||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 декабря 2001 г. N 89-о01-82

 

Председательствующий: Архипов Г.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Свиридова Ю.А., судей Яковлева В.К. и Коваля В.С. рассмотрела в судебном заседании от 3 декабря 2001 года дело по кассационным жалобам осужденного А., адвоката Полякова А.А., потерпевшего А.Н. и кассационному протесту государственного обвинителя Сахарова В.Ю. на приговор Тюменского областного суда от 27 июня 2001 года, которым

А., <...>, ранее не судимый, -

осужден к лишению свободы:

- по ст. ст. 17 ч. 4, 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР - на 8 лет;

- по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР на 3 года;

- по ст. 108 ч. 1 УК РФ на 2 года;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложение наказаний назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., объяснения потерпевшего А.Н.С. и его представителя адвоката Алыкиной К.Н., поддержавших доводы своих жалоб и просивших об отмене приговора в части осуждения А. по ч. 1 ст. 108 УК РФ, заключение прокурора Мурдалова Т.А., поддержавшего протест, а в остальном полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. признан виновным в организации умышленного убийства А.Р., 1949 года рождения, из корыстных побуждений, совершенное способом, опасным для жизни многих людей, по предварительному сговору группой лиц, также в приобретении, хранении, ношении и сбыте огнестрельного оружия и боевых припасов к нему без соответствующего разрешения, которые совершены в августе - сентябре 1996 года в городе Тюмени. Кроме того, А. признан виновным в убийстве А.Н., 1962 года рождения, совершенном 25 июля 2000 года недалеко от дороги в сторону хутора "Горско-Поповский" в Урюпинском районе Волгоградской области, при превышении пределов необходимой обороны.

Преступления совершены им при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании А. вину в организации убийства А.Р. и в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия не признал, а виновным себя в причинении смерти А.Н. при превышении пределов необходимой обороны признал.

В кассационном протесте поставлен вопрос о переквалификации действий осужденного А. со ст. 218 ч. 1 УК РСФСР на ст. 222 ч. 1 УК РФ и замене ему для отбывания наказания вида исправительной колонии со строгого на общий режим. При этом указано, что санкция ст. 218 ч. 1 УК РСФСР предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 5 лет, а на момент рассмотрения дела действовала ст. 222 ч. 1 УК РФ, предусматривающая наказание до 4 лет лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 10 УК РФ смягчающий наказание закон имеет обратную силу, поэтому следовало применить действовавший на момент постановления приговора закон и квалифицировать действия его по ст. 222 ч. 1 УК РФ. Для отбывания наказания А. назначена колония строгого режима без указания мотивов принятого решения, тогда как следовало назначить ему исправительную колонию общего режима, поскольку осуждаемым впервые к лишению свободы мужчинам за умышленные преступления, согласно ст. 24 ч. 4 п. 3 УК РСФСР, действовавшей на момент совершения преступления, предусмотрено отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

В кассационных жалобах:

- потерпевший А.Н.С. в основной и дополнительных жалобах просит приговор в части осуждения А. по ст. 108 ч. 1 УК РФ отменить в связи неправильной квалификацией его действий и за мягкостью назначенного наказания, дело направить на новое расследование по месту совершения преступления в Волгоградскую область, при этом ссылается на то, что вывод суда о совершении А. убийства при превышении пределов необходимой обороны не соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан лишь на противоречивых показаниях самого осужденного, которые не подтверждены собранными по делу доказательствами. Указывает, что суд пришел к такому выводу, неполно исследовав материалы дела, поскольку события происходили в Волгоградской области и свидетели не могли явиться в суд в суд, в том числе и он сам по болезни. Считает, что дело об убийстве его брата необоснованно было соединено в одно производство с другим делом, совершенным осужденным в городе Тюмени. Утверждает, что у потерпевшего был только один нож с черной ручкой, которым невозможно было причинить тяжкий вред, а второй нож с коричневой ручкой, которым причинена смерть потерпевшему, не принадлежал его брату, что подтверждается показаниями свидетеля Д. Считает, что этот нож осужденный приготовил заранее и умышленно причинил указанным ножом смерть потерпевшему с особой жестокостью, при этом также были сделаны 2 разреза на обивке в салоне автомобиля БМВ. Судом не дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам и сделан неправильный вывод о причинении смерти потерпевшему при превышении пределов необходимой обороны.

