||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 ноября 2001 г. N 8-о01-29

 

Председательствующий: Чистяков Н.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Говорова Ю.В.,

судей - Рудакова С.В. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании от 12 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных А. и Ч., адвокатов Николаева В.А. и Коляды О.И. на приговор Ярославского областного суда от 15 февраля 2001 года, которым

А., <...>, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "ж", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по совокупности преступлений к двадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Ч., <...>, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "б", "ж", "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "в" УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" УК РФ к 20 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработной платы в доход государства, по ст. ст. 30 ч. 3 - 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 328 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по совокупности преступлений к двадцати четырем годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать: с А. и Ч. солидарно в пользу С. в счет возмещения ущерба 19 163 рубля, с А. и Ч. в долевом отношении возмещение морального вреда в пользу Р. 50 000 рублей, с Ч. в счет компенсации морального вреда в пользу Л. 50 000 рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения осужденного Ч., а также адвоката Коляды О.И., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

А. признан виновным и осужден за убийство группой двух лиц, сопряженное с разбоем, в связи с осуществлением лицом служебной деятельности, за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью М., в целях завладения имуществом в крупном размере.

Ч. признан виновным и осужден за убийство двух лиц, в связи с осуществлением лицом служебной деятельности, группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, за разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью М., в целях завладения имуществом в крупном размере, а также за убийство, совершенное неоднократно, сопряженное с разбоем, за разбой, совершенный неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью Ш., за похищение паспорта и других важных документов, за покушение на умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога и взрыва, за уклонение от призыва на военную службу.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

А. виновным себя не признал, Ч. виновным себя признал частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Адвокат Коляда О.И. в защиту А. утверждает, что выводы суда о виновности подзащитного основаны на предположениях. Уличающие А. доказательства нельзя признать достоверными. Ч. оговорил А. Заключение трасологической экспертизы носит вероятностный характер. А. не мог совершить преступления, так как находился в это время дома и ездил с матерью в Москву. Не установлен мотив действий А. Из приговора следует, что А. признан виновным в убийстве одного человека, каких-либо доказательств умысла А. на убийство двух лиц не установлено. Также не приведено доказательств того, что умысел осужденных был направлен на хищение имущества именно в крупном размере. Он просит приговор в отношении А. изменить, уголовное дело прекратить за недоказанностью его участия в совершенных преступлениях.

Адвокат Николаев просит приговор в отношении Ч. отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного следствия. Утверждается, что вина Ч. в полном объеме не доказана. В основу обвинения Ч. положены недопустимые доказательства. Убийства Ш. Ч. не совершал, умысла на хищение документов у него не было, он похитил лишь борсетку. Совершить поджог Ч. не пытался. Осуждение Ч. за уклонение от воинской службы защитник не оспаривает.

Осужденный А. утверждает, что Ч. оговорил его. На момент совершения преступлений он был в другом месте, его алиби не опровергнуто. Заключение экспертизы о принадлежности следов обуви носит предположительный характер. Он просит тщательно разобраться в деле.

Осужденный Ч. утверждает, что убийство в магазине он совершил один. Разбой и убийство Ш. он не совершал. В ходе следствия он оговорил себя в результате давления сотрудников милиции. Он признает лишь то, что похитил вещи потерпевшего, а также то, что уклонялся от воинской службы. Приговор содержит противоречия в описательной части, суд вышел за пределы обвинения. Умысла на хищение документов он не имел, уничтожить имущество не пытался. Преступления он совершил с другими лицами, а не с А. Он просит проверить эти факты, приговор отменить, дело направить на новое расследование.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор в отношении Ч. в части осуждения его по ст. 328 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению. Помимо этого приговор в отношении Ч. и А. подлежит изменению по следующим основаниям.

Судом установлено и это отражено в приговоре, что Ч. совершил уклонение от прохождения военной службы в октябре 1999 года. Данное преступление относится к категории небольшой тяжести.

Со дня совершения преступления и на момент вступления приговора в законную силу истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78 УК РФ. В связи с этим приговор в части осуждения Ч. по ст. 328 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а дело прекращению за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии с п. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Эти положения закона при постановлении приговора судом учтены не были.

Данных о том, что Ч. и А. заранее договорились совершить убийство потерпевших, в материалах дела не содержится и в приговоре не приведено.

Как видно из приговора, что соответствует и предъявленному обвинению, Ч. в ходе разбойного нападения совершил убийство продавца Р.О., а А. совершил убийство сторожа М. Содействия друг другу в совершении убийств Ч. и А. не оказывали, данных о том, что они имели умысел на убийство двух лиц в приговоре не приведено.

Предъявляя обвинение по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ - убийство лица, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, органы следствия исходили из факта убийства сторожа М.

Данное убийство, как установил суд, совершил А. Что же касается Ч., то указанный признак, предусмотренный ч. 2 ст. 105 УК РФ ему фактически не вменен. Кроме того, в описательной части приговора отсутствуют данные о том, что Р.О. была убита в связи с осуществлением служебной деятельности, а выводы суда не мотивированы.

С учетом изложенного из приговора подлежат исключению: осуждение А. по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, осуждение Ч. по п. п. "а", "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Помимо этого, в описательной части приговора не приведено доказательств того, что Ч. и А. в ходе разбойного нападения действовали в целях завладения имуществом в крупном размере, тогда как фактически они завладели деньгами в сумме 3.746 рублей 20 копеек.

Выводы суда не могут быть основаны на предположениях.

Осуждение Ч. и А. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ подлежит исключению из приговора.

