||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2001 г. N 53-О01-50

 

Председательствующий В.Г. Дуреев

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Гусева А.Ф., Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных: М.А.А., Б.С., К.В.В., П.В., Н.С., С.Ш., М.В.В., С.Д., адвокатов: Симановского А.А., Тумка В.П. на приговор Красноярского краевого суда от 30 октября 2000 года, по которому

М.А.А., <...>, русский, женат, имеет двух малолетних детей, судим 25 июня 1997 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 2 года лишения условно с испытательным сроком в 2-а года, работал шофером ОАО "Горевский горно-обогатительный комбинат",

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 15-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на 20-ть лет свободы;

по ст. 326 ч. 2 УК РФ на 3-й года лишения свободы;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 7-мь лет лишения свободы;

по ст. 222 ч. 4 УК РФ на один год лишения свободы;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ на один год исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно М.А.А. назначено наказание в 25-ть лет лишения свободы с отбыванием первых 10-ти лет в тюрьме и остального срока наказания - в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Б.С., <...>, русский, неженатый, судим: 12 сентября 1994 года по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", ст. 218 ч. 1 УК РСФСР на 4 года 6-тъ месяцев лишения свободы, 6 июля 1997 года наказание отбыл, не работал,

осужден:

по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 10-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 15-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к", "н" УК РФ к пожизненному лишению свободы;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5-ть лет лишения свободы;

по ст. 222 ч. 4 УК РФ на один год лишения свободы;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ на один год исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка;

по ст. 30 ч. 3, ст. 313 ч. 2 п. "б" УК РФ на 5-ть лет лишения свободы;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, окончательно Б.С. назначено наказание - пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;

К.В.В., <...>, русский, холост, судим 12 сентября 1994 года по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", ст. 218 ч. 1 УК РСФСР на 4 года 6-тъ месяцев лишения свободы, 5 июля 1997 года наказание отбыл,

осужден:

по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 10-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 15-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "к", "н" УК РФ на пожизненное лишение свободы;

по ст. 222 ч. 4 УК РФ на 1-н год лишения свободы;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, окончательно К.В.В. назначено наказание - пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества;

П.В., <...>, русский, холост, судим 30 марта 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ на один год лишения свободы условно с испытательным сроком на один год, работал учеником автослесаря в АО "Красноярск-Лада",

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 8-мь лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 9-ть лет лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ на 10-ть лет лишения свободы;

по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 3-й года лишения свободы;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ на один год исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно П.В. назначено наказание в 17-ть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Н.С., <...>, русский, холост, несудимый, работал столяром-мебельщиком в частном предприятии, -

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 8-мь лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 8-мь лет лишения свободы;

по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 3 года лишения свободы;

по ст. 325 ч. 2 УК РФ на один год исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Н.С. наказание в 15-ть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

С.Ш., <...>, азербайджанец, холост, имеет малолетнего ребенка, несудимый, работал охранником частного предприятия,

осужден:

по ст. 175 ч. 2 п. "б" УК РФ на 4-е года лишения свободы со штрафом в сумме 4174 рубля 50 копеек;

по ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 8-мь лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 9-ть лет лишения свободы;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно С.Ш. назначено наказание в 14-ть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, со штрафом в сумме 4174 рубля 50 копеек;

М.В.В., <...>, немец, холост, имеет малолетнего ребенка, судим 20 декабря 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, работал стрелком ОАО "Красноярский алюминиевый завод",

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 9-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 10-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5-ть лет лишения свободы;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно М.В.В. назначено наказание в 13-ть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

С.Д., <...>, русский, холост, судим 24 февраля 1994 года по ст. 145 ч. 2 УК РФ на 3 года лишения свободы, 7 декабря 1996 года наказание отбыл,

осужден:

по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 10-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 11-ть лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5-ть лет лишения свободы;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 60 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно С.Д. назначено наказание в 14-ть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По данному делу осуждены:

Т.Р. по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ, ст. 73 УК РФ на 4-е года лишения свободы условно с испытательным сроком в 3-й года;

З.М.В. по ст. 222 ч. 2 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 2-а года;

Б.И. по ст. 326 ч. 2 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ на 2 года 6-ть месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. На основании п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" Б.И. от назначенного наказания освобожден,

приговор в отношении которых в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Постановлено взыскать в солидарном порядке в возмещение ущерба:

с М.А.А., Н.С., П.В. в пользу З.Т.Н. сумму в 20.173 рубля 68 копеек;

с Б.С., К.В.В. в пользу М.Г.А. сумму в 1000 рублей;

с К.В.В., Б.С., М.А.А., С.Ш. в пользу К.А.А. сумму в 40.000 рублей;

с Б.С., М.А.А., С.Д., М.В.В. в пользу Н.Л. сумму в 27.380 рублей;

с С.Д., М.В.В., Т.Р. в пользу М.Н.Н. сумму в 37.000 рублей;

с С.Д., М.В.В., Т.Р. в пользу М.Н.Н. сумму в 6200 рублей.

Постановлено взыскать в солидарном порядке возмещение морального вреда: с М.А.А., Б.С. в пользу М.Р.Р. сумму в 75000 рублей;

с К.В.В., М.А.А., Б.С., С.Ш. в пользу К.А.А. сумму в 50.000 рублей;

с Н.С., П.В. в З.Т.П. сумму в 30.000 рублей;

с Б.С., М.А.А., С.Д., М.В.В. в пользу Н.Д. сумму в 10.000 рублей;

с М.В.В., Т.Р., С.Д. сумму в 10.000 рублей в пользу М.Н.Н.;

с Н.С., П.В. в пользу З.Ф.Т. сумму в 30.000 рублей;

с М.В.В., Т.Р., С.Д. в пользу С.Г. сумму в 10.000 рублей.

Постановлено взыскать в возмещение морального вреда:

с М.А.А. в пользу З.Т.И. сумму в 70.000 рублей; с М.А.А. в пользу З.Ф.Т. сумму в 70.000 рублей; с П.В. в пользу М.Р.Р. сумму в 25.000 рублей.

