||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2001 г. N 81-о01-95

 

Председ. суд. коллегии обл. суда: П.И. Кинтиков

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Линской Т.Г.

судей Верховного Суда РФ Фроловой Л.Г. и Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденного Е. на приговор Кемеровского областного суда от 28 февраля 2001 года, которым

Е. <...>, ранее судимый: 23 августа 1994 года по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 145 ч. 2, 108 ч. 2, 218 ч. 2 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, наказание отбыл и освобожден из мест лишения свободы 27 апреля 2000 года; 20 октября 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, -

При установлении в действиях особо опасного рецидива осужден: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 226 ч. 4 п. "б" к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы с конфискацией имущества; с присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Этим же приговором осужден по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы Н., 1974 года рождения, в отношении которого приговор в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Приговором постановлено взыскать с Е. в пользу А. в счет возмещения морального вреда 13 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденного Е. по доводам своей кассационной жалобы, заключение прокурора Шаруевой М.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Е. осужден за умышленное убийство С. 1930 года рождения в процессе разбойного нападения на него, а также за хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, которые незаконно хранил и носил при себе.

Преступления совершены 23 мая 2000 года в г. Киселевске Кемеровской области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В судебном заседании Е. признал себя виновным частично. Он признал, что предложил Н. совершить кражу денег у С., узнав о том, что он располагает большой суммой денег в связи с продажей машины. В то время когда он пытался выставить стекло в окне дома, в доме загорелся свет, поэтому он ушел. Однако через некоторое время он вернулся к дому С., увидев, что дверь открыта, он вошел в дом. В доме были разбросаны вещи. Потом услышал храп и увидел связанного деда. Уходя, он увидел пакет и забрал его. В пакете оказался обрез и монеты. Обрез он взял себе, а монеты выбросил. В период предварительного расследования он оговорил себя, признав себя виновным в убийстве под давлением, оказанным на него руководством отделения милиции.

В кассационных жалобах Е. просит об отмене приговора с направлением дела на новое расследование. Приговор он считает незаконным и несправедливым, так как расследование проведено не полно, не объективно, с применением незаконных методов. Он считает, что осталось не установленным время наступления смерти потерпевшего. Не исследованной осталась версия о причастности к преступлению других лиц. По мнению Е., даже при признании достоверными его первоначальных показаний, суд неправильно квалифицировал его действия. В случае признания достоверными его первоначальных показаний, его действия следовало квалифицировать по ст. 109 или 111 УК РФ, а также по ст. 161 ч. 2 и 222 ч. 1 УК РФ. При решении вопроса о назначении наказания, суд, по мнению Е., не учел все обстоятельства, смягчающие его ответственность, такие как наличие на его иждивении малолетнего ребенка, ряда тяжелых заболеваний, которые в совокупности давали основание к назначению ему наказания ниже низшего предела, предусмотренного законом, по которому он осужден.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Помимо показаний самих осужденных, признавших свою вину, вина Е. подтверждена и другими, исследованными в судебном заседании и, приведенными в приговоре доказательствами.

Суд обоснованно сослался в приговоре в числе доказательств, подтверждающих вину осужденного, на показания свидетелей М., А., К., Б., потерпевшей С.О., протокол осмотра места происшествия, заключение судебно-медицинской экспертизы, протокол следственного эксперимента, заключением криминалистической экспертизы, о том, что похищенный обрез относится к огнестрельному оружию.

Оценив показания осужденного в совокупности с другими доказательствами по делу, суд обоснованно признал достоверными его первоначальные показания, данные им в период расследования дела. Из этих показаний усматривается, что с Н. они пошли в дом С. с целью хищения его имущества. От знакомых ему было известно, что в доме потерпевшего находится большая сумма денег. В то время когда он выставлял окно в дом, а Н. искал ключи от дома, на него набросился дед с топором в руке. Ему удалось перехватить руку потерпевшего и освободить ее от топора. Он повалил потерпевшего на землю. Потерпевший стал оказывать сопротивление, кричать. От того, как он зажал потерпевшему рот и нос, тот потерял сознание. После этого, он затащил потерпевшего на веранду, связал ему шторой руки и ноги. Н. в это время находился рядом, но помощи не оказывал. Когда потерпевший снова попытался кричать, он сдавил ему одной рукой шею и затолкал в рот перчатку. Затем он вместе с Н. осмотрел дом, нашел ленты с металлическими монетами, взял часть из них с собой. В шкафу он нашел сверток, в котором находится обрез. Указанные показания Е. подтвердил в присутствии своего защитника при допросе его в качестве обвиняемого

Осужденный по этому же делу Н. показал, что по предложению Е. они весной 2000 года ночью пришли дому в районе шахты "Тайбинская", для того чтобы забрать вещи. Когда они подошли к дому, Е. перепрыгнул через забор. Он услышал лай собаки и разговор на повышенных тонах. Когда он вошел в дом, он увидел там разбросанные вещи, а на веранде - связанного хрипевшего С. По предложению Е. он спустился в подпол с целью проверки наличия там ценных вещей. Когда они выходили из дома, он видел, что Е. выносит ленты с монетами, обрез ружья.

Из показаний свидетеля М. видно, что она проснулась оттого, что у С. залаяла собака и поняла, что к нему кто-то пришел. Она услышала крик С., после этого из квартиры С. доносился стон. Она увидела, что на веранде загорелся свет, и услышала, что разговаривали двое мужчин. На следующий день утром она узнала о смерти соседа.

Свидетель К. подтвердил в судебном заседании, что конце мая 2000 года Е. попросил спрятать у него обрез, он сказал ему, что в бараке много свободных комнат, в которых можно спрятать обрез. На следующий день приехали работники милиции нашли и изъяли этот обрез.

Данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, находятся в полном соответствии с показаниями Е., в которых он, по существу, полностью признавал свою вину, и которые при проверке и оценке их в совокупности с другими доказательствами дали возможность правильно установить фактические обстоятельства преступления.

Из протокола следственного эксперимента видно, что Н. во время выхода на место происшествия рассказал об обстоятельствах совершенного преступления.

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы, смерть С. наступила от механической асфиксии в результате сдавливания шеи руками. Механическая асфиксия могла возникнуть при одновременном сдавливании органов шеи и закрытии рта и носа руками.

Все показания Е., приводимые им в свою защиту, в том числе и то, что, якобы, свои первые показания он дал со слов работников милиции, были проверены в судебном заседании и получили правильную оценку в приговоре.

Выводы судебно-психиатрической экспертизы, с которыми суд согласился, свидетельствуют о том, что на момент инкриминируемого Е. деяния он не обнаруживал каких-либо признаков расстройства психической деятельности.

При проверке дела, в том числе и всех показаний самого осужденного, не было установлено того, что на момент совершения убийства что-либо со стороны потерпевшего угрожало жизни или здоровью Е.

Изложенные выше обстоятельства полностью опровергают доводы жалобы осужденного в части его несогласия с юридической оценкой содеянного им.

Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины Е. и о квалификации преступления, судебная коллегия считает, что назначенное ему наказание соответствует тяжести совершенного им преступления и данным о его личности. Все обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе и те, на которые содержатся ссылки в жалобах, были учтены судом при решении этого вопроса, поэтому оснований к изменению приговора в этой части судебная коллегия также не усматривает.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кемеровского областного суда от 28 февраля 2001 года в отношении Е. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"