||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 ноября 2001 г. N 48-о01-157

 

Председательствующий: Сысков В.Л.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Яковлева В.К. и Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 19 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных А., Л. на приговор Челябинского областного суда от 22 февраля 2001 года, которым

А., <...>, не судимый, -

осужден: по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима без конфискации имущества.

Л., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Судом в приговоре разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., заключение прокурора Мурдалова Т.А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

А. и Л. признаны виновными в совершении 17 августа 2000 года разбойного нападения на И., а А. осужден также за умышленное причинение смерти потерпевшему с целью сокрытия другого совершенного преступления.

Преступления совершены в городе Челябинске при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде А. и Л. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный А. в основной и дополнительной жалобах просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, при этом ссылается на то, что вывод суда о доказанности его вины в совершении разбойного нападения не соответствует фактическим обстоятельствам дела. К такому выводу суд пришел неполно и поверхностно исследовав материалы дела, а свидетели Ш. и О., на чьи показания сослался суд в приговоре, не допрошены в суде. Указывает, что суд необоснованно признал правдивыми показания свидетеля С. о том, что Л. будто говорил, что у потерпевшего хорошая одежда и предложил снять с него эту одежду, опровергаются тем, что суд указал в приговоре об уничтожении их, как не представляющей ценность. Утверждает, что потерпевший вернулся в сад и сам напал на него, пытался отобрать у него нож и ударить им, в связи с чем он вынужден был защищаться от самого же потерпевшего и причинил ему телесные повреждения, повлекшие смерть. Умысла на завладение имуществом потерпевшего не имел, поэтому считает, что действия его следовало квалифицировать по ст. ст. 108 и 158 УК РФ. Кроме того, суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, необоснованно признав отягчающими наказание обстоятельствами наступление смерти и причинение смерти с целью скрыть другое преступление, в то же время не применил ст. 62 УК РФ, хотя признал, что он способствовал раскрытию преступления.

- адвокат Шалагин А.А. просит приговор в отношении А. отменить, а дело направить на новое рассмотрение в суд, ссылаясь при этом на то, что вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что осужденные встретили потерпевшего случайно, когда выполняя свои обязанности охранников, пошли на обход сада, о совершении нападения на потерпевшего не договаривались. Потерпевший сам стал угрожать А. расправой и пытался вырвать у А. висевший на поясе нож. Но А. сумел вырвать нож и, защищаясь от самого потерпевшего, нанес ему удары ножом, затем вместе с Л. вынес потерпевшего из сада и сбросил вниз по откосу дороги. Л. снял с потерпевшего спортивную куртку, а А. на следующее утро подобрал сланцы потерпевшего, поэтому считает, что действия А. следовало квалифицировать по ст. ст. 108 УК РФ, как причинение смерти потерпевшему при превышении пределов необходимой обороны и тайное похищение чужого имущества.

- осужденный Л. просит приговор отменить, а дело направить на новое расследование, либо смягчить наказание, при этом ссылается на то, что собранным по делу доказательствам суд дал неправильную оценку. Указывает, что в процессе предварительного следствия он давал правильные показания, но в суде изменил показания под воздействием осужденного А., который угрожал ему расправой. Утверждает, что потерпевшего сразу не узнал он, думал, что это вор, поэтому по требованию А. нанес ему 1 - 2 удара рукой и 3 - 4 - ногой, проявляя солидарность, но как только узнал его, прекратил наносить удары. Считает, что от его ударов потерпевший мог получить только легкие телесные повреждения. Умысла на совершение разбойного нападения не имел.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных и адвоката Шалагина А.А., судебная коллегия находит, что А. и Л. обоснованно осуждены за совершение разбойного нападения, а А. также за причинение смерти потерпевшему с целью сокрытия другого преступления.

Вина А. и Л. в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных, признававших совершение похищение имущества у потерпевшего, также не отрицавших нанесение потерпевшему ударов руками и ногами, а А. - также нанесение потерпевшему ударов ножом, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшего, показаниями потерпевшего И., свидетелей И.И., К.В., К.П., С.В., К. и К.К., С. и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Так, из показаний свидетелей С. и О. усматривается, что после того, как пьяного потерпевшего И. выпроводили из территории коллективного сада, осужденный Л. высказывал намерение ограбить его, утверждая, что на нем хорошие джинсы и спортивная куртка. Она стала отговаривать его, но А. и Л. вскоре ушли из сторожки. Вернулись А. и Л. через минут 30 - 40, рукава и брюки у обоих были мокрыми и они пояснили, что в темноте не узнали друг друга и подрались, при этом упали в ручей.

