||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 ноября 2001 г. N 4-кпо01-156сп

 

27 ноября 2001 года кассационная палата по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Микрюкова В.В., Степалина В.П.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных А. и Д. на приговор суда присяжных Московского областного суда от 13 июня 2001 года, которым:

А., <...>, гражданка РФ, образование среднее, вдова, работавшая частным предпринимателем, на иждивении дочь, инвалид 3-й группы, проживавшая по адресу: <...>, не судимая,

осуждена к лишению свободы по ст. 33 ч. ч. 3, 4 и ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на срок 12 (двенадцать) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Д., <...>, гражданин РФ, образование среднее, разведен, не работавший, проживавший по адресу: <...>, ранее судимый в 1986 г. по ст. 108 ч. 1, 206 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы и в 1994 г. по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", 218 ч. 1 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ с применением ст. 68 УК РФ на срок 17 (семнадцать) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Д. и А. в пользу Республиканского бюджета по 450 рублей с каждого, в счет возмещения оплаты труда адвокатов по назначению.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения осужденных Д. и А., поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Филимонова А.И., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, кассационная палата

 

установила:

 

по приговору суда присяжных А. признана виновной в организации и подстрекательстве в совершении убийства лица из корыстных побуждений и по найму. Д. признан виновным в совершении убийства лица из корыстных побуждений и по найму.

Преступления совершены 17 октября 2000 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

Осужденная А. просит приговор суда отменить, дело направить на новое расследование, ставит под сомнение установленные присяжными заседателями фактические обстоятельства дела, виновной себя не признает, полагает, что истинный убийца не установлен, Д. убийства не совершал, денег не получал, считает наказание чрезмерно суровым.

Осужденный Д., не соглашаясь с приговором, считает себя невиновным, обосновывая это тем, что во время убийства он спал и никого не убивал. Ссылается на неполноту судебного разбирательства, выразившуюся в том, что в суде необоснованно были отклонены его ходатайства, не были допрошены свидетели, осужденные были лишены возможности высказаться в свою защиту, не проведена психиатрическая экспертиза свидетелю С. Далее в жалобе Д. считает, что суд в приговоре не дал оценку противоречивым показаниям свидетеля С. Полагает, что он на предварительном следствии оговорил себя и А. под воздействием правоохранительных органов. При разбирательстве дела не учтено наличие у него заболевания олигофрения. Утверждает, что материалы дела в отношении его были сфабрикованы, поэтому просит разобраться в правильности его осуждения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, кассационная палата находит приговор в отношении А. подлежащим изменению.

А. и Д. признаны виновными в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 465 УПК РСФСР отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется.

Изложенные в суде доводы осужденных о своей невиновности были предметом обсуждения коллегией присяжных заседателей в совокупности с другими доказательствами.

Судебное разбирательство проходило на основании принципа состязательности и этот принцип не нарушался. Ходатайств от осужденных и их защитников о вызове в суд в качестве свидетелей, лиц, указанных в жалобе Д., в проведении экспертиз, не поступало.

Что касается ходатайства Д. о направлении дела на дополнительное расследование и привлечении к уголовной ответственности С., то суд обоснованно отклонил данное ходатайство. При этом суд указал на невозможность возбуждения уголовного дела в отношении нового лица судом присяжных. Данное решение суда соответствует требованиям ст. 429 УПК РСФСР. Также не имелось у суда предусмотренных ст. 429 УПК РСФСР оснований, для направления дела на дополнительное расследование. Необоснованных отказов осужденным в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Данных об ошибочном исключении из судебного разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

Не может кассационная палата согласиться с доводами жалоб осужденных А. и Д. о том, что первоначальные показания Д. были даны в результате недозволенных методов ведения следствия, поскольку в материалах дела имеются протоколы допросов, где Д. в полном объеме разъяснялись его процессуальные права, положения ст. 51 Конституции Р.Ф., допрашивался он с участием адвоката (т. л.д. 66 - 71).

Сведений о ненадлежащей Д. юридической помощи со стороны защитника из материалов дела не усматривается. От Д. не поступило ходатайств о замене адвоката.

Суд проверял законность полученных в ходе предварительного следствия показаний свидетеля С. и обоснованно признал их допустимыми к исследованию в суде присяжных (т. л.д. 127).

Фактические обстоятельства совершения преступных действий, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, в соответствии со ст. 465 УПК РСФСР не могут быть оспорены в кассационной жалобе. Особенности кассационного обжалования приговора и особенности производства в суде второй инстанции осужденным разъяснялись в установленном законом порядке. Поэтому доводы жалоб осужденных А. и Д. о неправильном установлении судом присяжных фактических обстоятельств дела не могут быть приняты кассационной палатой во внимание.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Председательствующий судья обоснованно исключил при исследовании с участием присяжных заседателей сведения о процессуальных моментах способов получения доказательств, так как в соответствии со ст. 435 УПК в суде присяжных коллегия присяжных заседателей принимает участие в исследовании фактических обстоятельств дела и решает вопросы только о факте.

При постановке вопросов перед присяжными заседателями судом соблюдены требования ст. ст. 449 - 450 УПК РСФСР.

Что касается довода жалобы Д. о необоснованности приговора, то приговор постановлен судом в соответствии с вердиктом присяжных и требованиями ст. 462 УПК РСФСР.

В соответствии с указанной статьей закона в приговоре не требуется давать оценки доказательствам, исследованным в судебном заседании в отличие от ст. 314 УПК РСФСР, регламентирующей правила постановления приговора, при рассмотрении дел в порядке главы двадцатой УПК РСФСР.

Таким образом, доводы осужденного, изложенные в кассационной жалобе, о необоснованности приговора, противоречат требованиям закона, регламентирующим деятельность суда присяжных.

Психическое состояние осужденного Д. не вызывает сомнения. Судебно-психиатрическая экспертиза не обнаружила у Д. признаков какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности (т. 2 л.д. 65 - 66).

Нарушений норм Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуального закона при проверке материалов дела не установлено.

Суд правильно квалифицировал действия А. по ч. 3 ст. 33, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ и действия Д. по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Вместе с тем приговор в отношении А. подлежит изменению.

Поскольку организаторская роль осужденной А. заключалась в подыскании исполнителя убийства, склонения его к совершению преступления, ведение переговоров относительно платы за совершение преступления, предоставление сведений о месте проживания потерпевшего, то ее действия следует квалифицировать по ч. 3 ст. 33, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 4 ст. 33 УК РФ не требуется.

Наказания А. и Д. назначены в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденных, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенных наказаний на исправление осужденных и на условия жизни их семей, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

Так, суд учел, что А. ранее не судима, по месту жительства характеризуется положительно, имеет на иждивении дочь инвалида 3-й группы.

Д. по месту жительства и по месту отбывания наказания характеризовался с положительной стороны, отрицая вмененные ему мотивы совершения преступления, признал себя виновным в убийстве В.

Также суд учел наличие в действиях Д. особо опасного рецидива преступлений.

С учетом изложенного, кассационная палата считает, что доводы жалоб осужденных удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351, 465 УПК РСФСР, кассационная палата

 

определила:

 

приговор суда присяжных Московского областного суда от 13 июня 2001 года в отношении А. изменить, исключить осуждение ее по ч. 4 ст. 33 и ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

В остальном приговор в отношении А. и Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"