- осужденный А. в своих кассационных жалобах он, не оспаривая вину и квалификацию по ч. 1 ст. 108 УК РФ, просит приговор в части осуждения по ст. ст. 17 ч. 4, 102 п. п. "а", "н", 218 ч. 1 УК РСФСР отменить и производство по делу прекратить, при этом ссылается на то, что вывод суда об организации им убийства А.Р. не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Утверждает, что за убийство А.Р. осуждены в 1998 году Ш. и Ш.А. как организаторы, которые в суде не были допрошены, а С. и К. как исполнители убийства. Но с этими лицами он не знаком, никогда не встречался и организовать убийство А.Р. им не поручал, доказательств его вины не имеется. Считает, что государственный обвинитель поэтому отказался от обвинения в организации им покушения на убийство А.Р. Суд необоснованно отверг его доводы о том, что он не приобретал автомат с боеприпасами и не передавал их Г., следственными органами и судом не добыто доказательств, подтверждающих его вину в совершении этого преступления. Утверждает, что Д.И. сам купил автомат. Суд сослался на противоречивые показания Г. и Д.И., которые не согласуются с другими доказательствами, но несмотря на его ходатайства между ним и свидетелями очные ставки не проведены. В процессе предварительного следствия оказывалось на него психологическое воздействие, чем было нарушено его право на защиту. Не проверена версия о причастности к организации убийства А.Р. других лиц, так как были написаны явки с повинной другими лицами, которые впоследствии были оправданы.

В дополнительной жалобе осужденный А. ставит вопрос об отмене приговора полностью и направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что дело рассмотрено судом и вынесен приговор с нарушениями процессуальных норм, наказание назначено ему чрезмерно суровое.

- адвокат Поляков А.А. в своих жалобах, не оспаривая вину А. и правильность квалификации его действий по ч. 1 ст. 108 УК РФ, просит приговор в части осуждения его по ст. ст. 17 ч. 4, 102 "а", "н", 218 ч. 1 УК РСФСР отменить, производство по делу прекратить, при этом ссылается на то, что вывод суда о доказанности его вины в совершении указанных преступлений материалами дела не доказан. За убийство А.Р. и организацию этого преступления осуждены другие лица, которых А. не знал и с ними не встречался. Указывает, что А. не приобретал автомат и боеприпасы к нему, убийство А.Р. не организовывал и подтверждающих его вину доказательств в деле не имеется.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного потерпевший А.Н. указывает о своем несогласии с ними и считает, что приговор в части осуждения по ч. 1 ст. 108 УК РФ подлежит отмене с направлением на новое рассмотрение в суд, также указывает о своем согласии с протестом.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшего осужденный А. указывает о своем несогласии с ними, утверждает, что приговор в части квалификации его действий по ст. 108 ч. 1 УК РФ является справедливым и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив изложенные в кассационных жалобах доводы, также доводы кассационного протеста и возражениях, судебная коллегия находит протест подлежащим удовлетворению, а кассационные жалобы оставлению без удовлетворения.

Доводы жалоб осужденного и его защитника Полякова А.А. о том, что материалами дела вина А. в приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия, организации им убийства А.Р., также доводы жалоб потерпевшего А.Н. о том, что судом неправильно квалифицированы действия осужденного, связанные с убийством его брата как при превышении пределов необходимой обороны, как видно из материалов дела, тщательно проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины осужденного А. в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, полно и объективно исследованных в судебном заседании и подробно приведенных в приговоре.

Вина А. в незаконном приобретении, хранении, ношении и сбыте огнестрельного оружия и боевых припасов к нему без соответствующего разрешения, также в организации им убийства А.Р. установлена материалами дела, в том числе показаниями самого осужденного А. в процессе предварительного следствия, не отрицавшего обстоятельства совершения указанных преступлений, показаниями потерпевшего А.Р.Б., Д.Н., Д.И., Г., С.С., Н., Б. и других свидетелей, протоколами осмотров мест происшествий, заключениями проведенных по делу экспертиз.

