||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 ноября 2001 года

 

Дело N 20-ВПР01-22

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Хаменкова В.Б.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 22 ноября 2001 г. дело по иску Б. к М. об установлении факта принятия наследства и другим требованиям по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на решение Кировского районного суда г. Махачкалы от 04.07.2000, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 04.10.2000, постановление президиума Верховного Суда Республики Дагестан от 15.03.2001.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ М.Н. Лаврентьевой, объяснения представителя Б. - Х., возражавшей против доводов протеста, и заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ М.М. Гермашевой, поддержавшей протест, Судебная коллегия

 

установила:

 

Б. обратилась в суд с иском к М. об установлении факта принятия наследства, признании права собственности на часть домовладения <...>, признании недействительным завещания от имени М.Х. в пользу М.А., составленного 11.03.81, а также регистрационного удостоверения, выданного М.А. в БТИ г. Махачкалы. В обоснование требований указала, что после смерти в 1979 г. ее отца - М.Г. - и открытии наследства в виде 1/2 доли домовладения все наследники по закону отказались от наследства в пользу матери - М.Х. После смерти последней в 1983 г. по достигнутой договоренности никто из наследников не оформил принятие наследства. В 1998 г. ей стало известно, что М.А. в 1997 г. получил свидетельство о праве наследования по закону на 1/2 долю целого жилого <...>, выданного с учетом завещания М.Х. от 11.03.81, согласно которому М.А. завещана 1/4 доля указанного домовладения. Кроме того, она в течение года осуществляла уход за М.Х., взяв ее в свой дом. Также считает, что фактически вступила во владение наследственным имуществом, приняв в порядке наследования ковер, принадлежащий М.Х., и предметы домашнего обихода.

Решением Кировского райсуда г. Махачкалы от 04.07.2000, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 04.10.2000, установлен факт принятия Б. наследства, оставшегося после смерти матери М.Х. За Б. признано право собственности на 1/3 долю литер "А" и "Б" домовладения <...>. Завещание М.Х. от 11.03.81, зарегистрированное заместителем старшего государственного нотариуса А. в реестре за N 521, свидетельство о праве наследования по завещанию, выданное М.А. государственным нотариусом С., зарегистрированное в реестре за N 1с-864 26.12.97, в части 2/3 доли домовладения <...> и регистрационное удостоверение N 2с-864, выданное БТИ М.А., признаны недействительными.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Дагестан от 15.03.2001 протест прокурора Республики Дагестан оставлен без удовлетворения.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ, ставится вопрос об отмене судебных постановлений.

Судебная коллегия находит, что решение Кировского райсуда г. Махачкалы от 04.07.2000, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 04.10.2000, постановление президиума Верховного Суда Республики Дагестан от 15.03.2001 подлежат отмене, как вынесенные с нарушением норм процессуального права.

Из материалов дела усматривается, что согласно договору купли-продажи от 25.02.40 М.Г. стал собственником домовладения <...> (в настоящее время - <...>), с возведенным строением литер "А" комната N 1 с коридором (л.д. 181). После смерти М.Г. в 1980 г. М.Х. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 1/2 долю целого домовладения. Целое домовладение состоит из одного саманного и одного саманно-каменного жилых домов, одной летней саманной кухни, саманного сарая (л.д. 183).

Согласно свидетельству о праве на наследство, выданному 26.12.97 М.А., за последним признано право собственности на 1/2 долю указанного жилого дома (л.д. 187).

Вторая половина спорного дома принадлежит К. (л.д. 189). Из имеющегося в материалах дела поэтажного плана усматривается, что между литерами "А" и "Б" имеется забор (л.д. 19). Однако, как следует из материалов дела, реальный раздел дома не произведен. Какими конкретно помещениями пользуются собственники согласно сложившемуся порядку пользования, неясно.

Суд же, разрешая спор и признав за Б. право собственности на 1/3 долю литер "А" и "Б" домовладения, вышел за пределы заявленных истицей требований и произвел реальный раздел дома. При этом К. к участию в деле привлечен не был.

В соответствии с п. 4 ст. 308 ГПК РСФСР решение подлежит отмене, если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 329, 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

 

определила:

 

решение Кировского райсуда г. Махачкалы от 04.07.2000, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 04.07.2000, постановление президиума Верховного Суда Республики Дагестан от 15.03.2001 отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"