||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 ноября 2001 года

 

Дело N 50-о01-32

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Разумова С.А.,

    судей Верховного Суда РФ                       Дубровина Е.В.,

                                                      Линской Т.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 14 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных М., П., П.И., М.Ю., адвокатов Иванилова В., Домрачева А.И., Овсейчука И.С. на приговор Омского областного суда от 13 ноября 2000 года, которым, -

П. <...>, ранее судимый: 16 апреля 1996 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР; 11 ноября 1996 года по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР и на основании ст. 41 УК РСФСР к 5 годам и 6 месяцам лишения свободы, наказание не отбыто, не отбытый срок 6 месяцев 10 дней, -

при установлении в действиях особо опасного рецидива осужден: по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 17 (семнадцати) годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по предыдущему приговору к 17 (семнадцати) годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

П.И. <...>, судимый 22 декабря 1999 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году и 6 месяцам лишения свободы, наказание не отбыто,-

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 20 (двадцати) годам лишения свободы; по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 21 (двадцати одному) году лишения свободы; по совокупности преступлений, на основании ч. 5 УК РФ, с присоединением частично не отбытого наказания по предыдущему приговору к 22 (двадцати двум) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

М. <...>, не судимый, -

осужден: по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы; по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ к 7 (семи) годам лишения свободы; по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

М.Ю. <...>, судимый 24 февраля 1997 года по ст. ст. 33 и 161 ч. 2 п. п. "г", "д" УК РФ к 3 годам лишения свободы, был освобожден условно-досрочно на 5 месяцев 13 дней 24 февраля 1999 года, -

при установлении в действиях особо опасного рецидива осужден: по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ к 7 (семи) годам лишения свободы; по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

Этим же приговором осуждена по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 УК РФ Г., в отношении которой приговор в кассационном порядке не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей, что приговор подлежит отмене с прекращением дела производством за отсутствием в деянии состава преступления в части осуждения П., П.И., М., М.Ю. по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ, об исключении из приговора указания об осуждении вышеуказанных лиц по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ с изменением приговора в связи с этим в части назначенного им наказания и об оставлении в остальной части приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

П.И., П., М., М.Ю. осуждены за похищение Т. 1949 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего и из корыстных побуждений. П.И., кроме того, признан виновным в убийстве потерпевшего, совершенном по найму и сопряженном с похищением, а П., М.Ю. и М. в пособничестве П.И. в совершении вышеуказанного преступления.

Преступления совершены при обстоятельствах изложенных в приговоре 15 ноября 1999 года в г. Омске.

В судебном заседании:

П. не признал своей вины. Он утверждал, что в день происшествия он, после распития спиртного, спал в доме матери. Он не оспаривал того, что Г. жаловалась ему на своего сожителя. Он обещал переговорить с Т., но убивать его он не собирался и таких обещаний не давал.

П.И. признал себя виновным частично. Он показал, что со слов Г. ему стало известно о противоправном поведении в отношении нее Т. 28 ноября около 17 часов он и М.Ю. привезли в квартиру Т., и закрыли его в подполе, забив крышку полпола гвоздями. После этого Г. стала просить о том, чтобы они убили Т. Они выпустили потерпевшего из подпола. Т. сам залез в багажник автомашины. Он, М. и М.Ю., на автомашине управляемой последним выехали в сторону р. п. Саргатка. Там он принесенным с собой ножом убил Т. Перед этим М. дал ему перчатки. Потерпевшего они избивали втроем.

М.Ю. признал себя виновным частично Он признал, что по просьбе П. он вместе с ним и М. приехали в квартиру Т. Они забрали Т. с собой и приехали в квартиру матери П-ных. Там они закрыли потерпевшего в подполе. В квартире в это время находилась Г., которая жаловалась на Т. и просила увезти его. После того как они выпустили потерпевшего из подпола, он сам залез в багажник автомашины. По требованию М., они привезли потерпевшего в лес в районе р. п. Саргатки. В лесу они помогли потерпевшему выбраться из автомашины. Пока он разворачивал автомашину, потерпевший, П.И. и М. отсутствовали. После того как П. и М. вернулись в автомашину, из их разговора он понял, что П.И. убил Т.

М. признал себя виновным частично. Он не отрицал того, что по просьбе П. он заезжал за потерпевшим и перевозил его в багажном отделении в связи с тем, что тот был в грязной одежде. В доме матери П-ных они поместили потерпевшего в подпол. После распития спиртного они привезли потерпевшего в Саргатку. В лесу они выпустили потерпевшего из багажника. По просьбе П. он передал ему перчатки. После этого П.И. и Т. отошли в сторону. Когда они возвращались из леса, П. сказал, что он выполнил свою работу, все поняли, что П.И. убил Т.

