||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2001 г. N 83-о01-22

 

Предс.: Воробьев В.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Пелевина Н.П., Истоминой Г.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2001 года дело по кассационной жалобе осужденного С. на приговор Брянского областного суда от 18 сентября 2001 года, по которому

С., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 3 года 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

он же оправдан по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж" УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления;

постановлено взыскать с С. в пользу Т. 10000 рублей компенсации морального вреда.

По этому же делу осужден по ст. 115 УК РФ к 1 году исправительных работ по месту работы с удержанием 10% заработка в доход государства и оправдан по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления С.С., в отношении которого приговор не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение адвоката Стоян Е.В. в поддержку жалобы осужденного, заключение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

С. признан виновным в убийстве Т.И., 1973 года рождения и незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 4 апреля 2001 года в д. Глаженка Брянского района Брянской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе осужденный С. считает приговор чрезмерно суровым и указывает, что он неоднократно обращался в милицию о совершении на дачах краж М. и Т.И., но никаких мер к ним принято не было. Убедившись во взломе своей дачи и хищении из нее вещей, он пришел в состояние сильного душевного волнения. После этого он увидел названных лиц, показавших ему удостоверения работников милиции, на соседней даче, где они отламывали топором алюминиевый отлив, а затем подготовили к выносу столбы. Сказав что-то друг другу, они убежали в лес. Он не мог помешать им, поскольку они были вооружены топорами, а у него не имелось средств защиты. Вспомнив о хранившейся на даче ракетнице, он взял ее для задержания похитителей, и вместе с другом С.С. они пошли на дачу С.А., где увидели М. и Т.И. При попытке остановить их они ответили нецензурной бранью и стали уходить, а они пошли за ними, не высказывая никаких угроз и не договариваясь об убийстве. На его претензии по поводу взлома дачи С.А. Т.И. стал ругаться и полез под одежду. Подумав, что он достанет топор, с целью самообороны он направил на потерпевшего ракетницу и не помнит, как нажал на спусковой крючок, вследствие чего произошел выстрел. Убивать потерпевшего он не хотел, а лишь хотел защитить себя. Предварительное следствие считает неполным, а юридическую оценку его действий неправильной, указывая, что их следовало квалифицировать по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Необоснованно находит и его осуждение по ст. 222 ч. 1 УК РФ, так как у него не была ракетница, а обрез ружья, и органы следствия вообще не установили тип оружия.

При назначении наказания не учтены положительные данные о его личности, состояние здоровья, смягчающие наказание обстоятельства, отрицательные характеристики потерпевших.

Гражданский иск о компенсации морального вреда своевременно надлежащим образом заявлен не был и в приговоре не обоснован, а поэтому не подлежал рассмотрению в уголовном деле.

Просит переквалифицировать его действия на ст. 111 ч. 4 УК РФ.

В возражении на кассационную жалобу потерпевшая Т. просит возместить компенсацию морального вреда, а наказание осужденному находит возможным назначить условным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности С. основаны на исследованных в приговоре доказательствах.

Из показаний в судебном заседании осужденного С. видно, что он не отрицал факт причинения смерти Т.И., отрицая сговор на его убийство с С.С., а также сговор с ним на покушение на убийство М. Он показал, что когда увидел, как Т.И. и М. на даче С.А. пытались топором отломать металлические отливы, вырвали столбы и убежали, достал хранившуюся на даче с 1991 года ракетницу, приспособленную для стрельбы ружейными патронами и заряженную одним из них, намереваясь использовать ее для защиты от потерпевших.

Рассказав о причастности к краже из дачи Т.И. и М. С.С., он предложил последнему посмотреть дачу С.А., в пути увидел потерпевших и решили выяснить, что они делают на дачах. На попытку остановить их потерпевшие обругали их нецензурной бранью и стали уходить. Они догнали их и снова стали выяснять обстоятельства краж, при этом во время ссоры Т.И. полез под свой свитер. Полагая, что он вытащит топор, он выстрелил в него из ракетницы, и тот упал. Как С.С. ударил М., он не видел, поскольку сразу же ушел. Они с С.С. действовали самостоятельно, без какого-либо сговора, в отношении разных потерпевших, о наличии у него ракетницы С.С. не говорил.