Так, из показаний А., допрошенного с соблюдением процессуальных норм, с участием защитника и с применением видеозаписи, усматривается, что он признавал вину и неоднократно подробно рассказывал, что встречался с Д.Н., Д.И., Г. и обсуждал с ними вопросы убийства А.Р., подтверждал, что вместе с Д.И. у неустановленных лиц приобрел автомат и что Г. и Д.Н. согласились убить А.Р. за вознаграждение.

Указанные показания признаны судом правдивыми обоснованно, поскольку они согласуются с установленными по делу обстоятельствами и подтверждены совокупностью доказательств.

Свидетель Д.Н. на предварительном следствии показал, что он встретился с А. и последний предложил убить А.Р. и они договорились об убийстве потерпевшего. А. познакомил его с Г., Д.И., передал Г. автомат для совершения этого убийства. В начале сентября 1996 года Г. пытался убить А.Р. возле гаражей, а потом Б.Р. пытался убить его, но у них не получилось. Через несколько дней Д.И. привез его и Г. к дому потерпевшего и когда А.Р. со своим водителем и девочкой стали садиться в машину, Г. открыл по ним из автомата огонь, но только ранил потерпевшего.

Свидетель Г. на предварительном следствии показал, что с А. познакомился через Д.Н. и подтвердил, что А. предложил ему убить А.Р., пообещав за это 500 тыс. долларов США. А. купил автомат Калашникова и передал ему вместе с магазином, показал Д.Н. и Б.Р. дом, где проживал А.Р. и гараж, в котором А.Р. ставит свою автомашину и все вместе они следили за А.Р. В начале сентября 1996 года они пытались убить потерпевшего, но не смогли, потом Б.Р. хотел убить А.Р. возле дома, но не получилось. 6 сентября 1996 года примерно в 7 часов он, Д.Н. и Д.И., с которым познакомил его А. за день до покушения на убийство А.Р., подъехали к дому А.Р. и когда А.Р. вышел из подъезда, Г. из автомата открыл по нему огонь. Вечером узнали от А., что А.Р. они только ранили.

Показания Д.Н. и Г. судом исследованы в порядке ст. 286 УПК РСФСР, поскольку несмотря на все принятые судом меры не представилось возможным допросить Д.Н. в судебном заседании, а Г. отбывает наказание в виде лишения свободы в Азербайджане за совершенное преступление (т. 5, л.д. 113 - 148, 149 - 158).

Из показания свидетеля Д.И. в ходе предварительном следствии видно, что Г., Б.Р. и Д.Н. пытались убить А.Р. три раза. С ними он познакомился у А. дома в связи с подготовкой к убийству А.Р. На место преступления возил их он. 6 сентября 1996 года он привез Г. и Д.Н. к дому А.Р. Примерно через 20 минут услышал звук автоматной очереди и сразу после этого прибежали Д.Н. и Г. Автомат был в руках Г. Через два дня А. в присутствии Г., Д.Н. и Б.Р. дал им указание убить А.Р. в больнице, а 9 сентября 1996 года А. говорил, что попробует найти другого человека, который сможет убить А.Р. Когда встретились с Ш., А. предложили ему убить А.Р. за вознаграждение, на что Ш. попросил узнать все координаты А.Р. в больнице, сумму вознаграждения и согласился убить потерпевшего не за 50.000 долларов, а за 100.000 долларов США. После убийства А.Р. 13 сентября 1996 года в больнице, Г., А. и Д.Н. уехали в Азербайджан, куда вскоре приехал и он. Там А. ему сообщил, что А.А. и А.С. не хотят расплачиваться за убийство А.Р. и они, вооружившись пистолетами и автоматами, пришли домой к А.С. и последний отдал 120.000 долларов США и 1 кг золотых изделий. В начале декабря 1996 года от Ш. приехал в г. Баку Е. и он - Д.И., передал ему 30.000 долларов США и автомашину "Тойота-Ланд Круизер" темно-зеленого цвета.

Показания Д.И. судом исследованы в порядке ст. 286 УПК РСФСР ввиду того, что он отбывает наказание в местах лишения свободы в Азербайджане (том 5, л.д. 161 - 168).

