||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 ноября 2001 г. N 35-О01-32

 

Председательствующий: Будашов В.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе: председательствующего - Лутова В.Н. судей - Пелевина Н.П. и Рудакова С.В.

рассмотрела в судебном заседании от 15 ноября 2001 г. дело по кассационным жалобам осужденных З., М., адвоката Киреевой В.И. на приговор Тверского областного суда от 10 ноября 2000 года, по которому

З., <...>, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

М., <...>, русский, с образованием 9 классов, ранее не судимый, -

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

на основании п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ М. назначено принудительное лечение от наркомании.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденных З., М., адвоката Сташевского С.Г., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводам, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

З. признан виновным в совершении разбойного нападения на П., 1913 года рождения с применением опасного для жизни и здоровья насилия и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также его убийства, заведомо находящегося в беспомощном состоянии, сопряженного с разбоем.

М. признан виновным в совершении открытого хищения имущества у того же потерпевшего с применением не опасного для жизни и здоровья насилия.

Преступления совершены в г. Твери 11 марта 2000 года, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании З. и М. виновными себя не признали.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный З. виновным себя не считает и с приговором не согласен. Он указывает, что выводы органов предварительного следствия и суда основаны на показаниях свидетелей Б. и Г., не соответствующих действительности, при этом их недостоверность Б. в судебном заседании обосновал применением к нему недозволенных методов ведения следствия, что явилось причиной оговора. Фактически во время совершения преступления свидетель находился в другом месте, но суд безмотивно отверг его доводы. Свидетель Г. в судебное заседание не явился по неизвестным причинам. По делу допущены многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона, связанные с ненадлежащим оформлением, что свидетельствует о недопустимости этих доказательств. Протоколом задержания их были оформлены позднее их фактического задержания, и до оформления этих протоколов они подвергались пыткам, в результате чего они оговорили себя. Не установлена принадлежность изъятых с места происшествия отпечатков пальцев. Просит приговор в отношении его отменить, дело производством прекратить и из-под стражи его освободить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный М. указывает, что приговор является незаконным и основан на противоречивых и недостоверных доказательствах без их критической оценки. На следствии к нему применялись физическое насилие и другие недозволенные методы для получения нужных показаний. Не дано оценки противоречиям в показаниях его и З., поэтому они не имеют доказательственного значения. Не доказано наличие у них каких-либо долговых отношений с потерпевшим, не проверена версия о совершении содеянного другими лицами, не дано оценки показаниям свидетеля Б. о незаконных действиях работников милиции и оговоре им осужденных, его нахождении в момент содеянного в другом месте. Принудительное лечение от наркомании к нему применено необоснованно, на основании немотивированного и необъективного заключения экспертизы, поскольку он не является хроническим наркоманом и в лечении не нуждается. Длительное содержание его под стражей и осуждение считает незаконным. Просит разобраться в деле и принять правильное решение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Киреева В.И. указывает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Вина З. основана не на объективных доказательствах, а на предположениях, доказательствам не дано критической оценки, которая является односторонней. Доказательствам виновности З. получены с нарушением закона и являются недопустимыми, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, свидетельствующие о незаконности приговора. Не получили оценки показания свидетеля Б. на следствии, который в судебном заседании признался в оговоре З. в результате применения к нему на следствии физического и психического насилия. Не исследованы причины противоречий в его показаниях, не выяснены причины неявки в суд свидетеля Г. и необоснованно приняты в качестве доказательства его показания на предварительном следствии, как показания осужденных на следствии, а их доводы о причинах изменения показаний безмотивно отвергнуты. Предположительным является вывод суда об удушении потерпевшего подушкой, не приняты во внимание доводы осужденных об оставлении его живым при уходе, не выяснено, почему потерпевший оказался лежащим на животе и в другом месте, фактически не установлена дата его смерти. В протоколе осмотра места происшествия имеются не оговоренные исправления, он не подписан участниками данного следственного действия. При допросе З. в качестве подозреваемого не разъяснено содержание ст. 51 Конституции Российской Федерации, не указано время проведения дополнительного допроса его в качестве подозреваемого, отсутствует его подпись в протоколе проверки его показаний с выходом на место, который был составлен позднее. Заключения судебно-медицинских экспертиз даны лицам, которые до это участвовали в деле в качестве специалиста, что является нарушением процессуальных норм, лишающем этот документ силы доказательства. Просит приговор в отношении З. отменить и дело производством прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении М. законным и обоснованным, а в отношении З. подлежащим изменению.

Выводы суда о их виновности основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Изменив в судебном заседании показания и отрицая свою причастность к совершению преступлений, осужденные З. и М. изменение показаний объяснили дачей показаний на следствии под физическим и психическим воздействием на них со стороны работников милиции.

Суд в приговоре дал мотивированную оценку доводам осужденных, причинам изменения ими показаний и обоснованно признал достоверными их показания на предварительном следствии, положив их в основу приговора.

Из заявления явки с повинной З. видно, что он указал на совместное с М. хищение денег из квартиры П., которому предварительно связали руки, после чего похищенные деньги поделили между собой (л.д. 60).

