||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 декабря 2001 г. N 952п200

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.

членов Президиума - Каримова М.А., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации А.Е. Меркушова на приговор Московского городского суда от 31 января 2001 года, по которому

Г., <...>, несудимый,

осужден по ст. ст. 15, 17, 102 п. "н" УК РСФСР к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен со 2 октября 1998 года;

И., <...>, несудимый,

осужден:

- по ст. ст. 15, 17, 102 п. "н" УК РСФСР к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа и освобожден от наказания в соответствии со ст. 78 УК РФ, в связи с истечением сроков давности.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 августа 2001 года приговор суда в отношении Г. и И. оставлен без изменений.

По данному делу также осуждены О.А. и В., в отношении которых протест не принесен.

В протесте поставлен вопрос о переквалификации действий осужденных со ст. ст. 15, 17 и п. "н" ст. 102 УК РСФСР на ст. ст. 17, 15, 103 УК РСФСР с назначением по этим статьям наказания в виде лишения свободы Г. сроком на 7 лет, И. - на 6 лет.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Макарова Н.И., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

согласно приговору суда, Г. и И. признаны виновными в покушении на убийство Х. по предварительному сговору.

Мотивом указанного преступления явился конфликт с Х. в связи с продажей Г. своей трехкомнатной квартиры через фирму потерпевшего.

Согласно договору купли-продажи, деньги за проданную квартиру 15 апреля 1994 года были переданы президенту фирмы АОЗТ "АСБ Холдинг-групп" Х. на основании гарантийного письма.

Г., не доверяя гарантиям Х., 2 июня 1994 года добился от него оформления в свою собственность трехкомнатной квартиры N 26 в доме N 23 по улице Остужева в г. Москве фактической стоимостью не менее 150.000 долларов США, в которой располагался офис фирмы АОЗТ "АСБ Холдинг-групп". К осени 1994 года между Г. и И., который находился в подчинении по службе у Г. и в дружеских с ним отношениях, с одной стороны, и Х. - с другой, возник конфликт. Х. стал шантажировать Г. тем, что располагал информацией о совершенных им преступлениях, и требовал возврата части офиса - квартиры N 26.

По этой причине, на почве возникших между ними неприязненных отношений, Г. и И. задумали лишить Х. жизни.

Первоначально И. склонял к совершению убийства Х. другое лицо, но получил отказ.

Весной 1995 года О. и В. находились в гостях у И., где в это время был и Г.

Последний стал угрожать О. и В. привлечением к уголовной ответственности за избиение ими военнослужащего войсковой части 03863 капитана О. в случае отказа выполнить его просьбу и предложил О. совершить убийство Х.

Тогда же И. предъявил О. фотографию Х., продемонстрировал и передал пистолет "ТТ", объяснив, как им пользоваться, рекомендовал О. стрелять из пистолета только в голову Х. Осужденные передали О. в виде аванса 2.500 долларов США. Последний показал пистолет В. и впоследствии сообщил о том, что из него нужно стрелять в Х.

Через несколько дней Г. приехал на работу к О. и В., вновь повторил просьбу о физическом устранении Х. и, пригрозив им уголовным наказанием за отказ, передал им фотографию потерпевшего и установил недельный срок для выполнения его поручения.

Через день - два И. указал О. месторасположение офиса фирмы Х., а затем совместно с Г. дом, где проживал Х., его личный гараж во дворе дома, марку и приметы автомашины. После этого Г. и И. по телефону и лично торопили О. и В. с выполнением их поручения, а те, опасаясь совершать преступление, умышленно оттягивали время.

В конце мая 1995 года И., О. и В. пристреляли пистолет "ТТ" в лесу, вблизи дачного участка О. в Наро-Фоминском районе Московской области. По просьбе В. И. оборудовал пистолет приспособлением для бесшумной стрельбы, 16 июня 1995 года привез его в г. Москву и передал О. вместе с боеприпасами, рекомендуя стрелять в Х. предстоящей ночью.

В ночь на 17 июня 1995 года В. и О. на автомашине последнего проследовали за Х. и около часа ночи, когда потерпевший поставил свою машину в личный гараж и запирал ворота, В. с полутора - двух метров произвел выстрел из пистолета "ТТ" в голову Х., причинив ему сквозное огнестрельное ранение средней зоны лица, что повлекло средней тяжести вред здоровью. Однако смерть потерпевшего не наступила, так как ему своевременно была оказана квалифицированная медицинская помощь в условиях стационарного лечебного учреждения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению.

Материалами данного уголовного дела вина Г. и О. в организации и подстрекательстве к покушению на убийство потерпевшего Х. установлена.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению.

Суд установил, что участниками данного преступления являлись Г., И., О. и В., которые играли разные роли в покушении на убийство Х. Суд обоснованно указал в приговоре, что при подготовке к убийству потерпевшего Г. и И. принадлежала роль организатора и подстрекателя, в связи с чем суд ошибочно квалифицировал их преступные действия по признаку предварительного сговора.

Согласно требованиям закона, то есть ст. 35 УК РФ, предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего и непосредственное участие в процессе лишения его жизни.

Суд установил, что Г. и И. не принимали непосредственного участия в лишении жизни потерпевшего Х. Исполнителем покушения на его убийство суд признал только В.

С учетом указанных выводов, суд кассационной инстанции исключил из приговора осуждение О. по ст. 15, 17, 102 п. "н" УК РСФСР.

Поэтому преступные действия Г. и И. подлежат переквалификации со ст. ст. 15, 17, 102 п. "н" УК РСФСР на ст. ст. 15, 17, 103 УК РСФСР, по которым им следует назначить наказание с учетом требований ст. 66 ч. 3 УК РФ как за неоконченное преступление.

На основании изложенного, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Московского городского суда от 31 января 2001 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 августа 2001 года в отношении Г. и И. изменить:

- переквалифицировать действия Г. со ст. ст. 15, 17, 102 п. "н" УК РСФСР на ст. ст. 15, 17, 103 УК РСФСР, назначив по этим статьям 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

- переквалифицировать действия И. со ст. ст. 15, 17, 102 п. "н" УК РСФСР на ст. ст. 15, 17, 103 УК РСФСР, назначив по этим статьям 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"