Свидетель С.С., чьи показания исследованы судом также в порядке ст. 286 УПК РСФСР, на предварительном следствии подтвердил, что убийство А.Р. организовал А., чтобы потом потребовать за это деньги.

Из показания свидетеля Н. усматривается, что 7 сентября 1996 года он вместе Б.У. посетили А.Р. во 2-ой горбольнице г. Тюмени и потерпевший сказал им, что в него стреляли Д.Н. и Г. После этого, в 1999 году он встречался с Г. в колонии в Азербайджане и Г. подтвердил, что в первый раз в А.Р. стрелял он.

Свидетель Б., чьи показания исследованы в порядке ст. 286 УПК РСФСР показал, что утром 5 сентября 1996 года на территории Тюменского молокозавода видел Г., который ранее на него совершил разбойное нападение, о чем предупредил А.Р. (том 3, л.д. 42 - 43).

Свидетель Б. по фотографии опознал Г. (т. 3 л.д. 44).

Свидетель Л. по фотографии опознал Б.Р., которого в начале сентября 1996 года видел возле дома, где проживал А.Р. (т. 3, л.д. 51 - 53).

Из показаний потерпевшего А.Р., исследованных в порядке ст. 286 УПК РСФСР (т. 3, л.д. 35 - 38), следует, что 6 сентября 1996 года около 7 часов 55 минут в него, П. и А.З. возле дома, где он проживал, стрелял из автомата Г. и с ним был парень нерусской национальности. При этом А.Р. по фотографии опознал Г. как лицо, которого он видел 5 сентября 1996 года возле гаража и который стрелял в него 6 сентября 1996 года (т. 3, л.д. 39 - 41).

Потерпевшие А.З. и П. дали аналогичные показания (том 3, л.д. 30 - 31, 216-217), при этом А.З. также опознал Г. по фотографии и пояснил, что именно Г. 6 сентября 1996 года стрелял в него, П. и А.Р. из автомата.

В процессе предварительного следствия, как видно из показаний Б.Р., подтвердил, что он знал Г. и Д.Н. В конце августа 1996 года Г. предложил ему совершить заказное убийство А.Р., пообещав 50 млн. рублей и он с данным предложением согласился. Пытаясь убить А.Р., он с автоматом ходил к дому потерпевшего, но не смог убить его. В начале сентября Г. и Д.Н. с каким-то водителем поехали убить А.Р. Когда вернулись, Г. сообщил, что убил А.Р., но оказалось, что А.Р. только ранен и лежит в больнице (том 4, л.д. 41 - 49, 17 - 24).

Из показаний свидетеля Ш. на предварительном следствии исследованных в порядке ст. 286 УПК РСФСР, усматривается, что в начале сентября 1996 года к нему через Е. обратился Д.И. с предложением найти людей, которые бы добили раненого потерпевшего, лежащего во 2-ой городской больнице, пообещав за это 50 тысяч долларов США. С этим предложением он обратился к Ш.А., который сказал, что сумма недостаточная. После этого Д.И. пообещал выплатить 100.000 долларов США непосредственно людям, которые совершат убийство, а ему - Ш. доля будет отдана сразу после убийства. Все это передал Ш.А. и тот сказал, что договорится, только нужно оружие, через некоторое время Д.И. ему привез автомат Калашникова и в этот же вечер отвез этот автомат Ш.А. В дальнейшем он передал Ш.А. гранату, которую дал ему Д.И. и чеченский автомат "Шмель", который он взял у Е. После убийства А.Р. к нему приехал Д.И. и сообщил, что через 2 часа привезет 100.000 долларов США, из которых для него и для Е. по 50.000 долларов США, но так и не приехал. Ш.А. потом спрашивал, когда с ним рассчитаются. Через некоторое врем из Азербайджана Д.И. позвонил Е., чтобы приехал за деньгами и Е. с Азербайджана вернулся на джипе "Ланд-Круизер", при этом говорил, что Д.И. расплатился с ним этой автомашиной и деньгами в сумме 120.000 долларов США, которые у него отобрали на посту ГАИ, в связи с чем он, Ш. денег за убийство А.Р. не получил, а для расчета с Ш.А. Е. отдал свою автомашину "Мерседес". Из своих личных денег он Ш.А. для расчета с К. и С. отдал 3.000 долларов США.

