||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 ноября 2001 г. N 1-О01-55

 

Председательствующий: Аршинов А.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.,

судей: Пелевина Н.П. и Истоминой Г.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 22 ноября 2001 г. дело по кассационному протесту заместителя прокурора Архангельской области, кассационным жалобам осужденного М., адвоката Мотиной Т.М. на приговор Архангельского областного суда от 5 июля 2001 года, по которому

М., <...>, русский, с неполным средним образованием, ранее судимый:

8 октября 1999 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 1 сентября 2000 года на основании акта амнистии;

21 декабря 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 11 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений ему назначено 15 лет лишения свободы без конфискации имущества;

в соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 21 декабря 2000 года, на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по указанному приговору в виде 1 года лишения свободы, и окончательно по совокупности приговоров М. назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, без конфискации имущества.

Постановлено взыскать с М. в пользу Я. 20000 рублей компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., прокурора Хомицкой Т.П., частично поддержавшей протест и полагавшей применить ст. 64 УК РФ при назначении наказания по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, объяснение осужденного М., поддержавшего жалобу, заключение прокурора об оставлении жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в совершении разбойного нападения на А., 1937 года рождения с применением предмета в качестве оружия и опасного для жизни и здоровья насилия, с незаконным проникновением в жилище, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, будучи ранее дважды судимым за хищения, а также в совершении убийства потерпевшего, сопряженного с разбоем.

Преступления совершены 7 февраля 2001 года в г. Няндама Архангельской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании М. виновным себя признал полностью.

В кассационном протесте поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование протеста указано, что приговор является незаконным и необоснованным, поскольку без достаточных оснований М. назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено санкцией уголовного закона. Согласно ст. 68 ч. 2 УК РФ при назначении в действиях осужденного особо опасного рецидива наказание не может назначаться ниже 3/4 максимального срока наиболее строгого вида наказания, что по ст. 105 ч. 2 УК РФ не может быть менее 15 лет лишения свободы. Суд не указал в приговоре на рецидив, как на отягчающее наказание обстоятельство, хотя признал наличие особо опасного рецидива. По ст. 162 ч. 3 УК РФ наказание назначено с применением ст. 64 УК РФ, и конфискация имущества не применена обоснованно, однако вопрос о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией ст. 105 ч. 2 УК РФ, судом не обсуждался, и оснований для этого не имеется. Указанные нарушения повлекли неправильное назначение наказания по совокупности преступлений и приговоров, что является основанием для отмены приговора.

В кассационной жалобе осужденный М. считает приговор незаконным и необоснованным, так как удары потерпевшему отверткой он наносил не с целью завладения имуществом, а с целью устранения препятствия при попытке покинуть дом, и его действия следовало квалифицировать по ст. 105 ч. 1 УК РФ. Имущество потерпевшего он хотел похитить тайно, в момент нанесения ударов потерпевшему умысла на завладение имуществом не имел. Вещи решил похитить, когда убедился в смерти потерпевшего. Суд не учел его доводов и дал неправильную юридическую оценку содеянному. Наказание считает чрезмерно суровым, назначенным без учета смягчающих наказание обстоятельств, в том числе, явки с повинной, чистосердечного раскаяния в содеянном и добровольной выдачи похищенного. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. ст. 105 ч. 1, 158 ч. 3 УК РФ и смягчить наказание.

В кассационной жалобе адвокат Мотина Т.М. указывает на чрезмерную суровость наказания М., назначенного без учета его явки с повинной, активного способствования в раскрытии преступления и розыске похищенного, что является исключительными обстоятельствами, дающими основание для применения ст. 64 УК РФ, что признал и суд, не назначая за разбой конфискации имущества. Совокупность смягчающих наказание обстоятельств давала суду возможность для назначения минимального наказания по обеим статьям и по их совокупности, просит приговор изменить, смягчить М. наказание по каждой из статей и их совокупности до минимальных размеров.

В возражении на кассационную жалобу осужденного потерпевшая Я. находит ее необоснованной и не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных протеста и жалоб, судебная коллегия находит приговор постановленным в соответствии с фактическими обстоятельствами и доказательствами по делу.

Выводы суда о виновности М. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах, несмотря на его отказ от дачи показаний.