Заслушав: доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.Ф.Гусева по обстоятельствам дела и доводам кассационных жалоб, выступления осужденных Б.С., К.В.В., Н.С., С.Ш., М.В.В. по доводам их кассационных жалоб, адвоката Симановского А.А. в защиту П.В., заключение прокурора В.П. Титова, полагавшего приговор краевого суда изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

осуждены:

М.А.А., Н.С., П.В. - за разбой; М.А.А. - за умышленное убийство, сопряженное с разбоем; Н.С., П.В. - за соучастие в убийстве, сопряженном с разбоем; М.А.А. - за подделку идентификационного номера транспортного средства;

Б.С. и К.В.В. - за разбой и умышленное убийство, сопряженное с разбоем, К.В.В. еще и за убийство второго лица, сопряженное с разбоем;

Б.С., М.А.А., П.В. - за разбой, совершенный организованной группой, за умышленное убийство, совершенное организованной группой, сопряженное с разбоем;

С.Ш. - за сбыт автомашины, заведомо добытой преступным путем;

К.В.В., Б.С., М.А.А. - за разбой, совершенный организованной группой; за убийство, совершенное организованной группой, сопряженное с разбоем;

С.Ш. - за пособничество в разбое, совершенном организованной группой, с целью завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

Б.С., М.А.А., С.Д., М.В.В. - за разбой, совершенный организованной группой;

С.Д., М.В.В. - за участие в банде при совершении разбоя;

М.А.А., Б.С., Н.С., П.В., С.Д., М.В.В. - за незаконный оборот огнестрельного оружия;

М.А.А., Б.С., Н.С., П.В. - за похищение важных личных документов;

К.В.В., Б.С., М.А.А. - за незаконный оборот газового и холодного оружия;

Б.С. - за покушение на побег из-под стражи.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре краевого суда.

В судебном заседании М.А.А. виновным себя признал частично по эпизоду разбойного нападения и убийства потерпевшего З.Е.В. По эпизодам разбойного нападения и убийства потерпевшего К.В.А., также виновным признал себя частично; и не признал себя виновным по эпизоду разбойного нападения и убийства потерпевшего М.В.Н.; признал себя виновным в разбойном нападении на потерпевшего Н.Д.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) М.А.А. пишет, что он не согласен с приговором. Суд назначил ему чрезмерно суровое наказание без учета всех смягчающих наказание обстоятельств.

М.А.А. просит о смягчении назначенного ему наказания.

В судебном заседании Б.С. не признал себя виновным: по эпизодам разбойных нападений и убийств потерпевших Ж., М.Г.В., М.В.Н.; признал себя виновным в разбойном нападении и убийстве потерпевшего К.В.А. частично; признал себя виновным в разбойном нападении на потерпевшего Н.Д.; не признал себя виновным в покушении на побег из-под стражи.

В кассационной жалобе Б.С. утверждает, что К.В.В. не участвовал в убийстве потерпевших: М.Г.В., Ж. и К.В.А. Убивать потерпевших не хотел. П., находясь в состоянии наркотического опьянения, совершил эти убийства. О наличии у них пистолета К.В.В. не знал. Он оговорил К.В.В. К.В.А. убил М.А.А. Когда М.А.А. убивал М.В.Н., то он, Б.С., все видел.

К.В.В. в судебном заседании виновным себя по эпизоду разбойного нападения и убийства потерпевших Ж. и М.Г.В. не признал; признал себя виновным частично по эпизоду разбойного нападения и убийства потерпевшего К.В.А.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) К.В.В. утверждает, что он в убийстве Ж. и М.Г.В. участия не принимал. Суд сослался в приговоре на показания Б.С., данные последним в ходе следствия, о том, что он, К.В.В., участвовал в убийствах. Убийство Ж. и М.Г.В. совершил Б.С. и П. К.В.В. считает, что суд постановил приговор в отношении его, не имея доказательств его вины в убийстве потерпевших Ж. и М.Г.В. Органы следствия и суд не прислушивались к его показаниям, хотя они подтверждались показаниями свидетелей. Складывался односторонний обвинительный подход к оценке доказательств. Б.С. умышленно оговорил его, К.В.В. Он не должен отвечать за чужие действия. Он находился между 7 и 6-м этажами и ему убивать двух людей не было смысла. А что произошло в квартире, то это алчность Б.С. и П. Он, К.В.В., имел карточный долг перед П., поэтому согласился показать дом, где живет М.Г.В. П., подойдя к нему, сказал, чтобы он удалился в подъезд, а они сами быстро разберутся. Когда он вошел в квартиру, М.Г.В. лежал убитый. Он вещей не похищал. Б.С. и П. похищенное скрыли от него. Он, К.В.В., не участвовал в убийстве К.В.А. По этому эпизоду обвинения М.А.А. и Б.С. на следствии дали ложные противоречивые показания. В суде они заявили, что дали показания по принуждению. Но он считает, что принуждения не было, показания они дали по своей прихоти, за услуги оказываемые им органами следствия. К.В.В. считает, что приговор основан не на доказательствах, а на фальсификации.

В судебном заседании П.В. в разбойном нападении и убийстве потерпевшего З.Е.В. виновным себя признал частично; в разбойном нападении и убийстве потерпевшего М.В.Н. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе П.В. утверждает, что по первому эпизоду разбойного нападения и убийства его действия выразились в том, что он согласился отвезти участников преступления на место происшествия, не подумав о худших последствиях. Сговора на убийство не было. Второй эпизод преступления, за который он осужден, он себя виновным не признает. У него был разговор с М.А.А. покатать их. Он, П.В., не участвовал в их преступлениях.

П.В. просит приговор отменить и направить дело для дополнительного расследования или на новое судебной рассмотрение.

Адвокат Симановский А.А. в кассационной жалобе (основной и дополнительной) в защиту П.В. пишет, что в ходе следствия и судебного разбирательства П.В. утверждал, что об убийстве М.В.Н. узнал после его совершения. В подготовке, в сговоре на убийство не участвовал.

О заказе на угнанную автомашину С.Ш. не знал. В суде установлено, далее утверждает адвокат, что в убийстве М.В.Н., в сокрытии трупа, в завладении автомашиной и в ее сбыте П.В. участия не принимал. Членом организованной группы в совершении разбойного нападения на М.В.Н. и в убийстве последнего П.В. не был. Кроме того, считает адвокат, суд назначил П.В. чрезмерно суровое наказание.