Свидетель У. подтвердила, что в ноябре 1996 года А. пригнал джип "Ланд-Круизер" темно-зеленого цвета и Е. говорил ей, что ездил за долгом и получил машину в счет уплаты долга.

Из показаний свидетеля Д.М. на предварительном следствии и исследованных судом в порядке ст. 286 УПК РСФСР, следует, что он Д.И. в конце августа 1996 года продал автомашину "Жигули-99", а примерно в конце октября 1996 года он и Е. ездили в Азербайджан к Д.И., где последний отдал Е. 30.000 долларов США и автомобиль джип "Ланд-Круизер" (том 8, л. 37 - 39, том 3, л.д. 299 - 305).

Из показаний свидетеля Ш.А., исследованных судом в порядке ст. 286 УПК РСФСР, усматривается, что в начале сентября 1996 года его знакомый Ш. предложил найти людей, которые бы за 50.000 долларов США убили человека, находящегося в больнице, что он в этом деле посредник. Тогда он К. и С. предложил убить человека за деньги. Вскоре Ш. привез автомат Калашникова и гранату, а впоследствии - самодельный автомат. После того, как установили палату, где лежал потерпевший, пути подхода к месту преступления и ухода с него, 13 сентября 1996 года он на автомашине привез К. и С. в больницу, а вечером он встретился со С. и К. и узнал, что они убили А.Р. (том 4, л.д. 177 - 183, 185 - 189, 196 - 206, 207 - 212).

Свидетели С. и К. подтвердили обстоятельства убийства А.Р. и других лиц, пояснили, что для убийства А.Р. автомат Калашникова, гранату и маленький автомат "Шмель", передал им Ш.А. им. Подтвердили, что после убийства автоматы бросили они в больнице.

Потерпевший И. показал, что 13 сентября 1996 года во 2-ой горбольнице охранял А.Р., который находился в палате N 704. Около 17 часов он увидел идущих к палате 2-х мужчин, один из которых выстрелил из автомата в него и его ранил.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз 6 сентября 1996 года были причинены А.Р. менее тяжкие телесные повреждения (том 2. л.д. 7), А.З. - легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья (том 2, л.д. 14), П. - легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья (том 2, л.д. 10), а 13 сентября 1996 года причинены были И., А.П. и А.И. тяжкие телесные повреждения (по признаку опасности для жизни), а А.Р., С.А. и А.А. от полученных тяжких телесных повреждений скончались на месте (том 2, л.д. 32 - 63).

При осмотре места происшествия на 2-ом этаже 2-ой городской больницы, обнаружены и изъяты два автомата и гильзы.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, автомат АКМ N РС 167 и автомат N АКС-74 для производства выстрелов пригодны - АКМ патронами калибра 7,62 мм, а АКС-74 - патронами калибра 5,45 мм, 8 гильз, изъятые в фойе седьмого этажа 2-ой городской больницы выстреляны из автомата АКМ N РС 167 и 22 гильзы, изъятые на улице Ставропольская после нападения на А.Р. 6 сентября 1996 года, также выстреляны из этого же автомата АКМ N РС 167 (т. 2, л.д. 190 - 218).

По заключению судебно-баллистической экспертизы пуля, изъятая во время операции из брюшной полости А.Н. стреляна из автомата АКМ N РС 167, который 13 сентября 1996 года при нападении на А.Р. во 2-ой горбольнице использовал К.

Вина А. подтверждена также показаниями потерпевших А.Н., А.И., свидетелей В., Л.Р., Ж., протоколами осмотра мест происшествий.

Из материалов дела видно, что Д.Н. и Б.Р. (том 5, л.д. 60 - 81), а также Ш., Ш.А., К. и С. за содеянное осуждены Тюменским областным судом (т. 5, л.д. 60 - 81, 82 - 103).

Доводы осужденного о непричастности к убийству А.Р., об отъезде его в Азербайджан до 13 сентября 1996 года после угроз неизвестными лицами и даче показаний на предварительном следствии в результате применения недозволенных методов ведения следствия, проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются исследованными судом доказательствами.

