||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 ноября 2001 г. N 20-о01-85

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Похил А.И.

судей - Сергеева А.А. и Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 21 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных А., В. и адвоката Умаева А.М. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 29 июля 2001 года, которым

А., родившийся 17 августа 1978 года, несудимый, -

осужден:

по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "и" УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

по ст. 318 ч. 2 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы и

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

В., родившийся 28 апреля 1971 года,

несудимый, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

по ст. 318 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы и

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 97 УК РФ к В. применены принудительные меры медицинского характера в виде лечения от наркомании.

Срок отбытия наказания А. и В. исчисляется с 16 февраля 2001 года.

Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., объяснения адвокатов Умаева А.М., просившего приговор в отношении А. отменить и дело производством прекратить, Исаева, просившего действия В. переквалифицировать со ст. 105 ч. 2 п. "з" на ст. 109 и со ст. 318 ч. 2 на ст. 318 ч. 1, по ст. 222 ч. 2 УК РФ приговор отменить, заключение прокурора Карасевой С.Н. о переквалификации действий А. и В. со ст. 318 ч. 2 на ст. 318 ч. 1 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. и В. осуждены: за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия с боеприпасами, в том числе неоднократно и по предварительному сговору группой лиц; за угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья работников милиции, в связи с исполнением последними своих должностных обязанностей.

Кроме того А. осужден за совершение хулиганства с применением оружия, покушение на умышленное причинение смерти М.Д. из хулиганских побуждений и общеопасным способом, а В. - за умышленное причинение смерти Х.Р. из корыстных побуждений.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах:

- осужденный В. и в дополнении к его жалобе адвокат Исаев А.С. ставят вопрос об отмене приговора в отношении В. с направлением дела на новое расследование. В обоснование своих просьб они указывают, что доводы В. о том, что убийство Х.Р. произошло случайно, насилие в отношении милиции не совершал и не высказывал применение угрозы. Оружие и взрывчатка, обнаруженная в доме, где его задержали, ему не принадлежит и он не знает, кому оно принадлежит, не опровергнуты материалами дела. Приговор основан на показаниях свидетелей на следствии, от которых они отказались в судебном заседании;

осужденный А. утверждает. что преступления, предусмотренные ст. ст. 213 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "и", 222 ч. 1 и 318 ч. 2 УК РФ, он не совершал. Выводы суда о его виновности в совершении этих преступлений основаны на предположениях, а также на доказательствах, полученных с нарушением закона. Просит справедливо разобраться с делом;

- адвокат Умаев А.М. и осужденный А. в совместной кассационной жалобе просят приговор в части осуждения А. по ст. ст. 213 ч. 3, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "и", 222 ч. 1 УК РФ отменить за отсутствием в его действиях состава преступления. Действия А. со ст. 318 ч. 2 УК РФ переквалифицировать на ст. 206 УК РФ и освободить от уголовной ответственности. В обоснование своих просьб они ссылаются на то, что вина А. в совершении приведенных преступлений не доказана. Считают, что показания потерпевших М.Д., М.В. и свидетеля А.А. в приговоре искажены. Кроме того, в судебном заседании потерпевший М.В. и свидетели отказались от своих показаний на предварительном следствии, объяснив, что на предварительном следствии протоколы допросов подписывали, не читая их. Также в деле нет доказательств, подтверждающих, что А. угрожал работникам милиции убийством.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности А. и В. в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия с боеприпасами, в том числе неоднократно и по предварительному сговору группой лиц, в угрозе применения насилия, опасного для жизни и здоровья работников милиции, в связи с исполнением последними своих должностных обязанностей, о виновности А. - в совершении хулиганства с применением оружия, покушение на умышленное причинении смерти М.Д. из хулиганских побуждений и общеопасным способом, В. - в умышленном причинении смерти Х. из корыстных побуждений, - являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно изложенных в приговоре.

Так, осужденный В., хотя и отрицал умысел на убийство Х.Р., но подтвердил, что он в лесу нашел пистолет с патронами, который хранил, носил с собой, и что выстрелом из этого пистолета была убита потерпевшая. Не отрицал, что он в лесу нашел пистолет с патронами, который хранил, носил с собой, и что выстрелом из этого пистолета была убита потерпевшая. Не отрицал, что он вместе с А., имея автомат, гранату и боеприпасы, оказывали сопротивление работникам милиции, не давая возможности из задержать в течение длительного времени.

Осужденный А. не отрицал, что когда работники милиции, окружив дом, в котором находились он и В., он, демонстрируя автомат, стал требовать, чтобы разрешили уйти В. При этом угрожал убить себя, говорил, что в доме находится женщина, и в случае невыполнения его требований он может их уничтожить.

Хотя осужденный В. отрицал умысел на убийство Х.Р. и угрозу убийством работникам милиции, совершение хулиганства и покушение на убийство М.Д., их вина в совершении всех преступлений подтверждается материалами дела.