Из показаний З. на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого усматривается, что с целью достать денег на наркотики он предложил М. и Б. взять их в долг у соседа П. Последний отказал в его просьбе и стал выталкивать из квартиры. Он рассердился и оттолкнул П., который упал в прихожей на пол. Он поднял с пола веревку, и в это время в квартиру зашел М. Они вдвоем связали потерпевшему руки и ноги веревкой и электрошнуром. Оставив П. лежать на полу, они с М. стали искать деньги и ценности. Потерпевший стал кричать о помощи, чтобы успокоить его, он, З., положил ему подушку на лицо. После этого он нашел и взял 500 рублей и связку ключей, а М. пытался вынести из квартиры телевизор, но прекратил свои попытки. Позднее он запер дверь в квартиру потерпевшего. Когда уходили от него, он лежал на спине и был жив (л.д. 61 - 65).

Аналогичные показания З. дал и при дополнительном допросе.

Из заявления явки с повинной М. следует, что в квартиру П. они пришли по предложению З. с целью занять денег. Там он увидел как З. связывал руки лежавшего на полу П., и помог оттащить потерпевшего в прихожую, после чего стал обыскивать квартиру. Подушку на лицо потерпевшего положил З. и ударил его ногой в грудь (л.д. 108 - 109), а при допросе в качестве подозреваемого М. не только дал аналогичные показания, но и показал, что видел, как З. не только положил подушку на лицо П., но и удерживал на лице около 10 секунд (л.д. 112 - 113, 115 - 117).

Приведенные показания осужденных на следствии не только не имеют существенных противоречий между собой, но и согласуются с другими доказательствами, что подтверждает их достоверность.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что участвовавшие в производстве данного следственного действия осужденные М. и З. с применением видеозаписи подробно рассказали об обстоятельствах совершенных ими преступлений (л.д. 65 - 73, 118 - 122).

Потерпевшая Р. подтвердила, что ее отец П. проживал в квартире один. 12 марта 2000 года она обнаружила его труп в прихожей квартиры в связанном положении. Материально он был обеспечен, иногда давал деньги в долг соседям. После его смерти обнаружила пропажу хранившихся в серванте 3500 рублей и 100 долларов США.

Из показаний свидетеля Г. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании, следует, что Б. рассказал об ограблении квартиры с каким-то З., где они связали потерпевшего. Из друзей Б. по имени З. он знал З.

В судебном заседании свидетель Б. полностью отказался от своих показаний на предварительном следствии, объяснив это оговором осужденных под давлением работников милиции.

Проанализировав его показания, данные на предварительном следствии, суд мотивированно при знал их достоверными и дал соответствующую оценку в приговоре причинам изменения им показаний в судебном заседании, при этом выводы суда судебная коллегия находит обоснованными и соглашается с ними.

Из показаний свидетеля Б. на предварительном следствии видно, что после принятия наркотиков с З. и М., после чего решили найти деньги для приобретения наркотиков. З. предложил занять их у своего знакомого, и они пошли к потерпевшему. В квартире он видел, как осужденные вели какого-то старика, на некоторое время он выходил, а по возвращению видел потерпевшего лежащим на полу, с ним что-то делал М. Затем он ушел, а вечером осужденные принесли героин (л.д. 147 - 148).

Данные показания Б. подтвердил в заявлении его явки с повинной и на очных ставках с З. и М. (л.д. 146, 58 - 59, 105 - 106).

Наличие у потерпевшего денег и место их хранения подтвердил свидетель С.

Из показаний свидетеля Г.Я. усматривается, что на следствии Б. рассказывал, как осужденные связали потерпевшего и накладывали ему на лицо подушку.

Факт обнаружения трупа П. с признаками насильственной смерти подтверждается протоколом осмотра места происшествия.

Из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть П. наступила от механической асфиксии в результате закрытия отверстий рта и носа мягким или полужестким предметом. Приведенные выше доказательства получили в приговоре мотивированную оценку в их совокупности и свидетельствуют о несостоятельности доводов жалобы З. о недопустимости положенных в основу приговора доказательств, полученных с нарушениями уголовно-процессуального закона. Необоснованными являются и аналогичные доводы жалобы М., а также его доводы о необоснованном применении принудительного лечения от наркомании, поскольку выводы экспертизы в этой части являются полными, мотивированными и не вызывают сомнений в их объективности.

Изложенные в жалобах осужденных доводы и аналогичные доводы жалобы адвоката были предметом исследования в судебном заседании, в том числе, о применении недозволенных методов ведения следствия, и в приговоре мотивированно отвергнуты, как не нашедшие подтверждения. При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий М. по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ и З. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ является правильной и обоснованной.

Вместе с тем, осуждение З. п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ является необоснованным и подлежит исключению, поскольку суд ничем, кроме возраста потерпевшего, не обосновал его беспомощное состояние, не привел в обоснование доказательств, а в описательной части приговора, наоборот, указал своими активными действиями он мог помешать осужденным, что не дает оснований для вывода о его беспомощности. Существенных нарушений норм процесса, о чем указано в жалобах, фактически не имеется.

Наказание осужденным соответствует содеянному и данным о их личностях.

Оснований для удовлетворения доводов жалоб и смягчения наказания не имеется.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР,

судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тверского областного суда от 10 ноября 2000 года в отношении З. изменить, исключить осуждение его по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальном приговор в отношении З. и тот же приговор в отношении М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"