Адвокат просит приговор в отношении П.В. изменить, по эпизоду разбойного нападения на М.В.Н. и убийства последнего, оправдать П.В. и смягчить ему наказание.

Н.С. в судебном заседании в разбойном нападении и в убийстве потерпевшего З.Е.В. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе Н.С. пишет, что он принимал участие только в одном эпизоде преступления. Его роль в этом была второстепенной. С М.А.А. его познакомил П.В. Чувства ложно понятого товарищества привели его к совершению преступления. Ранее он ничего предосудительного не совершал, однако суд назначил ему чрезмерно суровое наказание. Н.С. просит о смягчении назначенного ему наказания.

С.Ш. виновным себя в судебном заседании не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) С.Ш. утверждает, что в его действиях не было пособничества в убийстве. Он считает, что его действия должны квалифицироваться по ст. 316 УК РФ. Единственным основанием для вменения ему ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" явилась его явка с повинной, которая была добыта в результате недозволенных методов ведения следствия. По ст. 175 ч. 2 п. "б" УК РФ, С.Ш. считает, что суд осудил его бездоказательно. Судебное разбирательство велось с обвинительным уклоном. Он не знал участников преступления, и это подтвердили в суде М.А.А. и Б.С. Последние в суде показали, что оклеветали его.

С.Ш. просит приговор в отношении его отменить и назначить ему более мягкое наказание.

Адвокат Тумка В.П. (в основной и дополнительной) кассационной жалобе в защиту С.Ш. пишет, что суд, признавая С.Ш. виновным в соучастии в разбое и убийстве К.В.А., сослался на показания Б.С. и М.А.А., данные ими в ходе следствия. С.Ш. на следствии заявлял, что не знал о предстоящем убийстве К.В.А., не искал покупателей на автомашину К.В.А. Показания свидетеля П. противоречивые. Адвокат считает, что обвинение С.Ш. в соучастии в разбойном нападении и убийстве К.В.А., в форме пособничества, основано на предположениях.

Адвокат просит приговор в отношении С.Ш. изменить, по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ С.Ш. оправдать.

В судебном заседании М.В.В. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе М.В.В. пишет, что он с приговором не согласен. Судебное разбирательство шло с обвинительным уклоном. Его заявления о том, что показания на следствии им даны в результате недозволенных методов ведения следствия суд во внимание не принял. Противоречия в показаниях потерпевших, свидетелей судом не выяснялись.

М.В.В. просит объективно разобрать его жалобу. Он считает, что судом неправильно квалифицированы его действия по эпизодам разбойных нападений. Действия его по этим эпизодам квалифицированы по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, а наказание назначено по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ. М.В.В. считает, что он осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ неправильно, так как в деле нет ничего, что могло прямо или косвенно подтвердить существование банды.

М.В.В. просит приговор отменить или изменить. С.Д. в судебном заседании виновным себя не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) С.Д. пишет, что не согласен с приговором. В ходе следствия и судебного разбирательства нарушены требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Дело сфабриковано на ложных показаниях без улик и доказательств. На предварительном следствии он дал показания в результате недозволенных методов ведения следствия. Судебное разбирательство велось с обвинительным уклоном. Неправильно применен закон по эпизодам разбойных нападений. Обвинение его по ст. 209 ч. 2 УК РФ является излишним, так как не подтверждено объективными доказательствами. В деле нет ничего, что могло бы подтвердить существование банды, и его участие в ней.

С.Д. просит приговор отменить и дело направить на новое расследование или на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, выслушав осужденных Б.С., К.В.В., Н.С., С.Ш., М.В.В. по доводам кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор краевого суда подлежащим изменению.

Доводы К.В.В. в кассационной жалобе о том, что его роль по эпизоду разбойного нападения и убийства К.В.А. сводилась только в доставке соучастников преступления к месту происшествия, а также о том, что он не участвовал в разбойном нападении и убийстве Ж. и М.Г.В.; а также доводы С.Ш. и адвоката Тумка в кассационных жалобах о том, что С.Ш. не знал о готовящемся убийстве К.В.А., не искал покупателя автомашины К.В.А., - нельзя признать обоснованными, поскольку они опровергаются собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями осужденных в ходе предварительного расследования.

Так, допрошенный в ходе следствия в качестве обвиняемого Б.С. показал, что зимой 1999 года К.В.В. и П. сказали ему, что у К.В.А. есть автомашина "Ленд Крузер", которую они хотят похитить, а С.Ш. обещал найти покупателя этой автомашины. Они предложили ему совершить нападение на К.В.А. после того, как С.Ш сообщит о том, что он нашел покупателя. В конце мая 1999 г. С.Ш. сказал им, что он нашел покупателя автомашины К.В.А., обещая заплатить им по 50.000 рублей. Он, Б.С., М.А.А. и К.В.В. стали следить за К.В.А., ездили на завод, где тот работал. П. взял у С.Ш. ключи от гаража П., как они ранее договорились. Заманил К.В.А. в этот гараж, а он, Б.С., К.В.В. и М.А.А., имея газовый пистолет, в масках, с наручниками, напали на К.В.А. М.А.А. ударил К.В.А. резиновой дубинкой, а он, Б.С. и К.В.В. надели на К.В.А. наручники. Угрожая потерпевшему пистолетом, они заставили его пройти в техкомнату, и он, Б.С., К.В.В. и М.А.А. стали требовать от К.В.А., чтобы он сказал, где хранит свои деньги. К.В.В. снял с К.В.А. золотую цепь и перстень и отдал их П. Он, Б.С., и П. уехали к С.Ш. и сообщили последнему о хищении автомашины и отдали С.Ш. золотую цепь К.В.А. С похищенного автомобиля М.А.А. снял государственные номера, в вещевом ящике нашел борсетку потерпевшего, в которой находились документы и деньги в сумме 10.000 рублей. Борсетку с документами М.А.А. спрятал в техкомнате. К.В.А. был еще жив, и К.В.В. продолжал требовать у него деньги. К.В.В. обмотал руки потерпевшего лентой "скотч", снял наручники и связал ноги. М.А.А. отдал П. деньги потерпевшего. П. сказал, что К.В.А. пора убивать и пошел в техкомнату. Вернувшись, П. сказал, что К.В.В. задушил К.В.А. К.В.В. сказал ему, Б.С., что согласно договоренности выяснял у К.В.А., где тот хранит деньги, а потом задушил К.В.А. веревкой. Он, Б.С., пошел в техкомнату и увидел на диване труп К.В.А. Б.С. подтвердил, что они договорились задушить К.В.А., чтобы не было следов крови. И с этой целью К.В.В. принес в гараж веревку. После убийства они вновь поехали к С.Ш., чтобы вернуть ему ключи от гаража. С.Ш. ключи не взял, сказав, что они должны вывезти труп из гаража. И они договорились вывезти труп 3 июня 1999 года (т. 6 л.д. 107 - 221).