1. По эпизоду убийства Х.Р.

Из показаний свидетеля Д. и потерпевшей Х.Д., данных на предварительном следствии, видно, что им известно, что В. нигде не работал и требовал деньги на свое содержание у убитой Х.Р.

Из показаний свидетеля Х.С. видно, что к нм ночью приехал его дядя В., находившийся в розыске, видел у него пистолет. Утром В. пошел в комнату, где находилась его сестра Х.Р., и вскоре прозвучал выстрел. Когда он прибежал в комнату, его сестра лежала на полу. На его вопрос осужденный заявил, что случайно попал в потерпевшую.

Осужденный в одних показаниях утверждал, что пистолет выпал из кармана куртки, когда он его снял. В других заявил, что выстрел произошел, когда он чистил пистолет.

Однако эти показания опровергаются как показаниями свидетеля Х.С., пояснившего, что, когда он зашел в комнату после выстрела, В. был в куртке, так и другими доказательствами по делу.

Согласно протокола наружного осмотра трупа Х.Р. видно, что у нее имелось ранение ногтевой фаланги второго пальца правой кисти и правой боковой поверхности шеи.

По заключению комиссионной медико-криминалистической и судебно-медицинской экспертизы ранение ногтевой фаланги второго пальца правой кисти и шеи Х. произошли одномоментно, т.е. при одном выстреле, который был произведен с близкой дистанции. Рана в области шеи проникающая в полость черепа явилась причиной смерти Х.Р.

Приведенные данные, а также объяснения эксперта М. опровергают доводы жалоб о том, что выстрел произошел при падении пистолета.

Из объяснений эксперта М. видно, что выстрел произошел с близкого расстояния, которым считается расстояние до одного метра. Получение ранения потерпевшей при тех обстоятельствах, о которых показывает В., исключается.

Показаниям свидетелей и потерпевшей, изменивших свои показания в судебном заседании, судом дана оценка, выяснена причина изменений показаний, которым является стремление помочь В. уйти от уголовной ответственности, т.к. он является их родственником.

Оценив собранные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности В. по этому эпизоду в умышленном причинении смерти Х.Р. из корыстных побуждений и незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия с боеприпасами.

2. По эпизоду совершения А. хулиганства с применением оружия и покушения на умышленное причинение смерти М.Д. вина А. установлена материалами дела.

Так, из показаний потерпевшего М.Д., данных на предварительном следствии с соблюдением требований ст. ст. 296 и 287 УПК РСФСР, видно, что 9 мая 2000 года он обходил территорию хлебопекарни, где работал сторожем. Увидев под навесом лиц, употребляющих спиртное, он предложил им вести себя нормально и собрался уходить. В это время А., находившийся среди этих ребят, стал оскорблять его нецензурными словами и учинил драку. В драку на стороне осужденного вмешался и А.А. и они вдвоем стали избивать его. За него заступился его сын М.В., на крики собрались соседи, которые разняли их. Через некоторое время осужденный, держа в руках автомат и производя из него выстрелы, высказывая угрозу, стал идти в его сторону, но находившиеся там люди увели А. Поздно ночью, около 3 часов, он увидел, как А. с теневого места что-то кинул во двор его дома в его сторону. Заметив это, он успел забежать за угол дома и раздался взрыв, отчего были выбиты стекла в его доме и образовалась воронка от взрыва гранаты. Видел, как А. после взрыва гранаты стал убегать.

Аналогичные показания дал на предварительном следствии и потерпевший М.В.

Впоследствии он изменил свои показания и заявил, что о произошедшем ему известно лишь со слов отца.

Из показаний свидетелей А.Т. и М.С., данных на предварительном следствии, видно, что осужденный дрался с потерпевшими, выражаясь нецензурными словами, с автоматом в руке стрелял из него, кричал, что убьет М.Д. и его сына. Под утро им стало известно, что осужденный кинул гранату во двор М.Д.

Аналогичные показания на предварительном следствии давали и свидетели Н., Э., Г., Т. и А.Т.

В судебном заседании они изменили свои показания и заявили, что таких показаний они не давали на следствии.

Судом выяснена причина изменений показаний потерпевшим М.В. и свидетелями, признаны правильными их показания на следствии.

Доводы А. о том, что вечером и ночью 9 мая 2000 года он находился у М. и А.Д. и не мог совершить преступления, опровергаются показаниями свидетелей А.М. и А.Д. о том, что в указанное время А. у них не находился.

Доводы жалоб о том, что показания свидетеля А.М. в судебном заседании искажены, являются несостоятельными. В этой части адвокатом Умаевым подавались замечания на протокол судебного заседания, которые отклонены.

При осмотре места происшествия во дворе М.Д. обнаружена воронка от взрыва гранаты, чека от гранаты и осколки стекол. На прилегающей к домостроению М.Д. улице обнаружены гильзы от автомата АК-74.