Из показаний О. и Ш. также видно, что когда Л. и А. вернулись в сторожку, были они чем-то обеспокоены, одежда у обоих была мокрой, как будто ее застирывали.

Кроме того, из показаний Ш. видно, что позднее Л. рассказал ему, что он и А. вдвоем избили потерпевшего И., затем оттащили его за дорогу, а А. зарезал потерпевшего ножом. Также Л. говорил ему, что похитил у потерпевшего спортивную кофту, а А. - сандалии.

Из материалов дела видно, что по месту жительства А. были обнаружены и изъяты принадлежащие потерпевшему сандалии, которые, как подтвердила свидетель А.Н., принес осужденный А. в августе 2000 года.

Свидетель Т. показала, что в августе 2000 года осужденный Л. носил спортивную кофту, которая, как рассказал ей Л., принадлежала парню, которого он и А. вдвоем избили, а затем А. ударил этого парня ножом.

Из дела видно, что у Л. изъята принадлежащая потерпевшему спортивная кутка.

При таких обстоятельствах судом правильно квалифицированы действия А. и Л. по ст. 162 ч. 2 п. "а" УК РФ как совершение разбойного нападения на потерпевшего с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, по предварительному сговору группой лиц.

С доводами, изложенными в жалобах о том, что А. не имел умысла на убийство потерпевшего и причинил ему смерть при превышении пределов необходимой обороны, нельзя согласиться, поскольку они противоречат исследованным по делу доказательствам, поскольку, как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, после совершения разбойного нападения, осужденные вдвоем сбросили потерпевшего с откоса дороги, а А., опасаясь того, что потерпевший может сообщить о совершенном на него разбойном нападении в правоохранительные органы, не посвящая в свои планы Л., спустился к потерпевшему вниз по откосу и умышленно, с целью сокрытия совершенного преступления, нанес не менее 17 ударов имевшимся у него ножом потерпевшему, от которых наступила смерть потерпевшего.

Из показаний самих осужденных в процессе предварительного следствия видно, что осужденные сначала избили потерпевшего, нанося удары руками и ногами по различным частям тела и завладел принадлежащими потерпевшему вещами, лишь после этого А. причинил потерпевшему смерть, нанося удары ножом.

Эти показания данные в процессе предварительного следствия судом обоснованно признаны правдивыми, поскольку соответствуют они установленным в судебном заседании обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами, что опровергает доводы о нанесении А. потерпевшему ударов ножом в ходе борьбы.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп потерпевшей обнаружен с признаками насильственной смерти в своем доме в таком же положении, в каком осужденный оставил ее после убийства.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшего наступила от колото-резаных ранений передней и левой боковой поверхности шеи, с повреждением щитоподъязычной мембраны; колото-резаных ранений левой боковой поверхности шеи, с повреждением грудино-ключично-сосцевидной мышцы, наружной яремной вены, общей наружной сонной артерии и других колото-резаных ранений.

Из данного заключения эксперта усматривается, что множественные переломы ребер, тупая травма головы и другие телесные повреждения были причинены потерпевшему совместными действиями осужденных в ходе разбойного нападения, что опровергает доводы жалоб о том, что Л. о том, что от его действий потерпевший мог получить лишь легкие телесные повреждения.

Судом также обоснованно установлено, что потерпевший никаких действий, которые создавали бы опасность для жизни и здоровья А., не мог совершить, что также опровергает доводы А. о том, что он причинил потерпевшему смерть при превышении пределов необходимой обороны.

С утверждениями в жалобах о том, что судом неполно исследованы материалы дела и не все свидетели допрошены в судебном заседании, а показания некоторых свидетелей необоснованно признаны правдивыми, нельзя согласиться, поскольку судом всесторонне, полно и объективно исследованы все собранные по делу доказательства, при этом принимались судом необходимые меры по обеспечению явки в суд всех свидетелей и все показания: как осужденных, так и свидетелей, проверены судом в совокупности со всеми материалами дела и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства по делу признаны правдивыми и не вызывающими сомнений, а другие отклонены как недостоверные.

При установленных обстоятельствах суд, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности пришел к обоснованному выводу о виновности А. в умышленном причинении смерти потерпевшему с целью сокрытия другого преступления и правильно квалифицировал действия его по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, не вызывающих сомнений, собранных с соблюдением процессуальных норм.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Мера наказания осужденным назначена в соответствии с требованиями закона с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о их личности, в том числе и указанных в кассационных жалобах. Оснований для ее смягчения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 22 февраля 2001 года в отношении А. и Л. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"