||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2001 г. N 10-О01-31

 

Председательствующий: Чулков А.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Лутова В.Н.

судей Истоминой Г.Н. и Пелевина Н.П.

рассмотрела в судебном заседании от 29 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных Т.А. и З.Э. на приговор Кировского областного суда от 25 мая 2001 года, по которому

Т.А., родившийся <...>, ранее судимый

11 ноября 1997 года по п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 3 августа 2000 года по отбытию наказания

осужден к лишению свободы по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ сроком на 13 лет с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 30, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

З.Э., родившийся <...>, ранее судимый

25 августа 1999 года по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 28 августа 2000 года по амнистии

осужден к лишению свободы по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ сроком на 11 лет 3 месяца с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 30, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 11 лет 3 месяца.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с Т.А. и З.Э. солидарно в пользу Кировской областной клинической травматологической больницы в возмещение ущерба 1135 рублей, в пользу Ц. в счет компенсации морального вреда с Т.А. - 30 000 рублей, с З.Э. - 20 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденных Т.А. и З.Э., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего исключить осуждение З.Э. и Т.А. по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т.А. и З.Э. осуждены за разбойное нападение на Ц. с целью завладения его имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, за покушение на убийство Ц., сопряженное с разбоем группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены ими 26 октября 2000 года в Юрьяновском района Кировской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Т.А. и З.Э. виновными себя признали частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Т.А. указывает, что предварительное и судебное следствия проведены односторонне, неполно, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Во время предварительного и судебного следствия не допрошены официантка и кассир кафе, дежурный Мурыгинского отделения милиции, официантка и охранник кафе "Метро", директоры ряда магазинов, следователь прокуратуры К., прокурор этого района, заправщица АЗС П. Юрья. Эти свидетели могли дать показания, имеющие существенное значение для дела, о том, находился ли он в состоянии опьянения перед поездкой на автомашине с потерпевшим, был ли он знаком с потерпевшим, о том, что он занимался торговлей только новыми запчастями для отечественных автомобилей, о незаконных методах ведения следствия. Судом также не удовлетворено его ходатайство о допросе свидетелей К.О., П., Ц., о проведении следственного эксперимента, об осмотре места происшествия составом суда.

Приведя анализ показаний потерпевшего, З.Э., считает, что в автомашину к Ц. он сел в трезвом состоянии.

Неправильно суд указал о наличии в его действиях неоднократности разбоя, крупного ущерба разбоя, поскольку причиненный потерпевшему ущерб не превысил в 500 раз минимальный размер оплаты труда.

Не установлены с достаточной полнотой данные о его личности. Не истребована его характеристика с места жительства, по его учебе в школе. Не допрошен начальник 3 отряда исправительной колонии П.О, поскольку с данной им характеристикой он не согласен. Он занимался предпринимательской деятельностью, однако суд указал, что он является безработным.

При рассмотрении дела судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона: он был лишен возможности задавать вопросы потерпевшему Ц., необоснованно он был ограничен во времени ознакомления с протоколом судебного заседании и материалами судебного производства, в результате чего он не имел возможности ознакомится с этими материалами в полном объеме. Нарушены судом и требования ст. 314 УПК РСФСР: показания свидетеля Т., потерпевшего Ц., а также его показания в приговоре приведены не правильно.

Проверка о применении к нему недозволенных методов ведения следствия проведена прокурором той же прокуратуры, следователь которой нарушил закон, в связи с чем считает ее незаконной.

Просит приговор суда отменить.

Осужденный З.Э. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней указывает, что его вина в разбое и покушении на убийство не доказана. Дело рассмотрено судом односторонне. Его ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы для установления одним или несколькими ножами причинены потерпевшему повреждения, необоснованно отклонены.

Потерпевший Ц. в первоначальных показаниях говорил, что не понял наносил ли он ему удары ножом, а впоследствии стал утверждать, что он также нанес ему 5-6 ударов ножом. Свидетели Ш. и З. также пояснили, что потерпевший рассказал им о нанесении ударов Зонов, то есть мужчиной, который сидел на переднем сиденье. Показаниями свидетеля К.О. на предварительном следствии подтверждаются его показания о том, что они не преследовали потерпевшего. Считает, что потерпевший оговаривает его.

На предварительном следствии он оговорил себя под влиянием физического и морального давления со стороны работников милиции.

Суд не принял во внимание эти данные, а также его показания и показания Т.А. в судебном заседании.

Договоренности с Т.А. об убийстве, умысла на убийство потерпевшего он не имел. Кроме того, потерпевший во время борьбы сидел спиной к двери и он, находясь на заднем сиденье, не мог нанести ему удары ножом в спину. Признает себя виновным только в угоне.

Просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, или на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в покушении на убийство и разбое правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб осужденных о непричастности к разбою, а З.Э. и к покушению на убийство Ц. не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, потерпевший Ц. пояснил в судебном заседании, что по просьбе Т.А. и З.Э. повез их на дачу. В пути следования, когда он стал разворачивать машину, Т.А. полез в пакет и он, почувствовав боль в области щеки справа, увидел в руках Т.А. нож. Считает, что Т.А. хотел ударить его в шею, но промахнулся. Защищаясь, он схватился за лезвие ножа. Т.А. крикнул З.Э.: "Мочи его, мочи", и З.Э. сзади нанес ему 5-6 ударов ножом в область спины и шеи. Выскочив из машины, он сумел скрыться от них, а осужденные уехали на его автомашине.