По заключениям баллистической и взрывотехнической экспертиз, обнаруженные на месте происшествия шесть гильз являются частями патронов калибра 5,45 мм к автомату АК-74, металлические осколки и скоба являются осколками боевой гранаты Ф-1, а также частями боеприпасов.

3. По эпизоду угрозы применения насилия А. и В. в отношении работников милиции вина осужденных подтверждается доказательствами по делу.

Из показаний потерпевшего С. видно, что, получив информацию о месте нахождения разыскиваемого А., он вместе с оперативной группой рано утром 6 февраля 2001 года выехали в сел. Нурадилово и оцепили дом, где находился А., еще не зная, что там же находится и В. Когда он с другим работником милиции Ш. пытались зайти в дом А., тот вытащил гранату с выдернутой чекой и, угрожая взрывом, стал требовать, чтобы ему и его товарищу дали возможность уйти. Он вызвал на помощь других сотрудников милиции. А. передал гранату В., а сам, взяв автомат, стал угрожать, что уничтожит находящихся в доме женщин и детей. Когда прибыли и другие работники милиции, они предлагали А. и В. сдаться, но те, продолжая высказывать угрозы убийством, не сдавались, и это длилось свыше четырех часов. Когда они убедились, что в доме нет женщин и детей, А. и В. было в ультимативной форме предложено сдаться в течение 15 минут, и что в случае отказа будет применено оружие. После этого осужденные сдались. При обыске были найдены автомат АК-74, 10 магазинов с патронами, патроны в пачках и одна граната.

Аналогичные показания дали и потерпевшие А.Б. и Ш., работники милиции.

По заключению экспертиз, изъятые с места происшествия автомат АК-74, 516 патронов и граната РГД-5 являются орудием и боеприпасами, пригодны для производства выстрелов и взрыва.

Осужденные А. и В. не отрицают, что они в течение длительного времени первый с автоматом, а второй с гранатой отказывались сдаться работникам милиции.

Приведенные доказательства в их совокупности опровергают доводы жалоб о том, что А. и В. не высказывали угрозы применением насилия, опасного для жизни и здоровья работников милиции, а также приобрели, хранили и носили огнестрельное оружие с боеприпасами повторно и по предварительному сговору группой лиц.

Доводы жалоб о нарушении права на защиту осужденных, об одностороннем рассмотрении дела, искажении показаний потерпевших и свидетелей в приговоре являются несостоятельными и противоречат материалам дела.

Таким образом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности А. и В. в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия с боеприпасами, в том числе неоднократно и по предварительному сговору группой лиц, в угрозе применения насилия, опасного для жизни и здоровья работников милиции в связи с исполнением последними своих должностных обязанностей, о виновности А. в совершении хулиганства с применением оружия, покушении на умышленное причинение смерти другому лицу из хулиганских побуждений и общеопасным способом, а В. - и в умышленном причинении смерти другому лицу из корыстных побуждений.

Действия А. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "и", 213 ч. 3 и 222 ч. 2 УК РФ, а В. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "з" и 222 ч. 2 УК РФ квалифицированы правильно.

Вместе с тем, суд правильно установив, что А. и В. угрожали применением насилия, опасного для жизни и здоровья работников милиции в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, их действия неправильно квалифицировали по ч. 2 ст. 318 УК РФ.

Согласно диспозиции ч. 2 ст. 318 УК РФ для квалификации действий осужденных по этой части не достаточно, чтобы были высказаны угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а требуется совершение конкретных действий по применению такого насилия.

Угроза же применения насилия, в том числе опасного для жизни и здоровья, образует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 318 УК РФ. В связи с чем, судебная коллегия считает необходимым действия А. и В. с ч. 2 ст. 318 УК РФ переквалифицировать на ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Кроме того, осуждение А. и В. по ст. 222 ч. 1 УК РФ является излишним. Их действия по этой статье охватываются ч. 2 ст. 222 УК РФ, по которой они осуждены.

Поэтому судебная коллегия считает необходимым исключить осуждение А. и В. по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Наказание осужденным А. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "е", 213 ч. 3 и 222 ч. 2 УК РФ, а В. по ст. 105 ч. 2 п. "з" и 222 ч. 2 УК РФ назначено в соответствии с законом, с четом тяжести содеянного и данных о их личности.

Эти же обстоятельства учитывает судебная коллегия и при назначении наказания А. и В. по ст. 318 ч. 1 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 29 июля 2001 года в отношении А. и В. изменить, их действия со ст. 318 ч. 2 УК РФ переквалифицировать на ст. 318 ч. 1 УК РФ, по которой назначить каждому по 4 года лишения свободы, исключить их осуждение по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 213 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "и", 222 ч. 2 и 318 ч. 1 УК РФ А. назначить 12 лет лишения свободы, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 222 ч. 2 и 318 ч. 1 УК РФ, В. назначить 17 лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"