Аналогичные показания дал судебном заседании и осужденный С.С., который дополнительно показал, что после выстрела С. в Т.И., от которого тот упал, он хотел задержать М. и ударил его ножом в плечо сзади, но потерпевший убежал. Нож был перочинный и находился в кармане с раскрытым клинком. Сговора с С. на лишение потерпевших жизни не было, каждый действовал самостоятельно, в отношении Т.И. он никаких действий не совершал, о наличии у каждого указанных орудий преступления они друг друга не говорили.

Приведенным показаниям осужденных в приговоре дана оценка в совокупности с другими доказательствами.

Из показаний потерпевшего М. следует, что когда они с Т.И. проходили мимо одной из дач, Т.И. прошел на территорию этой дачи, а ему велел подождать его. От калитки он видел, как Т.И. снял одну скобу, а других его действий не видел. После этого они пошли на остановку, и в пути к ним подошли незнакомые им осужденные, которые стали обвинять их в кражах, а они отрицали это.

Через некоторое время С. выстрелил в Т.И. из одноствольного обреза, а С.С. сзади чем-то ударил в спину его, М., и он побежал. Осужденных он увидел впервые, и никаких провоцирующих действий по отношению к осужденным они не предпринимали.

Потерпевшая Т. подтвердила факт убийства сына при неизвестных ей обстоятельствах.

Из показаний свидетеля Б. усматривается, что в тот день он видел обоих потерпевших на территории дач. В 18 часов 10 минут он услышал выстрел и крики, а затем увидел лежавшего Т.И., который стонал, поблизости стояли С. и С.С., у С. был предмет, похожий на обрез. На его вопрос, зачем было делать это, С.С. в грубой форме велел ему уходить. Пока принимал меры к вызову "скорой помощи" и милиции, Т.И. умер. От С. ему стало известно, что зимой у него обокрали дачу, и он преследовал воров.

Свидетель С.В. со слов Б. подтвердил его показания и пояснил, что он видел на дачах ранее незнакомых потерпевших, слышал выстрел и стоны человека, а также видел пробегавшего после выстрела человека.

Из акта судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Т.И. наступила от массивной кровопотери, развившейся вследствие повреждений левых бедренных артерии и вены от огнестрельного проникающего дробового слепого ранения левой паховой и лобковой областей (л.д. 19 - 29).

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, у М. установлена колото-резаная рана задней поверхности грудной клетки справа, повлекшая легкий вред здоровью с кратковременным его расстройством (л.д. 87).

Факт причинения Т.И. огнестрельного ранения из гладкоствольного огнестрельного оружия подтверждается заключениями судебно-баллистических (л.д. 136 - 139, 141 - 145) и судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего (л.д. 13), а также протоколом осмотра места происшествия и трупа (л.д. 2 - 7).

Не признавая себя виновным в незаконном приобретении, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия, С. тем не менее, не отрицал наличия у него ракетницы, пригодной для производства выстрелов ружейными патронами и, с учетом других перечисленных выше доказательств, суд обоснованно признал установленной вину осужденного в данном преступлении, поскольку тип огнестрельного оружия, способного поразить человека, значения для виновности и правовой оценки содеянного не имеет.

Приведенные выше доказательства, получившие в приговоре надлежащую мотивированную оценку, опровергают доводы жалобы об отсутствии у С. умысла на убийство потерпевшего и случайном выстреле, а также необходимости самозащиты от потерпевших.

Все доводы жалобы были предметом исследования в судебном заседании и в приговоре нашли мотивированное разрешение, а поэтому юридическая квалификация действий С. по ст. ст. 105 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ является правильной и обоснованной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о незаконности приговора, по делу не имеется.

Наказание С. назначено с учетом совокупности смягчающих его обстоятельств, положительных данных о его личности, с применением ст. 64 УК РФ, что не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения жалобы по ее доводам и смягчения наказания не имеется.

Вместе с тем, приговор в части взыскания с него в пользу потерпевшей 10000 рублей компенсации морального вреда подлежит отмене с направлением на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в нарушение ст. 29 ч. 2 УПК РСФСР гражданский иск был предъявлен лишь в ходе судебного следствия, его сумма ничем необоснованна, и осужденный был лишен права подачи возражений против него.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Брянского областного суда от 18 сентября 2001 года в отношении С. в части взыскания с него в пользу Т. 10000 рублей компенсации морального вреда отменить, дело в этой части передать на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном приговор в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"