Осужденный М.А.А. в ходе следствия подтвердил вышеизложенные показания осужденного Б.С. (т. 6 л.д. 66 - 95).

Суд правильно вышеизложенные показания осужденного положил в основу приговора, поскольку они объективно подтверждаются другими доказательствами по делу и соответствуют фактическим обстоятельствам установленным судом.

Из показаний потерпевшего К.А.А. видно, что от Б.С. и К.В.В. узнал, что автомашина, принадлежавшая его брату К.В.А., была ими похищена в связи с поступившим заказом на ее похищение покупателя.

С.Ш. сказал ему, что он был посредником в продаже автомобиля убитого брата.

Свидетель П. показал, что к С.Ш. в конце мая 1999 года приехали М.А.А. и П. Последний попросил у С.Ш. ключи от гаража. С.Ш. взял у него, П., ключи от гаража и отдал их П. Ему С.Ш. сказал, что в гараж поставят похищенный джип "Лэнд Крузер", владельца которого убьют. Потом похищенный джип возьмет покупатель.

В судебном заседании К.В.В. не отрицал, что он веревкой задушил потерпевшего К.В.А.

Протокол осмотра места происшествия свидетельствует, что в гараже <...>, в подвале техкомнаты был обнаружен труп К.В.А., руки и ноги трупа были связаны, рот заклеен лентой "котч" на лицо надета шапочка, на шее имелась веревка белого цвета (т. 5 л.д. 161 - 171а).

Заключение судебно-медицинского эксперта подтверждает, что смерть потерпевшего К.В.А. наступила от механической асфиксии, в результате сдавливания органов шеи петлей (т. 5 л.д. 176 - 180).

При осмотре места происшествия в гараже были обнаружены пистолет ИЖ-79-7,6, калибра 7,62 мм серии НОН N 1288, гнущийся резиновый шланг с рукояткой, резиновая дубинка, маски (т. 5 л.д. 161 - 171а).

Из показаний осужденного Б.С. видно, что с целью нападения на потерпевшего К.В.А. он принес в гараж газовый пистолет, а шланг и резиновую дубинку с той же целью принес П. И они использовали эти предметы в качестве оружия при нападении.

Осужденный М.А.А. подтвердил эти показания Б.С.

Согласно заключений судебно-баллистических экспертиз вышеназванный пистолет является газовым оружием, а резиновая дубинка и гнущийся резиновый шланг являются холодным оружием ударно-раздробляющего действия (т. 6 л.д. 259 - 262, 268 - 270).

Протокол осмотра места происшествия также подтверждает, что в гараже <...> был обнаружен автомобиль "Лэнд Крузер" со снятыми государственными номерами, которые были обнаружен в техкомнате (т. 5 л.д. 161 - 171а).

Протокол осмотра места происшествия с участием осужденного М.А.А. подтверждает, что в техкомнате была обнаружена борсетка с документами на имя К.В.А. (т. 6 л.д. 76 - 79).

Из показаний М.А.А. видно, что похищенный автомобиль "Лэнд Крузер" он поставил в гараж, снял с него номера, которые изъяты в техкомнате.

С.Ш., как показал потерпевший К.А.А., подтвердил, что золотую цепь получил от П., и продал ее в Азербайджане.

Эти показания потерпевшего К.А.А. подтверждаются документами, свидетельствующими о том, что после происшествия С.Ш. выезжал в республику Азербайджан (т. 12 л.д. 73 - 74).

Оценив доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что весной 1999 года К.В.В., Б.С., М.А.А., С.Ш. в составе организованной группы договорились с целью сбыта похитить автомашину, принадлежащую потерпевшему К.В.А., совершив на него разбойное нападение и убийство. В ходе подготовки к нападению и убийству С.Ш. принял меры к поиску покупателя автомашины потерпевшего. И в конце мая 1999 года сообщил соучастникам, что он нашел покупателя, и для обеспечения нападения и убийства потерпевшего передал соучастникам ключи от гаража, после этого осужденные Б.С., К.В.В., М.А.А. заманили потерпевшего в гараж, совершили на него разбойное нападение и убийство. Суд правильно квалифицировал действия К.В.В., Б.С., М.А.А. по этому эпизоду разбойного нападения и убийства К.В.А. по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ; как разбой, совершенный с применением оружия, организованной группой, с целью завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ, как убийство, совершенное организованной группой, неоднократно, сопряженное с разбоем;

действия С.Ш. суд правильно квалифицировал: по ст. 33 ч. 5, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ как пособничество в разбое, совершенном с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, как пособничество в убийстве, совершенном группой лиц, сопряженном с разбоем.

Вина Б.С., К.В.В., М.А.А. в незаконном ношении, приобретении газового и холодного оружия, а также вина М.А.А. в похищении у потерпевших важных личных документов, материалами дела доказана и не оспаривается в кассационных жалоба осужденных. Их действия в этой части обвинения суд правильно квалифицировал по ст. 222 ч. 4 УК РФ, а М.А.А. еще и по ст. 325 ч. 2 УК РФ.

Доводы К.В.В. в кассационной жалобе о том, что он не убивал Ж. и не участвовал в убийстве М.Г.В., опровергаются собранными по делу доказательствами.