Судом проверены показания осужденного и свидетеля А.Л., данные ими в суде о дате отъезда осужденного в Азербайджан, оценены они в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны недостоверными. При этом судом обоснованно установлено, что в Азербайджан осужденный уехал после 13 сентября 1996 года, то есть после убийства А.Р., что подтверждено также показаниями свидетеля У.-А.Л., из показаний которой в процессе предварительного следствия видно, что вечером перед убийством потерпевшего к ним кто-то приходил и говорил с осужденным на азербайджанском языке и в Азербайджан он уехал после убийства А.Р. (том 6, л.д. 284 - 286).

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного в организации убийства А.Р. из корыстных побуждений, совершенное способом, опасным для жизни многих людей, по предварительному сговору группой лиц, также в приобретении, хранении, ношении и сбыте огнестрельного оружия и боевых припасов к нему без соответствующего разрешения и действия его правильно квалифицированы по ст. ст. 17 ч. 4, 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР.

Вместе с тем суд, квалифицировав действия А. по ст. 218 ч. 1 УК РСФСР, действовавшей на момент совершения им данного преступления, ухудшил его положение, поскольку на момент рассмотрения дела действовал новой уголовный закон, улучшающий положение осужденного за указанное преступление, поэтому, принимая во внимание, что ст. 10 УК РФ устанавливает обратную силу закона, улучшающего положение осужденного, действия осужденного следует переквалифицировать со ст. 218 ч. 1 УК РСФСР на ст. 222 ч. 1 УК РФ.

С доводами жалоб потерпевшего о необходимости отмены приговора в части осуждения А. по ч. 1 ст. 108 УК РФ из-за неправильной квалификации и за мягкостью назначенного ему за это преступление наказание, нельзя согласиться.

Виновность А. в причинении смерти потерпевшему А.Н. подтверждена, кроме подробных показаний самого осужденного об обстоятельствах совершения указанного преступления, заключениями трасологической, криминалистической, судебно-медицинской, биологической экспертиз и другими имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

При этом, как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, между осужденным и А.Н. сложились неприязненные отношения на почве оскорбления потерпевшим жены осужденного. 25 июля 2000 года осужденный и потерпевший встретились в районе хутора Горско-Поповской Урюпинского района, где по предложению потерпевшего А. пересел в его автомашину. В ходе выяснения отношений между ними возникла ссора и А.Н. вытащил нож, а А., полагая, что потерпевший хочет убить его, вырвал нож у А.Н. и превысив пределы необходимой обороны, нанес несколько ударов этим ножом потерпевшему. После этого А.Н. выбежал из автомашины и вытащил из багажника автомашины второй нож, но осужденный отобрал у него и этот нож и превысив пределы необходимой обороны нанес потерпевшему множество ударов указанным ножом, причинив колото-резаные ранения, повлекшие смерть потерпевшего на месте преступления.

К такому выводу суд пришел на основании показаний не только самого осужденного, но и свидетелей А.Л. о том, что А. в январе 2000 года, когда ее муж отсутствовал дома, А.Н надругался над ней, свидетеля А.Р.М. о том, что осужденный говорил ему о том, что потерпевший должен извиниться перед ним, заключений проведенных по делу экспертиз.

При этом судом в порядке ст. 286 УПК РСФСР исследованы и показания самого представителя потерпевшего А.Н.С., свидетеля С.Т., признав их неявку в суд по уважительной причине.

При осмотре осужденного на нем обнаружена рана второго пальца правой кисти, также ссадины в области правого предплечья и правого локтевого сустава, две ссадины на тыльной поверхности левой кисти, которые, как видно из показаний осужденного, причинил ему потерпевший.

В салоне автомашины потерпевшего обнаружены, как видно из заключения дактилоскопической экспертизы, обнаружены принадлежащие осужденному следы пальцев, а на одежде его обнаружены, согласно заключению криминалистической экспертизы, волокна, входящие в состав обшивки сидений принадлежащего потерпевшему автомобиля БМВ-525.

Судом также исследованы обнаруженные на месте преступления ножи и установлено, что часть повреждений потерпевшему причинены деформированным ножом с рукояткой черного цвета, а остальные повреждения другим ножом с рукояткой коричневого цвета.