Свидетели Ш. и З. подтвердили в судебном заседании показания потерпевшего с его слов.

Объективно показания потерпевшего о нанесении ему ударов ножами обоими осужденными в салоне автомашины подтверждаются заключением судебно-медицинского эксперта о причинении ему при ударах острым колюще-режущим предметом или предметами множественных колото-резаных ранений грудной клетки, шеи, спины, предплечья, щеки, левой кисти; данными осмотра автомашины, в ходе которого в салоне были обнаружены многочисленные пятна, похожие на кровь и два ножа со следами, похожими на кровь; заключением судебно-медицинского эксперта по исследованию вещественных доказательств, согласно которому на ножах, изъятых из салона автомашины, на вырезах с обшивки сидений обнаружена кровь, которая могла произойти от Ц. На ботинках, куртке, свитере З.Э., на куртке и свитере Т.А. также обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевшего Ц.

Показаниям потерпевшего соответствуют и показания осужденного Т.А. на предварительном следствии о том, что он, будучи в нетрезвом состоянии, предложил З.Э. остановить частную машину выехать на ней за город, водителя убита, а машину забрать себе, с чем З.Э. согласился. Для этого он один из имевшихся у него ножей передал З.Э. Остановив машину под управлением ранее ему незнакомого Ц. он попросил его довезти к урочищу Демидовы. Заехав в лес, он остановил машину, и стал наносить водителю удары с целью убить его. З.Э. также наносил удары водителю ножом, но водитель выскочил из машины и убежал. На машине потерпевшего они поехали в г. Киров, но в пути следования их задержали работники милиции.

З.Э. на предварительном следствии на допросе его в качестве обвиняемого также пояснял, что увидев между сиденьями нож, взял его и нанес один удар потерпевшему в грудь или в руку.

Приведенные показания осужденных на предварительном следствии как соответствующие другим доказательствам по делу, полученные с соблюдением норм уголовно-процессуального закона обоснованно признаны судом достоверными.

Доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов ведения следствия проверены судом однако не нашли подтверждения.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что в применении насилия к потерпевшему с целью лишения его жизни принимали непосредственное участие оба осужденных и Т.А. и З.Э.

Правильно установлен судом и мотив покушения на убийство Ц.

Из показаний Т.А. на предварительном следствии признанных судом достоверными следует, что с Ц. он и З.Э. знакомы не были, напали на него с целью хищения его автомобиля.

Этими показаниями Т.А., а также показаниями потерпевшего Ц. опровергаются доводы жалобы Т.А. о том, что он был знаком с потерпевшим, что в момент совершения преступления находился в трезвом состоянии.

Учитывая объяснения Т.А., потерпевшего Ц., а также характер действий осужденных, которые сразу же после нападения на потерпевшего, завладели его автомобилем, совершили на нем поездку, но в пути следования в г. Киров были задержаны работниками милиции, суд обоснованно пришел к выводу о том, что покушение на убийство Ц. было сопряжено с разбойным нападением на него, в процессе которого осужденные похитили автомобиль потерпевшего.

Действия Т.А. и З.Э. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Вместе с тем действия осужденных ошибочно квалифицированы и по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, предусматривающему ответственность за разбойное нападение в целях завладения имуществом в крупном размере.

Квалифицируя действия осужденных по данному признаку, суд исходил из того, что стоимость похищенного автомобиля в 500 раз превышала минимальный размер оплаты труда, составлявший на 26 октября 2000 года 83 рубля 49 копеек.

Между тем, Федеральным Законом от 19 июня 2000 года "О минимальном размере оплаты труда" с 1 июля 2000 года установлен минимальный размер оплаты труда в сумме 132 рублей в месяц.

Как следует из материалов дела, стоимость автомобиля потерпевшего Ц. составляла 60000 рублей, что не является крупным размером с учетом минимального размера оплаты труда в 132 рубля в месяц.

При таких данных осуждение З.Э. и Т.А. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ подлежит исключению из приговора.

Наказание осужденным назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Оснований для смягчения наказания не имеется. Не является таким основанием и исключение осуждения Т.А. и З.Э. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку это не связано с уменьшением объема содеянного ими.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора из материалов дела не усматривается.

Дело рассмотрено законным составом суда. Обстоятельства содеянного осужденными исследованы судом с достаточной полнотой. Приговор составлен с соблюдением требовании ст. 314 УПК РСФСР, показания потерпевшего, осужденных, свидетелей приведены в нем в соответствии с протоколом судебного заседания.

Права осужденных не нарушены судом ни в судебном заседании, ни при направлении дела в кассационную инстанцию.

Гражданские иски разрешены судом правильно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332 - 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Кировского областного суда от 25 мая 2001 года в отношении Т.А. и З.Э. изменить.

Исключить осуждение Т.А. и З.Э. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В остальном приговор в отношении Т.А. и З.Э. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"