Из показаний Б.С., данных им в качестве обвиняемого видно, что К.В.В. сказал ему и П., что его знакомый М.Г.В. торгует героином и имеет много денег, предложил совершить нападение на М.Г.В. 2 марта 1999 года он, Б.С., К.В.В. и П. приехали к дому М.Г.В., поднялись на 7-й этаж, надели маски. Дверь им открыла Ж. Они втроем ворвались в квартиру. На М.Г.В. он, Б.С., направил газовый пистолет. Они завели М.Г.В. на кухню и стали требовать деньги и наркотики. К.В.В. отвел Ж. в спальную комнату. М.Г.В. сказал, что у него в куртке есть 1000 рублей. Он, Б.С., забрал 1000 рублей. Из кармана халата М.Г.В. достал пакет и отдал его П., сказав, что там 1 - 2 грамма героина. В кухню зашел К.В.В. и сказал, что он задушил Ж. Он и П. в спальной комнате увидели Ж. Она была мертва. На ее шее была веревка. П. сказал, что М.Г.В. нужно убить, так как он не простит им убийства Ж. К.В.В. "скотчем" связал М.Г.В. ноги, заклеил рот, связал за спиной руки. К.В.В. срезал в квартире кусок телефонного кабеля и затянул его на шее М.Г.В. Он, Б.С., удерживая потерпевшего, сел ему на ноги, а К.В.В. и П. стали затягивать кабель на шее потерпевшего. Через несколько минут К.В.В. сказал, что он устал. М.Г.В. еще дышал. Кабель на шее потерпевшего продолжили затягивать он, Б.С., и П. Через несколько минут потерпевший перестал подавать признаки жизни (т. 4 л.д. 184, 187 - 189, 191 - 195, 198 - 206, 212 - 214).

Суд правильно эти показания осужденного положил в основу приговора, так как они объективно подтверждаются другими доказательствами по делу и соответствуют фактическим обстоятельствам установленным судом.

Протокол осмотра места происшествия свидетельствует, что в квартире <...>, в зале был обнаружен труп М.Г.В., руки трупа связаны шнурком и заведены за спину, ноги связаны "скотчем", тем же "скотчем" заклеен рот, на шее трупа завязан кусок телевизионного кабеля; в спальной комнате на полу был обнаружен труп Ж. с повреждениями на шее в виде полосовидных кровоподтеков (т. 3 л.д. 137 - 147).

Заключения судебно-медицинского эксперта свидетельствуют, что смерть потерпевшей Ж. наступила в результате механической асфиксии от сдавливания шеи инородным предметом; смерть потерпевшего М.Г.В. наступила в результате механической асфиксии от сдавливания шеи петлей (т. 3 л.д. 178 - 184, 165 - 170). Вышеизложенные доказательства подтверждают показания Б.С. о том, что К.В.В. задушил Ж. в спальной комнате. Задушил К.В.В. потерпевшую веревкой, которую он принес с собой в полиэтиленовом пакете вместе со "скотчем". После совершенных преступлений К.В.В. веревку с шеи потерпевшей снял и унес с собой (т. 4 л.д. 191 - 195, 201 - 206).

Свидетель К. в судебном заседании подтвердил, что К.В.В., выходя из салона автомашины, взял с собой полиэтиленовый пакет, в котором что-то лежало. С этим же пакетом К.В.В. вернулся в автомашину. Свидетель Ц. показал, что часть телевизионного кабеля, проходившего вдоль двери зала квартиры потерпевших, была отрезана.

Протокол осмотра места происшествия подтверждает, что в ванной комнате под линолеумом квартиры потерпевших было обнаружено 200 долларов и 16000 рублей (т. 3 л.д. 137 - 147). Это подтверждает показания Б.С. в ходе следствия о том, что К.В.В. говорил, что в квартире потерпевших находится примерно 20000 - 30000 рублей; это он специально узнавал (т. 4 л.д. 201 - 206). Из этого суд обоснованно сделал вывод о том, что К.В.В. знал о наличии у потерпевших крупной суммы денег, и подтверждает показания Б.С. о том, что К.В.В. предложил ему и П. совершить разбойное нападение на квартиру М.Г.В. Сам К.В.В. не отрицал того, что неоднократно был в квартире М.Г.В., был знаком с сожительницей последнего Ж.

К.В.В. в своей явке с повинной не отрицал своего участия в разбойном нападении и убийстве М.Г.В. (т. 4 л.д. 175).

Суд обоснованно пришел к выводу, оценив доказательства в их совокупности, что К.В.В. и Б.С. совершили: разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, неоднократно; Б.С. совершил убийство по предварительному сговору группой лиц, с целью скрыть другое преступление; К.В.В. совершил убийство по предварительному сговору группой лиц, с целью скрыть другое преступление, неоднократно. Суд правильно квалифицировал действия Б.С. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ и действия К.В.В. по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", "н" УК РФ.

Доводы осужденного П.В. и адвоката Симановского в кассационных жалобах о том, что П.В. не участвовал в разбойном нападении на потерпевшего М.В.Н., сговора на убийство последнего не было и он, П.В., узнал об убийстве после его совершения; а также доводы С.Ш. и адвоката Тумка в кассационных жалобах о том, что судом не добыто доказательств, подтверждающих вину С.Ш. в сбыте автомашины, заведомо добытой преступным путем, - не обоснованы, поскольку опровергаются собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями осужденных в ходе следствия.

Из показаний допрошенного в качестве обвиняемого Б.С. видно, что он с М.А.А. в начале мая 1999 года договорился о нападении на водителя автомашины ВАЗ-2106, завладеть автомашиной и убить водителя. 6 мая 1999 года они увидели новую автомашину ВАЗ-2106 и поехали к П.В., сказав последнему, что договорились напасть на водителя автомашины в районе карьера, распределили роли. Договорились, что возьмут с собой девушек, чтобы водитель не боялся в позднее время ехать за город. П.В. должен отвезти их на Предмостную площадь, там они пересядут в автомашину потерпевшего, и, совершив убийство приедут на дачу. П.В. согласно сговора с двумя девушками привез их на Предмостную площадь. Он, Б.С., взял из автомашины М.А.А. пакет, в котором были топор и нож. Все четверо пересели в автомашину потерпевшего М.В.Н., с которым договорились о доставке их на дачу, они оставили там девушек, а сами попросили потерпевшего поехать за спиртным. По дороге, недалеко от дачи, они попросили остановить автомашину. Он, Б.С., и М.А.А. напали на М.В.Н. и убили его. Из карманов одежды потерпевшего М.А.А. достал документы и деньги. Затем они положили труп в багажник и к ним подъехал П.В. Труп они бросили в карьер и засыпали его землей. С П.В. вернулись на дачу. Похищенный автомобиль поставили в гараж. П.В. развез их по домам. Через несколько дней он, Б.С., и М.А.А. передали похищенный автомобиль С.Ш., который обещал продать его и передать им по 10000 рублей (т. 5 л.д. 70 - 78, 109 - 112, 138 - 139).