Из заявления явки с повинной М. и совокупности его показаний, данных на предварительном следствии, которые были оглашены в судебном заседании, видно, что с целью совершения кражи он выставил стекло в окне дома потерпевшего, второе стекло разбил и проник в дом, где в одной из комнат находился потерпевший. Последний взял в кухне топор и замахнулся на него, они стали возиться, когда он лежал на полу, потерпевший оказался на нем и стал давить топорищем на горло. Он, М., схватил находившуюся на полу отвертку и нанес ею потерпевшему два удара в шею, а когда тот упал, три раза ударил отверткой в область сердца, после этого он стал искать иконы, но не нашел и взял указанные в приговоре вещи (л.д. 21, 23 - 24, 52, 132 - 133).

Осужденный М., отказавшись дать показания, в судебном заседании тем не менее подтвердил, что в ходе предварительного следствия он действительно давал такие показания и их достоверность не оспаривает.

Его показания соответствуют другим доказательствам, получившим оценку в приговоре в их совокупности.

Факт проникновения в дом указанным осужденным способом, наличия в доме беспорядка и обнаружения трупа потерпевшего с признаками насильственной смерти подтверждается протоколом осмотра места происшествия (л.д. 4 - 13).

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы, непосредственной причиной смерти А. явилось массивное наружное и внутреннее кровотечение от трех колото-резаных ран шеи с повреждением вен и трех колото-резаных проникающих ранений передней грудной стенки слева с повреждениями внутренних органов; кроме того, на трупе установлены другие множественные описанные в приговоре телесные повреждения (л.д. 55 - 57).

Из акта дополнительной судебно-медицинской экспертизы усматривается, что у А. имелась правосторонняя слабость верхних и нижних конечностей со снижением силы и объема активных движений; он имел ограничение движений в правом локтевом суставе, была нарушена общая координация движений, правой рукой и кистью он не мог совершать активных целенаправленных движений и сдавливать шею осужденного топорищем, которое мог держать лишь одной рукой (л.д. 123 - 124).

Согласно акту криминалистической экспертизы, изъятый с места происшествия след обуви оставлен подошвой правого сапога М. (л.д. 68 - 74).

Факт хищения из дома потерпевшего перечисленных в приговоре вещей подтверждается показаниями потерпевшей Я.

Дав правильную оценку приведенным выше и другим изложенным в приговоре доказательствам, суд обоснованно и мотивированно квалифицировал действия М. по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Доводы осужденного в жалобе о нанесении потерпевшему не с целью завладения имуществом, которое намеревался похитить тайно, а с целью устранения препятствия при попытке покинуть дом, не соответствуют доказательствам, свидетельствующим о том, что убийство потерпевшего было совершено именно в процессе разбойного нападения, независимо от первоначального умысла осужденного на способ похищения имущества. В связи с этим доводы осужденного не могут влиять на правильность юридической оценки его действий.

Доводы жалоб осужденного и адвоката о чрезмерной суровости и несправедливости наказания, с учетом характера и степени общественной опасности, изложенных в приговоре данных о личности М., также нельзя признать обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Одновременно нельзя признать обоснованными и доводы протеста о назначении М. наказания с нарушением уголовного закона, который, исходя из приговора фактически нарушен не был.

Как видно из приведенных в приговоре мотивов, суд признал положительные данные о личности осужденного, смягчающие наказание обстоятельства в их совокупности, в том числе, явку с повинной и активное способствование в раскрытии преступлений, исключительными обстоятельствами, дающими основание для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено уголовным законом, при этом данное обстоятельство в равной мере относится к обоим составам преступлений, а не только по ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ, как указано в протесте.

Поскольку суд принял решение о неназначении по ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ обязательного дополнительного наказания в виде конфискации имущества, ссылка на ст. 64 УК РФ в данном случае является обязательной, что суд указал в приговоре. В то же время, при наличии в действиях осужденного особо опасного рецидива, приняв решение о назначении более мягкого наказания, чем установлено законом, то есть менее 3/4 максимального срока, согласно ч. 3 ст. 68 УК РФ суд должен лишь назначить наказание без учета правил ч. 2 ст. 68 УК РФ, не ссылаясь при этом на ст. 64 УК РФ, а лишь учитывая предусмотренные данной статьей исключительные обстоятельства, и данные условия при постановлении приговора были соблюдены. В протесте поставлен вопрос лишь о нарушении уголовного закона, и не ставится вопроса о чрезмерной мягкости наказания.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Архангельского областного суда от 5 июля 2001 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационные протест и жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"