В кассационных жалобах основных и дополнительных:

П. утверждает, что он не виновен и приводит в жалобе в свою защиту объяснения аналогичные тем, которые он давал в судебном заседании. Он просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Он считает, что Г. в период предварительного расследования давала противоречивые и ложные показания. Показаниям осужденных М. и М.Ю., по мнению П., суд дал неправильную оценку. Он считает, что судебное следствие проведено с нарушением уголовно-процессуального закона, не полно и не объективно. По его мнению, в деле не содержится должного обоснования выводов суда о доказанности его вины в соучастии в убийстве и в похищении человека, поскольку доказательств его вины нет.

Адвокат Иванилов В.И. в защиту интересов П. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. По мнению адвоката, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В жалобе обращается внимание на то, что П. не признавал своей вины. По мнению адвоката, суд необоснованно принял за основу доказательств вины П. материалы предварительного следствия, которые не нашли своего подтверждения в материалах судебного следствия. При этом адвокат обращает внимание на наличие противоречий в показаниях Г., П.И., М., М.Ю.

М. просит об отмене приговора с направлением дела на новое расследование. Он утверждает, что не причастен к убийству Т. По его мнению, выводы суда о его виновности основаны на противоречивых доказательствах. Он утверждает, что при его задержании на него было оказано психологическое давление, под воздействием которого он под диктовку составил явку с повинной. Выражая свое несогласие с оценкой доказательств, данной судом, М. обращает внимание на то, что он никогда не признавал своей причастности к убийству, Г. оговорила его. По его мнению, его обвинение в убийстве основано на фиктивных доказательствах, к которым можно отнести и его, якобы, признательные показания. О необъективности суда, считает М., свидетельствует и то, что суд при решении вопроса о наказании не учел всех обстоятельств, смягчающих его наказание, в частности, данные положительно характеризующие его наличие на его иждивении двоих детей, крайне тяжелое материальное положение его семьи сложившееся в настоящее время.

Адвокат Домрачев А.И. в защиту интересов осужденного М. просит об отмене приговора в отношении М. в части осуждения его по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. "в", "з" УК РФ с прекращением дела производством за отсутствием в его действиях состава преступления, и о смягчении ему наказания, назначенного по ст. 126 ч 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ. Адвокат полагает, что приговор постановлен на противоречивых доказательствах, что в деле не содержится достаточных доказательств, подтверждающих наличие у М. умысла на убийство и его причастность к совершению указанного преступления.

М.Ю. просит об отмене приговора. В опровержение выводов суда о его причастности к убийству, он приводит объяснения аналогичные тем, которые он давал в судебном заседании, утверждая, что П.И., совершая убийство потерпевшего, действовал самостоятельно, никого не предупреждая о наличии у него указанного намерения. Он ссылается на применение в отношении него противозаконных мер, считает, что материалы уголовного дела были сфальсифицированы. Он утверждает, что к убийству непричастен. Полагает, что предварительное и судебное следствие проведено с обвинительным уклоном. В одной из жалоб М.Ю. указывает, что он полностью признает свою вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 126 ч. 2 УК РФ и раскаивается в преступлении. Кроме того, он считает, что при решении вопроса о наказании суд не учел в полной мере все обстоятельства, смягчающие его ответственность, в том числе и его явку с повинной, наличие у него на иждивении малолетнего ребенка и престарелых больных родителей.

Адвокат Овсейчук И. С. считает, что дело расследовано с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, что М.Ю. необоснованно осужден за соучастие убийстве. По его мнению, собранными по делу доказательствами не опровергнуты показания М.Ю. о его непричастности к убийству Т. Не содержится в деле, по мнению адвоката, и достаточных доказательств вины М.Ю. в похищении потерпевшего. Фактические обстоятельства преступления, установленные в стадии судебного разбирательства свидетельствуют о том, что участие М.Ю. в преступлении сводилось к выполнению роли водителя, никаких иных активных действий в отношении потерпевшего он не совершал.

П.И. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство. Ссылается на то, что в период предварительного следствия на него было оказано психическое и физическое воздействие, явившееся поводом для дачи неверных показаний. Он утверждает, что в приговоре неправильно отражены его показания. В частности о, что, якобы, Г. просила их всех убить потерпевшего. Такой разговор имел место только между ним и Г., другие осужденные не были об этом осведомлены. Он полагает необоснованным его осуждение за похищение. Поскольку лично он не принимал участие в похищении потерпевшего. Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым, назначенным без учета обстоятельств, смягчающих его ответственность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия считает, что собранными по делу и исследованными в судебном заседании полностью подтверждена вина П.И. в совершении убийства Т. по найму и вина П., М.Ю., М. в пособничестве в совершении указанного преступления.