Вышеизложенные показания Б.С. в ходе следствия подтвердил осужденный М.А.А. (54 - 69, 101 - 103 т. 5, л.д. 96 - 98, 203 - 204 т. 6).

Суд правильно вышеизложенные показания осужденных положил в основу приговора, поскольку они подтверждаются другими доказательствами по делу и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Протокол осмотра места происшествия подтверждает, что 7 мая 1999 года в песчаном карьере Кузнецовского плато в районе садоводческого общества "Подснежник-2" в отвале земли был обнаружен труп М.В.Н. с признаками насильственной смерти (т. 5 л.д. 2 - 3).

Из показаний свидетеля А. видно, что он в песчаном карьере подготавливал фронт работ, рыхлил грунт. 7 мая 1999 года на небольшой глубине обнаружил труп потерпевшего, присыпанный землей.

П.В. в суде не отрицал, что, подъезжая к садовому обществу, он встретил Б.С. и М., ехавших на автомашине потерпевшего. Они сказали, что водитель автомашины убит и лежит в багажнике. Они подъехали к кучам земли и выбросили труп из багажника.

Согласно заключения судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего М.В.Н. наступила вследствие комбинированной травмы, сопровождавшейся травматическим шоком и кровопотерей. Потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью в виде открытой черепно-мозговой травмы, травмы органокомплекса шеи, тупой травмы грудной клетки, множественных проникающих колотых ранений живота, кровоизлияния в правую боковую поверхность шеи, и каждая группа телесных повреждений состоит в непосредственной связи со смертью потерпевшего (т. 5 л.д. 25 - 28).

Собранные по делу доказательства, которым суд дал оценку в их совокупности, свидетельствуют, что Б.С., М. и П.В. объединились для совершения преступлений, детально разработали план нападения на потерпевшего и завладения автомашиной, каждый из них активно выполнял роль по плану, как при подготовке, так и при совершении преступлений. При таких данных суд обоснованно сделал вывод, что между осужденными сложилась устойчивая группа, и они совершили разбой и убийство в составе организованной группы. В связи с чем суд правильно квалифицировал действия Б.С., М.А.А., П.В. по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в", ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ.

Из показаний в ходе следствия Б.С. и М.А.А. видно, что они после убийства похитили у потерпевшего документы и деньги.

Документы с транзитными номерами они сожгли (т. 5 л.д. 54 - 66, 71 - 78, 101 - 103, 109 - 112, 130 - 136). Эти действия Б.С. и М.А.А. суд правильно квалифицировал по ст. 325 ч. 2 УК РФ.

Вина С.Ш. подтверждается показаниями осужденных в ходе следствия о том, что похищенный автомобиль потерпевшего М.В.Н. они передали С.Ш. для продажи. Передавая автомашину, они сказали С.Ш., что водителя автомашины они убили (т. 5 л.д. 109 - 112, т. 6 л.д. 101 - 103, 132 - 133, 203 - 204).

Свидетель П. показал, что в середине мая 1999 года Б.С. и М.А.А. передали С.Ш. новую автомашину ВАЗ-2106. Через неделю С.Ш. сказал, что продал эту машину. Суд правильно квалифицировал действия С.Ш. по ст. 175 ч. 2 п. "б" УК РФ, как заранее не обещанный сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, совершенный в отношении похищенного автомобиля.

Доводы Н.С. и П.В. в кассационных жалобах о том, что сговора на убийство З.Е.В. не было; они не принимали участие в убийстве, - несостоятельны, поскольку опровергаются собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями самих осужденных, как в ходе следствия, так и судебного разбирательства.

Из показаний М.А.А., Н.С., П.В., данных ими в ходе следствия видно, что они разработали план завладения автомашиной. Они договорились, что заманят водителя на дачу, а там М.А.А. убьет его. С этой целью М.А.А. съездил в поселок Новоангарск и привез оттуда охотничье ружье (т. 2 л.д. 160 - 172, 187 - 193, 195 - 205, 211 - 218, 262 - 268).

Суд правильно эти показания осужденных положил в основу приговора, поскольку они подтверждаются другими доказательствами и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Из показаний свидетеля П. видно, что в декабре 1998 года он на даче не был, в январе 1999 года он обнаружил, что врезной замок двери дачи сломан, в районе замка обнаружил дробинки, вмятины.

В ходе следствия М.А.А. указал на дачу П., как место, где он ожидал Н.С. с потерпевшим, спрятавшись за сарай. При осмотре дачи были изъяты доски, в которых обнаружены дробинки (т. 2 л.д. 172 - 178).

Из показаний Н.С. в судебном заседании видно, что он остановил автомашину ВАЗ-2106 и договорился с водителем о поездке, сказав ему, что нужно с дачи забрать телевизор. Подъехав к даче, он, Н.С., попросил потерпевшего помочь ему вынести телевизор из дома. Потерпевший зашел с ним на территорию дачи и в это время М.А.А. выстрелил в потерпевшего. Потерпевший закричал и побежал. М.А.А. вышел из-за сарая, произвел второй выстрел. Перезарядив ружье М.А.А. побежал за потерпевшим, он, Н.С., также побежал за ними. В 40 метрах от дачи он увидел лежавшего на дороге потерпевшего З.Е.В. К нему подошел М.А.А. и выстрелил в голову.

П.В. в судебном заседании подтвердил, что отвез М.А.А. на место убийства и нападения на потерпевшего З.Е.В. Через несколько минут услышал несколько выстрелов, подъехал к автомашине потерпевшего, увидел на дороге кровь и понял, что потерпевший убит.

Согласно заключения судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего З.Е.В. наступила от огнестрельного ранения головы (т. 2 л.д. 34 - 42). Заключение судебно-баллистической экспертизы подтверждает, что обнаруженная на дороге у домов N 35 и N 38 по улице Клубничной, а также дробь, изъятая из трупа потерпевшего З.Е.В., имеет родовую принадлежность и соответствует дроби N 2 с примесью дроби N 3 (т. 2 л.д. 124 - 126).

