||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2001 г. N 56-О01-33

 

Председ. Суд. коллегии краевого суда Н.В. Буряк

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего Линской Т.Г.

Судей Верховного Суда РФ Фроловой Л.Г. и Глазуновой Л.И. рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2001 года дело по кассационной жалобе осужденного Ф.В.Ш. на приговор Приморского краевого суда от 31 января 2001 года, которым

Ф.В.Ш. <...>, судимый 24 марта 1999 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, -

Осужден: по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы: по совокупности указанных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Линской Т.Г., объяснения Ф.В.Ш. по доводам своих кассационных жалоб, заключение прокурора Шаруевой М.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф.В.Ш. осужден за убийство С. на почве личной неприязни к нему и за покушение на убийство своего брата Ф.В.Ш. также на почве личной неприязни к нему.

Преступление совершено 10 февраля 2000 года в гор. Владивостоке при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ф.В.Ш. признал себя виновным частично. Он показал, что С. и брат в течение дня воспитывали его. Разговор ему был неприятен. В связи с этим он сначала ударил, а потом задушил С. Как он душил своего брата он не помнит. Однако не доверять показаниям брата нет оснований.

В кассационной жалобе Ф.В.Ш. просит о переквалификации его действий на ст. 107 ч. 2 УК РФ, полагая, что такая юридическая оценка его действий будет соответствовать фактически содеянному им. Кроме того, он читает, что суду в соответствии со ст. ст. 22 и 28 УК РФ следовало более полно исследовать вопрос о его психическом состоянии на момент инкриминируемого ему деяния. Он считает, что он не в полной мере сознавал общественную опасность своих действий и не мог правильно руководить ими. По его мнению, суд не уделил должного внимания его показаниям и оценке их в совокупности с другими доказательствами по делу. Суд не учел неправильного поведения потерпевших, которое послужило поводом к совершению им преступления. Поскольку потерпевшие своими высказываниями травмировали его психику и привели его в состояние аффекта. Выводы судебно-психиатрической экспертизы он считает неправильными, поскольку она была проведена спустя довольно длительный период времени, после происшедшего. Вместе с тем Ф.В.Ш. просит учесть, что фактически он признал свою вину, то что он болен туберкулезом и имеет на иждивении двоих малолетних детей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к ее удовлетворению.

Из дела видно, что Ф.В.Ш. не оспаривал своей вины в убийстве брата. Фактические обстоятельства преступления в целом, помимо показаний самого осужденного, подтверждены рядом других, исследованными в судебном заседании доказательствами. В период предварительного расследования, в том числе и при проведении следственного эксперимента, Ф.В.Ш. давал подробные показания, свидетельствующие о том, что это он совершил убийство С. и покушение и на убийство брата. Причину совершения им преступления Ф.В.Ш. объяснял тем, что брат стал учить его жить, а С., поддерживал брата. Ему был неприятен этот разговор, и он задушил шнурком С. Как душил брата, он не помнит.

В подтверждение вины осужденного суд обоснованно сослался и полно привел в приговоре в приговоре на показания протерпевшего Ф.В.Ш., свидетелей Г., О., А., В., Т., выводы судебно-медицинской экспертизы, данные протокола осмотра места происшествия, протоколы обнаружения изъятия и осмотра вещественных доказательств.

Выдвинутая осужденным версия о совершении им преступления в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения проверялась и не нашла своего подтверждения в материалах дела. Доводы осужденного о том, что выводы судебно-психиатрической экспертизы могут быть ошибочными в связи с тем, что она была проведения спустя довольно длительный период времени, не могут быть признаны состоятельными. Выводы стационарной судебно-психиатрической экспертизы в приобщенном к делу акте мотивированы. Суд, оценив указанное доказательство, в совокупности с другими доказательствами по делу, согласился с выводами экспертов психиатров, вошедших в состав экспертной комиссии о том, что на момент инкриминируемого Ф.В.Ш. деяния он не обнаруживал каких-либо признаков расстройства душевной деятельности. У судебной коллегии не имеется оснований подвергать сомнению выводы суда в этой части.

Признавая обоснованными выводы суда о доказанности вины Ф.В.Ш. и квалификации преступления, судебная коллегия считает, что назначенное ему наказание соответствует тяжести, совершенного им преступления и данным о его личности. Обстоятельства, смягчающие наказания, приведенные в кассационной жалобе осужденного, были учтены судом при решении этого вопроса.

На основании выше изложенного и руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Приморского краевого суда от 31 января 2000 года в отношении Ф.В.Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"