговоре.

Доводы кассационных жалоб осужденных о том, что они вымогательства не совершали, а также М.Р. о том, что ему необоснованно вменена ст. 126 УК РФ, опровергаются вышеизложенными доказательствами, поэтому с ними нельзя согласиться.

Вина осужденного М.М. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 33 ч. 3, 327 ч. 1, 327 ч. 3, 322 ч. 1 УК РФ подтверждается как показаниями самого М.М., признавшего вину в совершении этих преступлений, так и другими доказательствами по делу: протоколом личного обыска М.М., из которого видно, что у него обнаружен загранпаспорт на имя А.; заключением экспертизы, из которого усматривается, что в загранпаспорте на имя А. имело место полная замена фотокарточки; протоколом осмотра этого паспорта, из которого видно, что в паспорте имеются отметки о пересечении государственной границы РФ.

Что касается утверждений в кассационных жалобах о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона органами следствия и судом, то они являются необоснованными.

Как указано выше, органами следствия и судом обстоятельства дела исследованы всесторонне, полно и объективно, в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР.

Неудовлетворение судом ходатайства М.Р. о проведении повторной фонографической экспертизы не повлияло на полноту судебного следствия и на доказанность его вины в совершенном преступлении, поскольку она подтверждается не только заключением экспертизы, но и совокупностью других доказательств по делу.

Из материалов дела также видно, что М.М. и М.Р. были разъяснены их права, в том числе и ст. 51 Конституции РФ. Оба заявили, что владеют русским языком, показания будут давать на русском языке.

Как М.М. так и М.Р. имели полную возможность иметь переводчика. Не было нарушено и их прав на защиту, защита обоих осуществлялась адвокатами.

В основу приговора положены доказательства, которые собраны по делу с соблюдением требований ст. ст. 69, 70 УПК РСФСР, а сам приговор отвечает требованиям ст. 314 УПК РСФСР.

Ни органами предварительного следствия, ни судом не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, и соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела. Оснований для смягчения им наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 10 августа 2001 года в отношении М.М. и М.Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"