Указанное заключение подтверждает показания М.А.А. о том, что он использовал патроны при убийстве потерпевшего снаряженные дробью N 2 и N 3.

Из показаний М.А.А. в суде видно, что он, Н.С. и П.В. обыскали карманы потерпевшего, нашли деньги и документы, труп оттащили к соседней даче, перебросили через забор и отнесли в глубь двора.

Эти показания М.А.А. в ходе следствия подтвердил П.В. и в суде Н.С. (т. 2 л.д. 187 - 193, 211 - 218).

Протокол осмотра места происшествия свидетельствует, что за домом N 38 дачного участка по улице Клубничной, был обнаружен труп потерпевшего З.Е.В., все карманы одежды потерпевшего вывернуты (т. 2 л.д. 12 - 17).

М.А.А. подтвердил в суде, что похищенные у потерпевшего удостоверение личности водительское удостоверение и технический паспорт на автомашину они сожгли. Осужденные подтвердили, что ключи от автомашины потерпевшего они не нашли, М.А.А. прикладом ружья разбил форточку и проник в салон. Соединив провода зажигания напрямую, М.А.А. завел мотор и поехал к дому Б.И., а на его, М.А.А., автомашине за ним туда же приехали П.В. и Н.С. Суд обоснованно пришел к выводу, оценив доказательства в их совокупности, о виновности: М.А.А., Н.С. и П.В. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; М.А.А. в умышленном убийстве, сопряженном с разбоем; Н.С. и П.В. в пособничестве в убийстве, сопряженном с разбоем.

Действия М.А.А. квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "в", ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, и действия Н.С. и П.В. по ст. 162 ч. 3 п. "в", ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, судом квалифицированы правильно. Их же действия связанные с похищением у потерпевшего удостоверения военнослужащего, водительского удостоверения и технического паспорта на автомашину суд правильно квалифицировал по ст. 325 ч. 2 УК РФ. Действия осужденных, связанные с незаконным приобретением, хранением, перевозкой и ношением огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные группой лиц по предварительному сговору, суд правильно квалифицировал по ст. 222 ч. 2 УК РФ.

Доводы С.Д. и М.В.В. в кассационных жалобах о том, что не добыто доказательств, подтверждающих их участие в банде при разбойных нападениях, что они не участвовали в преступлениях, совершенных бандой, и этот квалифицирующий признак им вменен излишне, - несостоятельны, поскольку опровергаются собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями осужденных, как в ходе судебного следствия, так и в ходе предварительного расследования.

Вина С.Д. и М.В.В., а также Б.С. и М.А.А. в разбойном нападении на Н.Д. подтверждается следующими доказательствами.

Из показаний Б.С. видно, что 7 августа 1999 года он, М.А.А., у пьяного Н.Д. похитили ключи с целью кражи из его квартиры. В квартире Т. С. показал им пистолет-пулемет, который они использовали при разбойном нападении. Надев маски, они ключом открыли входную дверь, вторую дверь открыл Н.Д. С. направил на Н.Д. пистолет-пулемет, потерпевшего толкнули, он упал, связали его, уложили на пол. Обыскали квартиру и в трех сумках вынесли из квартиры похищенное, которое продали на рынках г. Красноярска.

Из показаний Б.С. и М.А.А., данных ими в качестве обвиняемых видно, что утром 9 августа 1999 года к ним приехали С.Д., М.В.В. и С., у которого был пистолет-пулемет. Они договорились совершить нападения на квартиру Н.Д. (т. 7 л.д. 45, 47 - 51, 56, 58 - 61, 99 - 101).

Допрошенный в качестве обвиняемого С.Д. подтвердил вышеизложенные показания, которые дополнил с М.В.В. тем, что они с С., у которого в руках был пистолет-пулемет, ворвались в квартиру, уложили Н.Д. на пол. Затем в квартиру вошли остальные. Он, С.Д., связал Н.Д. Обыскав квартиру, похищенное увезли на автомашине М.В.В. к последнему в гараж, а затем все продали (т. 7 л.д. 74 - 75, 79 - 80, 84 - 85, 101 - 102, 106, 182 - 183).

Суд правильно вышеизложенные показания осужденных положил в основу приговора, поскольку они подтверждаются другими доказательствами и соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом. Потерпевший Н.Д. показал, что 9 августа 1999 года около 9 часов утра он услышал, как кто-то открыл первую входную дверь. Он подошел и открыл вторую дверь, и в этот момент увидел направленный ему в голову пистолет с глушителем и троих в масках. Его повалили на пол и державший пистолет ударил его ногой в лицо. Ему связали руки, завели в зал, набросили на голову рубашку. По шуму он понял, что 3 или 4 человека обыскивают квартиру. Похитив его имущество, осужденные ушли.

Заключение судебно-баллистической экспертизы от 7 февраля 2000 года подтверждает, что пистолет-пулемет, с которым осужденные совершили разбойное нападение на потерпевшего Н.Д., изготовлен кустарным способом в заводских условиях, частью его является магазин австрийской фирмы "Глок". Этот пистолет-пулемет пригоден для производства одиночных выстрелов при ручном досылании патрона в патронник (т. 7 л.д. 156 - 160).

В ходе следствия С.Д. подтвердил, что при нападении С. применял пистолет-пулемет "Глок" австрийского производства (т. 7 л.д. 74 - 75).

Протоколы опознания свидетельствуют, что Б.С., С.Д. и М.В.В. опознали пистолет-пулемет, находившийся на экспертизе, как тот, который был применен ими при нападении на Н.Д. (т. 10 л.д. 162 - 163, 168 - 169, 172 - 174).

Допрошенный в качестве обвиняемого С.Д. показал, что он, М.В.В., С. с начала августа 1999 года планировали совершение кражи из какой-либо квартиры. Они планировали совершить преступления и в последующем. Поэтому уехав от Б.С. и М.А.А. он сразу же сообщить М.В.В. и С. о квартире Н.Д. 9 августа 1999 года они поехали к Б.С. и М.А.А. согласовать план действий при нападении на Н.Д. (т. 7 л.д. 74 - 75, т. 10 л.д. 104 - 105).

