||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 декабря 1997 года

 

Дело N 24-Г97-10

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Еременко Т.И.,

                                                    Манохиной Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 4 декабря 1997 г. дело по заявлению первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о признании недействительными ст. ст. 1 и 3 Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея" по частному протесту заместителя прокурора Республики Адыгея на определение судьи Верховного Суда Республики Адыгея от 16 октября 1997 г., которым производство по делу по заявлению первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о признании недействительными ст. ст. 1 и 3 Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея" прекращено за неподведомственностью дела суду общей юрисдикции.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации М.М. Гермашевой, полагавшей определение отменить и дело направить для рассмотрения, Судебная коллегия

 

установила:

 

первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации обратился в суд с заявлением о признании недействительными ст. ст. 1 и 3 Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея", указав, что требования указанных норм противоречат действующему федеральному законодательству и нарушают избирательные права граждан.

Статьи 1 и 3 Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея" предусматривают, что активным и пассивным избирательным правом при выборах Президента Республики обладают лишь граждане данной Республики. Избранными на эту должность могут быть только проживающие и проработавшие в Республике не менее 10 лет (в том числе не менее 1 года, предшествующего дню выборов), свободно владеющие государственным языком Республики Адыгея.

Прокурор Республики указывает в заявлении, что данные требования противоречат ст. ст. 1, 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан".

Судьей вынесено вышеуказанное определение, об отмене которого просит в частном протесте заместитель прокурора Республики Адыгея, считая его неправильным. Принимая решение, судья ошибочно применил не тот закон, не учел требования ст. 239.3 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы частного протеста, находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что заявление неподведомственно суду общей юрисдикции. Статья 3 Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея" дословно воспроизводит статью 76 Конституции Республики Адыгея, согласно которой Президентом Республики Адыгея может быть избран гражданин Республики Адыгея, проживший или проработавший в Республике не менее 10 лет (в том числе не менее 1 года, предшествующего дню выборов), свободно владеющий государственным языком Республики Адыгея и обладающий избирательным правом.

Вместе с тем в заявлении прокурора не ставится вопрос о признании вышеуказанной статьи Конституции Республики Адыгея недействительной. В связи с этим судья счел требования прокурора по настоящему делу беспредметными, до конца не разрешающими нарушения Конституции Российской Федерации и избирательных прав граждан, если таковые имеются.

Судья на основании ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" пришел к выводу о том, что требования прокурора о признании отдельных статей Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея", полностью перенесенных из Конституции Республики Адыгея, противоречащими Конституции Российской Федерации и другим федеральным законам, должен разрешать Конституционный Суд Российской Федерации.

Между тем выводы судьи ошибочны.

Из заявления прокурора в суд усматривается, что он обратился с требованиями о признании недействительными ст. ст. 1 и 3 Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея" в связи с тем, что они противоречат требованиям Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан", нарушают права граждан избирать и быть избранными, гарантированные Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством.

Требований о признании оспариваемых статей Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея" противоречащими Конституции Российской Федерации прокурор не заявлял.

При таких данных не было оснований полагать, что заявленные прокурором требования неподведомственны суду общей юрисдикции. Несостоятелен довод в определении судьи о том, что требования прокурора по данному делу беспредметны.

Противоречит ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" указание в определении судьи на то, что требование прокурора о признании отдельных статей Закона Республики Адыгея "О выборах Президента Республики Адыгея" противоречащими Конституции Российской Федерации и другим федеральным законам должен разрешать Конституционный Суд Российской Федерации, который разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Учитывая изложенное, требование ст. 239.2 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР, согласно которой к действиям государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, подлежащим судебному обжалованию, относятся коллегиальные и единоличные действия, в результате которых нарушены права и свободы гражданина, определение судьи подлежит отмене, а дело направлено в суд для рассмотрения.

Руководствуясь ст. ст. 317, 315 п. 1 Гражданско-процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

определение судьи Верховного Суда Республики Адыгея от 16 октября 1997 г. отменить, дело направить в тот же суд на рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"