Доводы кассационных жалоб о том, что осужденный причинил смерть А.Н. заранее запланировав совершение этого преступления, с использованием заранее приготовленного ножа, были предметом тщательного рассмотрения как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании и обоснованно судом отвергнуты с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Судом выяснялись происхождение ножей и установлено, что оба ножа принадлежали самому потерпевшему, а других доказательств, которые подтверждали бы доводы представителя потерпевшего о том, что второй нож принадлежал осужденному, следственными органами и судом не добыто.

При установленных обстоятельствах, когда потерпевший А.Н. дважды брал нож с целью нанесения ранений осужденному, а последний, опасаясь за свою жизнь и здоровье, отобрав у А.Н. эти ножи нанес последнему удары ножом, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины А. в причинении смерти потерпевшему при превышении пределов необходимой обороны и правильно квалифицировал его действия по ст. 108 ч. 1 УК РФ.

Доводы кассационных жалоб потерпевшего об односторонности и неполноте судебного следствия нельзя признать состоятельными, поскольку судом данное дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР всесторонне, полно и объективно. При этом проверялись версии о причастности к совершению преступления и других лиц, но эти доводы не нашли подтверждения.

С утверждением потерпевшего о том, что следственными органами необоснованно соединены в одно дело преступления, совершенные в городе Тюмени и в Волгоградской области и свидетели, в том числе и сам он, не могли приехать Тюменский областной суд, поэтому следует приговор отменить и дело направить в Волгоградскую область, нельзя согласиться, поскольку эти обстоятельства не могут служить основанием для отмены приговора.

Из дела видно, что указанные преступления хотя совершены на разных территориях, но одним и тем же лицом, поэтому соединены они в одно производство. Меры по обеспечению в суд явки всех свидетелей, судом принимались и с учетом того, что ряд свидетелей, в том числе и потерпевший А.Н.С. не могли явиться в суд по причинам, признанным судом уважительными, были исследованы их показания, данные на предварительном следствии и оценены в совокупности со всеми материалами дела.

Не допущено по данному делу и какого-либо нарушения права осужденного на защиту, поскольку как видно из материалов дела, при задержании его по подозрению в совершении преступления ему были разъяснены процессуальные права в полном объеме, ему разъяснялось положение ст. 51 Конституции РФ, защитником он был обеспечен в соответствии с требованиями ст. ст. 47, 49 УПК РСФСР своевременно.

Таким образом, данное дело органами предварительного следствия расследовано, а судом - рассмотрено полно, всесторонне и объективно. Все обстоятельства, при которых А. совершил преступления, в том числе убийство А.Н. и подлежащие доказыванию в силу ст. 68 УПК РСФСР обстоятельства, по настоящему делу установлены. Предусмотренных законом оснований для направления дела для производства дополнительного расследования, о чем содержится просьба в кассационных жалобах как осужденного, так и потерпевшего А.Н.С., из материалов дела не усматривается.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, по данному делу не допущено.

Доводы потерпевшего А.Н.С. в кассационных жалобах о том, что суд назначил осужденному за убийство его брата чрезмерно мягкое наказание, нельзя признать обоснованными, поскольку мера наказания судом назначена А. в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о его личности, в том числе и указанных в кассационных жалобах. Считать, что назначенное наказание является чрезмерно мягким или слишком суровым, как указал осужденный в своих жалобах, оснований не имеется.

Вместе с тем, назначая А. отбывание лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, как лицу совершившему умышленные тяжкое преступление, суд не учел, что указанное преступление совершено им в 1996 году.

Согласно ст. 24 ч. 4 п. 3 УК РСФСР, действовавшим на момент совершения преступления, осуждаемым впервые к лишению свободы мужчинам за умышленные преступления, предусмотрено отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, в связи с чем надлежит отбывать ему наказание в исправительной колонии общего режима.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тюменского областного суда от 27 июня 2001 года в отношении А. изменить, переквалифицировать действия его со ст. 218 ч. 1 УК РСФСР на ст. 222 ч. 1 УК РФ назначив по этой статье три года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 17 ч. 4, 102 п. п. "а", "н" УК РСФСР и ст. ст. 222 ч. 1, 108 ч. 1 УК РФ путем частичного сложение наказаний назначить одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"