Эти показания С.Д. подтвердил допрошенный в качестве обвиняемого М.В.В. (т. 10 л.д. 42 - 43).

Собранные по делу доказательства, которым суд дал оценку в их совокупности, дали основание суду сделать вывод о том, что С.Д., М.В.В., создали устойчивую вооруженную огнестрельным оружием группу лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений против граждан. В связи с чем суд обоснованно признал, что осужденные совершили разбойное нападение на Н.Д. в составе организованной группы. При таких данных суд правильно квалифицировал действия Б.С., М.А.А., С.Д. и М.В.В. по этому эпизоду обвинения по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ и по ст. 222 ч. 3 УК РФ, как незаконную перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенные организованной группой.

Доводы С.Д. и М.В.В. в кассационных жалобах о том, что у них не было организованной группы при разбойном нападении на М.Н.Н., М.Н.А., С.Г., не было создано банды, - нельзя признать обоснованными, поскольку опровергаются собранными доказательствами и соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Вина С.Д. и М.В.В. в разбойном нападении в составе организованной группы на потерпевших М.Н.Н., М.Н.А. и С.Г., подтверждается собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями осужденных, как в ходе судебного разбирательства, так и в ходе предварительного расследования.

В судебном заседании осужденный Т.Р. показал, что в середине августа 1999 года С. предложил ему участвовать в разбойном нападении, сказав, что в нападении будут участвовать С.Д. и М.В.В. 23 августа 1999 года он, С.Д., М.В.В. и С., на автомашине М.В.В. приехали на улицу "Светлогорскую". Там С. объяснил им, где находится квартира. Опасаясь, что его могут узнать С. остался в автомашине. Он, С.Д., М.В.В. одели маски, М.В.В. дал ему, Т.Р., пистолет-пулемет. Дверь была открыта, они вошли. Потерпевшие супруги М. и С. занимались ремонтом квартиры. Он, Т.Р., направил на потерпевших пистолет-пулемет, сказав, чтобы они шли на кухню и легли на пол. Потерпевшие выполнили приказание. Он связал их. Он, Т.Р., передал пистолет-пулемет М.В.В., последний остался охранять потерпевших, а он со С.Д. обыскали квартиру, похитили деньги и имущество. С похищенным скрылись с места происшествия на автомашине М.В.В.

Допрошенные в качестве обвиняемых С.Д. и М.В.В. подтвердили вышеизложенные показания Т.Р. (т. 8 л.д. 2 - 6, 9 - 10, 36, 40 - 44 - 45, т. 7 л.д. 182 - 183).

Суд правильно эти показания осужденных положил в основу приговора, поскольку они объективно подтверждаются другими доказательствами и соответствуют фактическим обстоятельствам дела установленным судом. Потерпевшие М.Н.Н., М.Н.А., С.Г. показали, что утром 23 августа 1999 года они занимались ремонтом квартиры. Дверь квартиры была не заперта. Около 9 часов в квартиру вошли трое в масках, угрожая оружием, потребовали, чтобы они зашли на кухню и легли на пол. Затем их связали, обыскали квартиру и похитили 47000 рублей, сумку, деньги С.Г. и имущество М.Н.Н. Из показаний осужденного Т.Р. видно, что похищенное они разделили. Каждому досталось по 11000 рублей. Кроме того, 3000 рублей они отдали М.В.В. на бензин.

Суд обоснованно пришел к выводу, оценив доказательства в их совокупности о виновности С.Д., М.В.В. в разбое, совершении организованной группой, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере. В связи с чем суд правильно квалифицировал эти действия С.Д. и М.В.В. по данному эпизоду обвинения по ст. 162 ч. 3 пп. "а", "б" УК РФ.

Собранные по делу доказательства давали суду основание признать, что С.Д. и М.В.В. участвовали в устойчивой вооруженной огнестрельным оружием группе (банде) и в совершенных ею разбойных нападениях, и правильно квалифицировал их действия по ст. 209 ч. 2 УК РФ.

Вина М.А.А. в подделке идентификационного номера транспортного средства и вина Б.С. в покушении на побег из-под стражи материалами дела доказана и не обжалуется в кассационных жалобах осужденных.

Действия М.А.А. по данному обвинению по ст. 326 ч. 2 УК РФ и действия Б.С. по вышеуказанному обвинению по ст. 30 ч. 3, ст. 313 ч. 2 п. "б" УК РФ квалифицированы правильно.

В деле нет данных, которые давали бы основание признать, что осужденные М.А.А., Б.С., К.В.В., П.В., Н.С., М.В.В., С.Д. на предварительном следствии дали показания в результате недозволенных методов ведения следствия.

При проверке материалов дела не нашли подтверждения высказанные в жалобах утверждения, что осужденные Б.С. и М.А.А. на предварительном следствии оговорили осужденного К.В.В.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено.

Наказание осужденным суд назначил с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, в том числе особо тяжких преступлений, данных, характеризующих личность виновных, их роли в совершенных преступлениях, наличие у Б.С. и К.В.В. особо опасного рецидива, всех обстоятельств по делу. Пожизненное лишение свободы Б.С. и К.В.В. суд назначил с учетом исключительной опасности их для общества.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия не находит оснований для смягчения осужденным наказания, назначенного судом первой инстанции.

Вместе с тем, М.А.А., Б.С., К.В.В., П.В., Н.С. в соответствии со ст. 78 УК РФ подлежат освобождению от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности: М.А.А. по ст. 222 ч. 4, ст. 325 ч. 2 УК РФ, Б.С. по ст. 222 ч. 4, ст. 325 ч. 2 УК РФ, К.В.В. по ст. 222 ч. 4 УК РФ, П.В. и Н.С. по ст. 325 ч. 2 УК РФ.

Руководствуясь ст. 332, ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 30 октября 2000 года в отношении М.А.А., Б.С., К.В.В., П.В., Н.С. изменить, освободить от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности; М.А.А. и Б.С. по ст. 222 ч. 4, ст. 325 ч. 2 УК РФ; К.В.В. по ст. 222 ч. 4 УК РФ, П.В. и Н.С. по ст. 325 ч. 2 УК РФ.

В остальном тот же приговор о них, а также в отношении С.Ш., М.В.В., С.Д. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"