||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 декабря 2001 г. N 67-о01-43

 

Председат.: Соснина Е.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Коннова В.С.

судей - Глазуновой Л.И. и Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 6 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных К., М., П. и адвоката Тарасюк С.А. на приговор Новосибирского областного суда от 4 декабря 2000 года, которым

К., <...>, русский, со среднетехническим образованием, ранее судимый 8 октября 1996 года по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года, -

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к пяти годам шести месяцам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к шести годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

По ч. 2 ст. 210 УК РФ К. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

М., <...>, русский, со средним образованием, ранее судимый 16 ноября 1998 года по ст. ст. 161 ч. 3 п. "б", 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества, -

осужден по ч. 3 ст. 186 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к семи годам шести месяцам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к восьми годам шести месяцам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 1 ст. 210 УК РФ М. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления;

П., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый, -

осужден по ч. 2 ст. 186 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к четырем годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 1 ст. 210 УК РФ П. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

К., М. и П. признаны виновными и осуждены за сбыт поддельной иностранной валюты (долларов США) в крупных размерах, а К. и М., кроме того, в составе организованной группы.

Преступления совершены ими в феврале 1997 года в Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимые К., М. и П. виновными себя не признали.

По данному делу также осуждены: по ч. 3 ст. 186 УК РФ - Б., К.Ю., С.; по ч. 2 ст. 186 УК РФ - К.Ш., К.У.; по ч. 1 ст. 186 УК РФ - Д., П.В. и по ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 186 УК РФ - И., в отношении которых в кассационном порядке дело не рассматривается.

В кассационных жалобах:

- осужденный К. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на несовершение им преступления, недоказанность его вины, применение в ходе предварительного следствия незаконных методов, нарушение его права на защиту, непроведение очной ставки с Б.Д. Считает, что судебное следствие проведено неполно и односторонне;

- осужденный М. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на то, что совершить преступление он "попросту не мог", организованной группы не было.

Считает, что доказательства оценены неверно, судебное заседание проведено односторонне, а приговор - не обоснован;

- адвокат Тарасюк С.А. в защиту интересов осужденного М. также просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на применение к осужденным в ходе предварительного следствия незаконных методов; на неправильную оценку доказательств и на недоказанность вины М. в совершении преступления;

- осужденный П. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство в отношении него, ссылаясь на то, что он к преступлению никакого отношения не имеет. По его мнению, доказательства оценены неверно, а приговор - не обоснован. Обращает внимание на непроведение в ходе предварительного следствия очных ставок с сообвиняемыми, вследствие чего он не знал их показаний и показаний свидетелей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., объяснения осужденного К., поддержавшего свою жалобу по изложенным в ней основаниям, заключение прокурора Костюченко В.В. об оставлении приговора в отношении К., М. и П. без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении К., М. и П. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Виновность К., М. и П. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Судом проверялись доводы о применении к осужденным в ходе предварительного следствия незаконных методов, однако эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом по основаниям, указанным в приговоре.

Ссылка в жалобе М. на то, что. в ходе предварительного следствия ему не разъяснялись требования ст. 51 Конституции РФ, является надуманной, противоречащей материалам дела, из которых следует, что требования ст. 51 Конституции РФ ему разъяснялись многократно (т. 1 л.д. 328; т. 2 л.д. 123, 129, 141, 151, 160, 200; т. 7 л.д. 123, 140; т. 8 л.д. 75 и др.).

В ходе предварительного следствия К.Ш. пояснял, что он решил заняться реализацией поддельных долларов. В конце января 1997 года он позвонил в г. Новосибирск своему родственнику К.У., сообщил о наличии у него поддельных долларов и интересовался, сможет ли К.У. реализовать их в г. Новосибирске. Через некоторое время К.У. сообщил, чтобы он приезжал к нему с поддельными долларами. На вокзале его встречали К.У., М. и еще несколько парней. Они, сразу поехали к М. на квартиру, где он по совету К.У. передал поддельные доллары (кроме трех 100-долларовых купюр) М. Он понял, что М. будет заниматься их реализацией, и знал, что тот их реализовывал.