Фактические обстоятельства преступления, как видно по делу, были установлены судом на основании тех показаний осужденных, которые, при проверке, нашли свое подтверждение в материалах судебного следствия.

Оценив в совокупности все собранные по делу доказательства, суд обоснованно признал достоверными показания осужденной по этому же делу Г., и мотивировал свои выводы в приговоре.

Из показаний Г., данных ею в период предварительного следствия и в судебном заседании видно, что она пришла к решению совершить убийство своего сожителя Т. в связи с тем, что он злоупотреблял спиртным, избивал ее, выгонял из собственной квартиры. В связи с противоправным поведением Т. она вынуждена была временно проживать в доме П-ных. П.Л. посоветовала ей убить сожителя, и сказала ей, что ее сыновья помогут ей в этом. После этого у нее состоялся разговор с братьями П-ными о совершении убийства Т. за вознаграждение. В качестве вознаграждения она пообещала выплатить половину суммы вырученной от продажи своей квартиры. 28 ноября, вечером, П., М. и М.Ю. привезли в дом П-ных ее сожителя, которого поместили его в погреб. В процессе распития спиртного она вновь обратилась ко всем осужденным, находившимся в комнате, с просьбой убить Т., обусловив свою просьбу оплатой деньгами, вырученными от продажи квартиры. Именно, поэтому осужденные потребовали документы, удостоверяющие ее право. После этого, она, вместе с М.Ю., приехала к себе домой, взяла документы на квартиру и передала их П., П. передал эти документы на сохранение своей матери. После этого осужденные вытащили Т. из подпола и на машине увезли его. Осужденные вернулись на следующий день утром. П.И. сообщил ей о том, что он убил Т. М. ее предупредил о том, чтобы она никому не рассказывала о случившемся.

Причина попытки Г. в период следствия внести изменения в свои показания, была выяснена судом, и суд признал убедительными объяснения Г. о том, что такая попытка имела место в связи с тем, что она опасалась мести со стороны П.

Показания Г. подтвердила в период расследования дела свидетель П.Л. Она показала, что Г. жаловалась ей на своего сожителя, на то, что он избивает ее. Она обращалась с просьбой о том, чтобы ее сыновья убили Т., за вознаграждение. Деньги для этой цели она предполагала выручить от продажи своей квартиры. С аналогичной просьбой Г. обращалась, в ее присутствии, и к М. М. и ее сын Вячеслав отлучались из ее дома. Через некоторое время они вернулись. На автомашине, принадлежащей М., они приехали с Т. и М.Ю. Т. осужденные поместили в подпол. В процессе совместного употребления спиртного, Г. вновь обратилась ко всем присутствующим - ее обоим сыновьям, к М. и М.Ю. с просьбой убить Т. В залог за оплату указанной услуги она обещала передать документы на свою квартиру. После этого Г. с М.Ю. съездили на квартиру Г. и привезли документы, удостоверяющие право собственности на квартиру. Документы передали ее сыну Вячеславу и решили, что квартиру будут продавать, только после того как когда все успокоится. Затем осужденные вытащили Т. из подпола и куда-то увезли.

Не доверять показаниям указанного свидетеля у суда не имелось оснований, поскольку она не могла являться лицом, заинтересованным в оговоре осужденных.

Кроме того, в период расследования дела П.И. при допросах его, в том числе и в присутствии адвоката и при выходе на место происшествия в присутствии понятых, не оспаривал того, что Г. часто жаловалась ему и матери на противоправное поведение сожителя. Из приведенных в приговоре его показаний видно, что 28 ноября 1999 года его брат П., М.Ю. и М. привезли в его дом Т., которого они поместили в подпол и забили крышку подпола на гвозди. В то время когда он, его брат М. и М.Ю. распивали спиртное Г. предложила убить Т. за вознаграждение. Она обещала передать им деньги от продажи квартиры. В подтверждение своих слов Г. поехала с М.Ю. домой. Они привез документы на квартиру, которые передали П. С их предложением вывезти Т. за город, а там его бросить, Г. не согласилась, она настаивала на совершении убийства. После этого было принято решение убить Т. за городом. Они выпустили Т. из подпола, потом он залезал в багажник автомашины, и они выехали из города. С целью осуществления умысла на убийство он взял кухонный нож. В пути следования они обсуждали вопрос о том, кто будет убивать потерпевшего, и он сообщил, что у него есть нож. За городом М.Ю., управлявший автомашиной, свернул к лесу и остановил машину. Он вместе с М. и М.Ю. вышли из машины и выпустили Т. из багажника автомашины. После этого каждый из них нанес удары Т. Потом он повел потерпевшего в лес, где нанес ему им 5 ударов ножом в область сердца и дважды в шею. Он перерезал потерпевшему горло. Нож он выбросил по дороге на обратном пути. Уточняя детали преступления П.И. показывал, что когда он убивал Т., он был в черных кожаных перчатках, которые взял у М. для того, чтобы не оставлять на ноже отпечатков своих пальцев. После совершенного им убийства, он осмотрел нож и перчатки, увидел, что на ноже была кровь, а на перчатках ее не было. В машине он отдал перчатки М. О совершенном им убийстве они сообщили Г. Г. им предложила самим продать квартиру, а потом половину вырученной ими суммы отдать ей.

