||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2001 г. N 53-О01-76

 

Председательствующий А.А. Остапенко

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Гусева А.Ф., Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденного Л. и адвоката Дузенко Т.С. на приговор Красноярского краевого суда от 8 мая 2001 года, по которому

Л., <...>, русский, холост, судим 9 октября 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на два года лишения свободы, 30 июня 1999 года наказание отбыл, не работал, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "к", "н" УК РФ на 20-ть лет лишения свободы с отбыванием первых пяти лет наказания в тюрьме и остального срока наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.Ф. Гусева по обстоятельствам дела и доводам кассационных жалоб, заключение прокурора М.В. Шаруевой, полагавшей приговор краевого суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Л. осужден за умышленное убийство, совершенное неоднократно, с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление.

Преступление совершено в гор. Дудинка Таймырского автономного округа при обстоятельствах изложенных в приговоре краевого суда.

В судебном заседании Л. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе Л. также утверждает, что он не убивал потерпевших, у него не было оснований убивать их. Органами следствия и судом не добыто доказательств, подтверждающих его участие в убийстве потерпевших. Органами следствия и судом не выяснялись существенные обстоятельства по делу. Показания на следствии, в которых он изобличал себя в убийстве потерпевших, им даны в результате недозволенных методов ведения следствия. Л. просит приговор отменить и уголовное дело в отношении его прекратить.

Адвокат Дузенко Т.С. в кассационной жалобе в защиту Л. пишет, что Л. спал, находясь в состоянии алкогольного опьянения, и ничего не помнит. Органы следствия не проверили, где находились потерпевшие в день их убийства, с кем они встречались, кто мог находиться в их квартире в ночь на 21 октября 2000 года. Не проверялась версия о причастности к убийству потерпевших других лиц. Не выяснены противоречия касающиеся орудий убийства.

Адвокат просит приговор в отношении Л. отменить и в соответствии со ст. 208 ч. 1 п. 2 УПК РСФСР уголовное преследование в отношении его прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит приговор краевого суда законным и обоснованным.

Доводы Л. и адвоката Дузенко в кассационных жалобах о том, что Л. не убивал потерпевших Х. и А., убийство потерпевших совершили другие лица, - нельзя признать состоятельными, поскольку опровергаются собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями самого осужденного в ходе предварительного расследования.

Допрошенный в качестве подозреваемого и обвиняемого Л. показал, что в ходе распития спиртного Х. стал выражать к нему неприязнь. Он, Л., толкнул Х. на диван, а потом нанес ему удары утюгом, бил его и табуретом. За Х. заступился А. и ударил его, Л., по губе. Когда он увидел, что Х. хрипит от ударов, он испугался и решил его добить, нанеся по голове удары утюгом и табуретом. После совершенного убийства Х. он, Л., в туалете взял лом и ломом ударил А. в горло и живот. От совершенных убийств он был в шоке. Тогда он еще выпил спиртного и уснул. Его разбудили работники милиции (л.д. 80 - 88, 28 - 32).

Суд правильно эти показания осужденного положил в основу приговора, поскольку они объективно подтверждаются другими доказательствами по делу и соответствуют фактическим обстоятельства дела установленным судом.

Из показаний свидетеля Я. видно, что 22 октября 2000 года около 24 часов она слушала как потерпевший А. говорил по телефону. Затем около 00 часов 20 минут она услышала из квартиры А. удары. Она обратилась к соседу К., сказав, что у нее сложилось впечатление, что у потерпевшего А. кого-то убивают. К. сказал, что, уходя вечером от А., видел у него Х. Вернувшись к себе она по-прежнему слушала звук разбитого стекла, телефона, движение стола. Утром К. сказал, что А. убит, когда она, Я., зашла в квартиру потерпевшего, то увидела под столом лежащего Л. Сотрудник милиции спросил у Л.: "Это ты сделал?" На это Л. сказал: "да, я". Следов ног с кровью на лестничной площадке она не видела.

Свидетель К. подтвердил показания свидетеля Я. Свидетель М. показал, что он слышал из квартиры А. шум. Утром он зашел в квартиру А. следом за работниками милиции и увидел лежавший у входа в крови труп А. В комнате на диване был труп Х. Под столом сидел Л. Вся квартира была в крови. Однако на лестничной площадке и лестничных пролетах следов крови не было. Протокол осмотра места происшествия подтверждает, что в квартире <...>, в коридоре на спине лежал труп А. Разбито зеркало и осколки лежали под трупом. В комнате были разбитые стекла, разбитый телефонный аппарат. На диване в комнате находился труп Х. На полу был разбитый телевизор, там же обнаружены два табурета, у которых отсутствовали ножки. В центре лежал утюг. Около телевизора находился лом. На табуретах, сломанных табуретных ножках, утюге и на ломе имелись следы крови (л.д. 8 - 12).

Согласно заключений судебно-медицинского эксперта: смерть потерпевшего А. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы с повреждением свода и основания черепа, субэпидиральными кровоизлияниями в вещество головного мозга;

смерть потерпевшего Х. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы с повреждением свода и основания черепа, с повреждением вещества головного мозга (л.д. 38 - 43, 46 - 52).

Заключение судебно-медицинского эксперта, которое подтвердил в суде судебно-медицинский эксперт, свидетельствует, что телесные повреждения причиненные потерпевшим могли произойти от воздействия заостренной части утюга и острой части лома.

Согласно заключения трасологической экспертизы, обнаруженный след обуви на оборотной стороне книги "Охота и охотничье хозяйство мира", изъятой с места происшествия, оставлен каблучной частью подошвы полуботинок на правую ногу, принадлежавших осужденному Л. (л.д. 61 - 66).

Заключение судебно-биологической экспертизы подтверждает, что кровь, обнаруженная на одежде осужденного Л., на изъятых с места происшествия: табуретов, ножках от табуретах, утюге, ломе, могла произойти от потерпевших Х. и А. (л.д. 34 - 35).

Суд обоснованно пришел к выводу, оценив доказательства в их совокупности, о виновности Л. в совершении умышленного убийства неоднократно, с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление.

Способ совершения убийства, нанесение потерпевшим множества телесных повреждений, свидетельствует о сознании и желании осужденным причинить потерпевшим особые мучения и страдания. В соответствии с требованиями ст. 68 УПК РСФСР мотивы совершенного осужденным Л. преступления судом исследованы полно.

Не нашли подтверждения высказанные в жалобах утверждения, что осужденный Л. дал показания на предварительном следствии в результате недозволенных методов ведения следствия.

Суд правильно квалифицировал действия осужденного Л. по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "к", "н" УК РФ.

По делу проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, которая пришла к выводу, что Л. не страдает каким-либо психическим расстройством душевной деятельности, является алкоголиком 2-ой стадии эмоционально-волевой неустойчивости. Л. мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими в момент совершения инкриминируемых ему преступных деяний и в настоящее время. Его следует считать вменяемым (л.д. 139 - 142). Это заключение было исследовано в судебном заседании, обоснованность данного заключения сомнений у суда не вызвало, не вызвало оно сомнений и у судебной коллегии.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено.

Наказание осужденному суд назначил с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, относящегося к особо тяжким, данных, характеризующих личность виновного, наличия у него особо опасного рецидива, всех обстоятельств дела. В связи с чем судебная коллегия не находит оснований для смягчения Л. наказания назначенного ему судом первой инстанции.

Руководствуясь ст. 332, ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 8 мая 2001 года в отношении Л. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"