Аналогичные показания в ходе предварительного следствия давал и К.У., который уточнял, что после телефонного звонка К.Ш. он сообщил М. о состоявшемся разговоре и предложил М. заняться реализацией поддельных долларов. Когда М. согласился с его предложением, он сообщил об этом К.Ш. и тот приехал в г. Новосибирск, приехав на квартиру к М., К.Ш. показал М. пачку стодолларовых купюр. Тот, осмотрев их, заявил, что качество изготовления поддельных долларов не очень высокое, но согласился заняться их реализацией. Через некоторое время М. часть суммы возвращал К.Ш., сообщая, что доллары "не идут". Однако спустя несколько дней М. снова забрал эти доллары, заявив, что нашел на них покупателя.

В судебном заседании подсудимый К.У. не отрицал, что он встречал приезжавшего К.Ш. вместе с М. и сразу же поехали на квартиру к М. и лишь спустя некоторое время - к нему (К.У.) домой.

Из записки, которую К.У. пытался в нарушение установленных правил передать К.Ш., следует, что К.Ш. обязательно должен изменить показания в судебном заседании, и далее К.У. инструктировал его, какие показания тот должен дать (л.д. 100 т. 3).

М. в ходе предварительного следствия пояснял, что в конце января 1997 года К.У. сообщил, что ему должны привезти фальшивые доллары, и предложил ему заработать на их сбыте, на что он согласился. Через некоторое время К.У. попросил вместе с ним встретить человека, который должен был привезли доллары и он вместе с К.Ю., П., К.У. встречали К.Ш.. С вокзала они приехали к нему на квартиру. К.Ш. показал им привезенные поддельные 100-долларовые купюры, которые имели 4 номера. Поддельных долларов было около 26.000. Осмотрев эти доллары, он, П., К.Ю., К. пришли к выводу, что качество поддельных долларов невысокое и сбыть их через банк и лиц, занимающихся сбытом валюты, не удастся. Однако они все же решили попробовать сбыть их. Ему для реализации передали около 16.000 поддельных долларов. Вырученные деньги от сбыта поддельных долларов было решено поделить так: К.Ш. должен был получить 50%, он и К.У. - по 25% от выручки. К сбыту поддельных долларов он (М.) привлек С., К., Б., передал им часть поддельных долларов, заранее с ними договорился, каким образом лучше их сбывать. Четырьмя поддельными 100-долларовыми купюрами он расплатился с адвокатом К.Н. за ранее оказанные юридические услуги. Около 13.000 долларов сбыть не удалось и он вернул их К.Ш. и К.У., которые просили его продолжить сбыт фальшивых долларов. Затем, узнав от Б., что она нашла покупателя на крупную сумму поддельных долларов, он, К., С. собрали имевшиеся фальшивые доллары и передали их Б. При этом он забрал у К.У. ранее возвращенные доллары. Собранные 16.000 поддельных долларов они намеревались продать за 40 млн. руб. Переговоры с покупателями вела Б., он был в курсе этих переговоров. Вначале покупатель приобрел 300 поддельных долларов за 3 млн. руб. и 20 февраля 1997 года намеревался приобрести остальную сумму долларов, назначив Б. встречу в кафе. Он, вызвав такси, вместе с Б. направил в кафе С. и К., которые должны были охранять ее и подстраховывать, доллары должны были находиться у С. Он инструктировал их, как им необходимо было вести себя.

Вторая часть привезенных К.Ш. поддельных долларов была передана П. по кличке "Попенок" и ему известно, что П. занимался их сбытом.

Ссылка в жалобе М. на то, что он отказался от первоначальных показаний, не имеет юридического значения, поскольку эти показания были им даны, зафиксированы и отказаться от них невозможно. Изменению им показаний суд оценку дал.

Ссылка его на дачу показаний в ходе предварительного следствия в отсутствие адвоката не влияет на оценку его показаний, поскольку М., как следует из материалов дела, право на защиту было своевременно разъяснено и он заявлял, что в услугах адвоката не нуждается, свою защиту будет осуществлять сам (т. 1 л.д. 328; т. 2 л.д. 129, 141, 162; т. 7 л.д. 140). Его допрос 7 июня 1999 года (и на данный протокол суд ссылался в приговоре) проводился с участием адвоката Тарасюк (т. 7 л.д. 122 - 124).

Его ссылка на то, что согласно справке от 18 июня 1997 года он не мог участвовать в следственных действиях, не свидетельствует о незаконности его допросов. Как видно из справки (т. 3 л.д. 185 - 186), у М. был обнаружен сифилис, данное заболевание не препятствует его допросам, однако требовало повышенной осторожности с точки зрения санитарии при общении с ним во избежание заражения. Наличие у М. сифилиса не влияло на достоверность его показаний.