Признавая Ч. виновным в совершении разбоя и убийства Ш., суд сослался на показания Ч. в ходе предварительного следствия, признав их достоверными и положив в основу обвинения осужденного.

Между тем, из этих показаний Ч., приведенных в приговоре, видно, что он пришел к Ш. не с целью разбоя и убийства, а поговорить насчет работы, которую Ш. обещал ему предоставить, но все время обманывал. На этой почве и было совершено Ч. убийство Ш.

Далее из показаний Ч. следует, что умысел на завладение имуществом потерпевшего у него возник уже после убийства Ш. В результате чего Ч. похитил сумку-борсетку Ш., в которой были паспорт, военный билет, деньги в сумме 100 рублей, а также завладел ботинками потерпевшего.

Доказательств того, что Ч. заранее имел умысел на разбой и убийство Ш., в материалах дела не имеется и в приговоре не приведено.

В связи с этим действия Ч. следует переквалифицировать со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, а также исключить его осуждение по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Доводы жалоб о недоказанности вины А., об оговоре его Ч. судебная коллегия находит несостоятельными.

Будучи неоднократно допрошенным в ходе следствия, Ч. показывал, что предложение об ограблении магазина исходило от А. Имея с собой заранее приготовленные ножи, они вошли в магазин. Он, Ч., стал требовать выручку. Р. закричала о помощи. Он стал наносить ей удары ножом. На крик Р. откликнулся М. А. бросился к М. и стал наносить по телу удары ножом. Завладев деньгами, они их поделили. Данные показания Ч. суд обоснованно положил в основу обвинения осужденных, поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств по делу.

Заявленное А. алиби на момент совершения преступления проверялось судом, обоснованно и мотивированно отвергнуто.

По заключению трасологической экспертизы след обуви, обнаруженный на полу магазина у боковой стенки холодильного прилавка, оставлен, вероятно, подошвой ботинка, изъятого у А.

С учетом показаний Ч., данное заключение объективно свидетельствует не только о присутствии А. на месте преступления, но и о его участии в разбое и убийстве.

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Р.О. и М. наступила в результате колото-резаных ранений грудной клетки, что осложнилось обильной и острой кровопотерей.

Правовая оценка действий Ч. по ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, действий А. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ является правильной.

Приведенные доказательства опровергают доводы Ч. о том, что эти преступления он совершил один или с другими лицами.

Доводы жалоб о том, что Ч. убийство Ш. не совершал, уничтожить имущество потерпевшего не пытался, умысла на хищение документов не имел, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они не основаны на материалах дела.

В ходе предварительного следствия Ч. последовательно не отрицал факт убийства Ш. с помощью топора, не отрицал он и факты хищения имущества потерпевшего, его паспорта, военного билета и также тот факт, что он открыт конфорки кухонной плиты в квартире Ш.

Эти данные подтверждаются показаниями потерпевшей Л.О. о том, что из кухни шел сильный запах газа, конфорки кухонной плиты были открыты. Из квартиры пропала сумка-борсетка с документами Ш., а также его ботинки.

По заключению судебно-биологической экспертизы на куртке и брюках Ч. обнаружена кровь, происхождение которой от Ш. не исключается.

По заключению судебно-медицинского эксперта Ш. причинены множественные (4) рубленые раны головы, рубленая рана шеи. Смерть потерпевшего наступила в результате пересечения спинного мозга.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Ч. в убийстве Ш., в похищении его паспорта и иного важного личного документа, в покушении на умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога и взрыва.

Правовая оценка действий Ч. по ст. ст. 325 ч. 2, 30 ч. 3 - 167 ч. 2 УК РФ является правильной.

Дело расследовано и рассмотрено в суде с надлежащим соблюдением норм УПК РСФСР.

Относимость и допустимость доказательств, положенных в основу обвинения Ч. и А. сомнений не вызывает.

При назначении наказания в отношении Ч. и А. суд признал обстоятельством, отягчающим наказание, совершение ими преступления с особой жестокостью. Однако из приговора не видно, относительно какого преступления суд сделал эти выводы, а также не указал, в чем выразилась особая жестокость в действиях осужденных.

При таких обстоятельствах ссылка суда на особую жестокость, как на обстоятельство, отягчающее наказание виновных, подлежит исключению из приговора.

Наказание Ч. и А. назначается с учетом внесенных в приговор изменений, с учетом уменьшения объема обвинения, содеянного ими, а также данных о личности виновных.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ярославского областного суда от 15 февраля 2001 года в отношении Ч. в части осуждения по ст. 328 ч. 1 УК РФ отменить и дело прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР, ст. 78 УК РФ за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Тот же приговор в отношении Ч. и А. изменить: исключить указание суда о совершении ими преступлений с особой жестокостью, исключить осуждение А. по п. п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, исключить осуждение Ч. по п. п. "а", "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а также осуждение по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении Ш.), переквалифицировать действия Ч. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в отношении Ш.) на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, по которой назначить пять лет лишения свободы.

Назначенное Ч. наказание по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ (в отношении Р.) смягчить до пятнадцати лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "з", "н" (в отношении Р.О. и Ш.), 162 ч. 3 п. "в" (в отношении Р.О.), 158 ч. 2 п. "б" УК РФ (в отношении Ш.), 325 ч. 2, 30 ч. 3 - 167 ч. 2 УК РФ окончательно путем частичного сложения назначить Ч. двадцать один год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Назначенное А. наказание по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ (в отношении М.) смягчить до пятнадцати лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ окончательно путем частичного сложения назначить А. семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

В остальном приговор в отношении А. и Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"