М. в период расследования дела также подтвердил, что со слов П. ему стало известно о том, что Г. просит помощи за вознаграждение избавить ее от сожителя, который ее обижает. Такую просьбу в его присутствии высказывала и сама Г. в процессе совместного употребления спиртного. Он не отрицал того, что вместе с М.Ю. и П. приезжал в квартиру потерпевшего чтобы "припугнуть" его. Однако П. настаивал на убийстве Т. и говорил, что убийство совершит его брат Игорь. Он не отрицал того, что вместе с другими осужденными вывез потерпевшего за город и при этом знал, что потерпевшего едут убивать, что он передавал свои перчатки П., что после совершенного убийства он выбросил кухонный нож, который забрал у П.

Осужденный М.Ю. в период расследования дела давал показания аналогичные вышеприведенным показаниям других осужденных.

В подтверждение вины осужденных суд обоснованно сослался и в приговоре: на показания свидетелей В. - сожительницы П., М. - жены осужденного М.; на протоколы осмотра места происшествия и обнаружения трупа Т.; на заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы о характере и локализации телесных повреждений у потерпевшего и о причине его смерти, здоровью; на выводы судебно-криминалистической экспертизы; протоколом обнаружения и изъятия документов на квартиру.

Все вышеперечисленные доказательства полно изложены и проанализированы в приговоре. Судебная коллегия находит обоснованными выводы суда о том, что братья П-ны согласились, за вознаграждение, выполнить просьбу Г. о совершении убийства Т., и предложили принять участие в этом преступлении М.Ю. и М. также за денежное вознаграждение.

При проверке материалов дела Судебной коллегией не было выявлено неполноты предварительного или судебного следствия, или существенного нарушения уголовно-процессуального закона, т.е. обстоятельств, влекущих отмену приговора.

Изложенные в жалобах доводы о недоказанности вины осужденных и неправильной юридической оценке их преступных действий, по мнению Судебной коллегии, противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Признавая обоснованными выводы суда в части доказанности вины П.И. в совершении умышленного убийства по найму, а П., М. и М.Ю. - в пособничестве ему в совершении указанного преступления, Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о наличии в действиях: П.И., П., М. и М.Ю. состава преступления предусмотренного ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ; в действиях П.И. состава преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ, а в действиях П., М. и М.Ю. состава преступления, предусмотренного ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "в" УК РФ по следующим основаниям.

Правильно установив фактические обстоятельства преступления, суд не учел того, что все действия связанные с доставлением Т. в квартиру и доставлением его к месту убийства были направлены на осуществление единого умысла, направленного на лишение потерпевшего жизни по найму, и в связи с этим дополнительной квалификации не требовали. Поэтому в этой части приговор подлежит изменению.

Назначенное П.И. наказание по ст. 105 ч. 2 и п. "з" УК РФ, а П., М. и М.Ю. по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, по мнению Судебной коллегии, соответствует тяжести преступления и данным, характеризующим их личность. Поэтому оснований к изменению приговора в этой части Судебная коллегия также не усматривает.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 332 и 339 УПК РСФСР Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 13 ноября 2000 года в отношении П., П.И., М., М.Ю. в части осуждения их по ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "з" УК РФ отменить и дело производством прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления. Исключить из приговора указание об осуждении П.И. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а П., М. и М.Ю. - по п. "в" ч. 2 ст. 105 и ст. 33 ч. 5 УК РФ и о назначении им наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Считать осужденными: П.И. по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 20 (двадцати) годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 21 (двадцати одному) году лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; П. по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы и на основании ст. 70 УК РФ к 15 (пятнадцати) годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима; М.Ю. по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима; М. по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"