Свидетель М.Т. поясняла в судебном заседании, что в начале февраля 1997 года в квартиру И., где находились она и Б., приехал М., который наедине разговаривал с Б. после этого ей и И. М. показал две стодолларовые купюры, поинтересовавшись их качеством. Она сразу определила поддельность купюр, поскольку одна сторона была светлее другой. М. подтвердил, что доллары поддельные. Эти купюры М. оставил Б., которая согласилась помочь ему сбыть их. От Б. ей известно, что одну из поддельных купюр она передала С.Р. и З. По просьбе Б. она хранила у себя дома "внушительную пачку" поддельных стодолларовых купюр. Из этой пачки Б. забирала 3000 долларов, за которыми приезжал К.Ю., но затем вернул их. Ей известно, что 1300 поддельных долларов Б. продала парню по имени "Валера", который, как она поняла по разговорам по телефону между Б. и М., хотел купить все имевшиеся у них поддельные доллары.

Свидетель В. пояснял в судебном заседании, что он в качестве покупателя поддельных долларов был внедрен в преступную группу. В феврале 1997 года он познакомился с Б., от которой узнал, что она реализует поддельные доллары, которых у нее было 16.000. Он договорился с ней о приобретении долларов. 14 февраля 1997 года он встречался с Б. в квартире И. и из разговора с ними понял, что Б. является лишь посредником, самостоятельно вопросы сбыта не решает. Туда же пришли М. и К. Из разговора с М. он понял, что тот выступает в качестве одного из руководителей группы сбытчиков поддельных долларов, и именно им (М.) поддельные доллары были переданы Б. Он произвел у Б. две контрольных закупки поддельных долларов: 300 долларов и 1000 долларов, и договорился о приобретении оставшихся поддельных долларов, назначив ей встречу в кафе. На эту встречу Б. приехала вместе с К. и С. При этом Б. и К. вошли в кафе без С. и лишь узнав, что он привез деньги, К. пригласил С., который и передал ему поддельные доллары. За эти доллары он передал Б. рубли, после чего С., К. и Б. вышли из кафе и были задержаны.

С. в ходе предварительного следствия также пояснял, что в начале февраля 1997 года М. показал ему поддельные стодолларовые купюры и объяснил, по каким признакам они отличаются от настоящих. М. предложил ему заняться сбытом поддельных долларов, пообещав ему 30% от вырученной суммы. Он согласился, они определили стоимость продажи долларов. При этом М. советовал ему не обращаться для сбыта долларов к коммерсантам и в банк, а сбывать их лицам кавказской национальности и в коммерческие киоски. Он получил от М. 2000 поддельных долларов и стал заниматься их сбытом. Он М. он знал, что по его (М.) просьбе сбытом поддельных долларов занималась Б. Б. нашла покупателя на поддельные доллары на сумму около 40 млн. руб. По просьбе М. оставшиеся у него нереализованные доллары он отвез Б. 20 февраля 1997 года Б. в кафе должна была встретиться с покупателем. По поручению М. он и К., который знал о происходящем, вместе с Б. ездили в кафе. Он и К. должны были выступать в роли охранников. Согласно состоявшейся договоренности в кафе зашли К. и Б., а он с поддельными долларами находился на улице, пока его не пригласил в кафе К. В кафе он передал поддельные доллары, за которые Б. дали рубли.

Подсудимый К.Ю. пояснял в судебном заседании, что в феврале 1997 года К. сообщил ему, что К.Ш. должен привезти фальшивые доллары, и попросил его съездить за ним на вокзал. Он с М., а также еще несколько человек, приехавшие на "Волге", встретили К.Ш. и все вместе с вокзала приехали на квартиру к М., где все, кроме него и К., уединились в кухне. Затем М. показал ему пачку стодолларовых купюр и сообщил, что они поддельные. После этого он и К. приглашали "девушек по вызову", с которыми должен был расплачиваться К. Он не помнит, возил ли М. к адвокату Кишкину. Он передавал Б. от М. какой-то сверток, размеры которого соответствовали размеру купюр.

Кроме того, в ходе предварительного следствия К.Ю. пояснял, что из разговоров между М., К. и С. он знал, что М. дал К. и С. для сбыта поддельные доллары и те занимались их сбытом. Он К. ему известно, что тот за услуги "девушек по вызову" рассчитался 200 поддельными долларами. По просьбе М. он привозил ему от Б. поддельные доллары. Он возил М. к К.Н., со слов М., ему известно, что тот расплатился с К.Н. долларами.

Подсудимая Б. поясняла в судебном заседании, что в квартире И. М. показывал стодолларовую купюру, подлинность которой вызывала сомнение, одна ее сторона была светлее другой. М. оставил две 100-долларовые купюры, о которых она сообщила И. и М., что они - фальшивые. Впоследствии В. изъявил желание приобрести фальшивую стодолларовую купюру. Она сообщила об этом М., от него узнала о наличии у него еще 16.000 поддельных долларов, когда В. захотел приобрести все 16.000 долларов за 50 млн. руб., К.Ю. привез ей от М. в пакете поддельные доллары на эту сумму. Вначале В. приобрел у нее 300 фальшивых долларов за 1 млн. руб., затем - 1.000 долларов за 3 млн. руб. Эти 4 млн. руб. она передала М.

20 февраля 1997 года В. сообщил, что собрал необходимую сумму денег для покупки фальшивых долларов и назначил встречу в кафе. Она по телефону сообщила об этом М., тот обещал прислать за ней машину и сопровождающих. К назначенному времени на машине за ней заехали К. и С.

До этого в квартире И. был заменен телефон на аппарат с определителем номера.

Кроме того, в ходе предварительного следствия Б. поясняла, что когда в квартире И. М. показывал две поддельные стодолларовые купюры, то сообщил о наличии у него крупной их суммы и предложил ей заняться их сбытом, найти покупателя, на что она согласилась.

Аналогичные показания давала и И., которая, кроме того, в ходе предварительного следствия поясняла, что руководил сбытом поддельных долларов М., а К., К.Ю., С. и Б. были его подчиненными. Все вопросы, связанные со сбытом поддельных долларов, Б. согласовывала с М., без него ничего не решала и вырученные от сбыта поддельных долларов деньги передавала М. По просьбе Б. М. установил в квартире телефон с определителем номера, чтобы та могла определить, откуда ей звонил В.

Из показаний К.Ю. в ходе предварительного следствия видно, что среди лиц, встречавших К.Ш., везшего фальшивые доллары, был и П.

Л. в ходе предварительного следствия пояснял, что П. передавал ему для сбыта поддельные доллары - 700 долларов, сообщал, что у него имеется еще около 2000 поддельных долларов. Из разговоров с П.В. он понял, что тот берет поддельные доллары у П. по кличке "Попенок", заинтересованного в их сбыте.

П.В. пояснял в ходе предварительного следствия, что П., имеющего кличку "Попенок", он знает еще со школы.

Из заключений фоноскопических экспертиз следует, что характер и содержание записанных телефонных разговоров свидетельствуют о знакомстве между собой К.У., П., М., К.Ш., которые поддерживали регулярную связь и при разговорах интересовались сбытом поддельных долларов. Б. сообщала М. как руководителю о том, как происходил сбыт поддельных долларов В., о переговорах с ним, а М. давал ей указания, как ей следует действовать, обещал ей вознаграждение за сбыт поддельных долларов и обещал прислать в качестве охранников при сбыте поддельных долларов в кафе К. и С.

Ссылка М. на то, что в судебном заседании не прослушивались аудиозаписи телефонных разговоров, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку суд в приговоре не сослался на сами аудиозаписи (они исследовались при проведении фоноскопической экспертизы и суд исследовал заключения и использовал их при постановлении приговора). В судебном заседании, как следует из протокола, не заявлялось ходатайства о прослушивании аудиозаписей.

Ссылка в жалобе М. на то, что при ознакомлении с материалами дела он не видел аудиокассет с маркировкой "СФ", о которых указывается в заключениях фоноскопических экспертиз, не имеет юридического значения, поскольку "СФ" является не маркировкой аудиокассеты, а сокращением выражения "спорная фонограмма" (т. 8 л.д. 6), о чем указано в актах экспертиз. Аудиозапись телефонных разговоров проводилась в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые являются секретными. Необходимые для уголовного дела данные рассекречены, оснований и необходимости в полном рассекречивании всех этих мероприятий не имелось.

Виновность К., М. и П. подтверждается и другими, имеющимися в материалах дела, приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, в том числе, дав надлежащую оценку измененным показаниям, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К., М. и П. в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: К. и М. - по ч. 3 ст. 186 УК РФ; П. - по ч. 2 ст. 186 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Ссылка К. на то, что в материалах дела отсутствуют его протоколы допросов, находившиеся на л.д. 355 т. 1 и 134 - 135 ч. 7, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку суд в приговоре на указанные протоколы допросов не ссылался, а сам К. при наличии у него желания, имел возможность дать в судебном заседании показания, аналогичные изложенным в указанных протоколах. Как следует из материалов дела, при ознакомлении обвиняемых К. и К.Ш. с материалами дела, следователь М.К. выходил из следственного кабинета, оставляя обвиняемых, после чего оказалось, что из материалов дела были удалены два протокола допросов, а в протоколах допросов М. и К. на л.д. 162 - 164, 204 - 205 т. 2 фиолетовой пастой были жирно зачеркнуты некоторые слова (для восстановления первоначального текста была проведена криминалистическая экспертиза). За ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей следователь М.К. был уволен, по факту хищения и повреждения официальных документов была проведена служебная проверка, материалы которой были направлены в прокуратуру Новосибирской области для возбуждения уголовного дела (т. 8 л.д. 310 - 311; т. 9 л.д. 277).

Проведение либо непроведение очных ставок является компетенцией следователя и этот вопрос решается им, исходя из имеющихся материалов дела. Преждевременное - до окончания предварительного следствия - ознакомление обвиняемых с показаниями друг друга и свидетелей, как об этом ставит вопрос в жалобе П., в цели проведения очных ставок не входит. Непроведение допроса свидетеля Б.Д. в судебном заседании не свидетельствует о нарушении закона судом. Как следует из материалов дела, судом принимались предусмотренные законом меры для его допроса, однако место нахождения Б.Д. оказалось неизвестным. При таких данных с учетом того, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает возможности объявления и проведения розыска свидетеля, суд обоснованно огласил показания Б.Д., данные им в ходе предварительного следствия, исследовал и дал им оценку в приговоре в совокупности со всеми другими доказательствами. Кроме того, показания свидетеля Б.Д. не положены судом в основу вывода о виновности К. в сбыте поддельной валюты, по делу имеется достаточно и других доказательств его виновности в содеянном.

Выводы суда о сбыте К. и М. поддельной валюты в составе организованной преступной группы соответствуют материалам дела и надлежащим образом обоснованы. Как следует из материалов дела, М. для сбыта поддельной валюты организовал группу, в которую входили К., С., К.Ю., Б., каждый из которых выполнял отведенную ему роль. М. осуществлял руководство этой группой, действиями членов группы, распределял среди них поддельные купюры для сбыта, осуществлял сбор денежных сумм, полученных от сбыта, определял стоимость поддельных купюр при сбыте, сумму вознаграждения участников группы за сбыт поддельной валюты, обеспечивал группу техническими средствами (автотранспортом, телефоном с определителем номера). Б., К. и С. сбывали поддельные купюры, К. и С. наряду с этим выполняли роль охранников (обеспечивали безопасность других членов группы при сбыте). К.Ю. предоставлял членам группы транспорт, перевозил поддельную валюту к месту сбыта. Данная группа, имея предварительный сговор на сбыт поддельной валюты, имела постоянные связи друг с другом, действия членов группы согласовывались, ими осуществлялось руководство, их роли распределялись. Совокупность всех этих обстоятельств подтверждает правильность выводов суда о наличии в действиях М. и К. признаков организованной группы.

Наказание К., М., П. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с применением ст. 64 УК РФ, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом - с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, рассмотрено - всесторонне, полно и объективно. Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, как об этом ставится вопрос в жалобах, из материалов дела не усматривается.

Ссылка М. на фальсификацию материалов дела следователем является несостоятельной и противоречит материалам дела. В судебном заседании 29 мая - 4 декабря 2000 года, как видно из протокола, прокурору Масловой отводов не заявлялось. Заявление ей отвода в предыдущем судебном заседании, разрешенного судом, не влияет на данный приговор. Кроме того, участие прокурора Масловой в повторном (после отмены первоначального приговора) рассмотрении дела не является нарушением закона, поскольку прокурор в состав суда не входит. Ссылка М. на необъективность и непрофессионализм прокурора Масловой, выявленных при первоначальном рассмотрении дела, является несостоятельной, поскольку вышестоящим судом была подтверждена правильность позиции прокурора и по ее протесту первоначальный приговор суда был отменен.

Нарушения права К. на защиту в ходе предварительного следствия, которое могло бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, из материалов дела не усматривается.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб, а поэтому руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 4 декабря 2000 года в отношении К., М. и П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"