||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 ноября 2001 года

 

Дело N 80-Г01-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                          Соловьева В.Н.,

                                                    Хаменкова В.Б.

 

рассмотрела в судебном заседании от 12 ноября 2001 г. кассационную жалобу некоммерческого партнерства "Объединение предпринимателей "Наш город" на решение Ульяновского областного суда от 18.07.2001, которым ему отказано в признании не соответствующим федеральному законодательству Закона Ульяновской области "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности на территории Ульяновской области" от 28.05.99 (в редакции Закона от 29.05.2001 N 021-ЗО).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева В.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

некоммерческое партнерство "Объединение предпринимателей "Наш город" обратилось в суд с заявлением о признании не соответствующим нормам Налогового кодекса РФ и Федерального закона от 31.07.1998 N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" Закона Ульяновской области "О едином налоге на вмененный доход на территории Ульяновской области" от 28.05.1999 N 014-ЗО (в редакции Закона Ульяновской области от 29.05.2001 N 021-ЗО).

В обоснование своей просьбы сослалось на то, что оспариваемым Законом в новой редакции в число плательщиков налога включены юридические и физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность в сфере розничной торговли - пп. 1.5 п. 1 ст. 2 Закона.

Не согласно некоммерческое партнерство и с тем, что Закон в новой редакции вступает в силу с 01.07.2001, а не с 01.01.2002.

По мнению заявителя, указанный в приложении N 1 к данному Закону перечень сфер предпринимательской деятельности неправомерно расширен в сравнении с перечнем, предусмотренным федеральным законодательством.

Так, в приложении N 1 к видам деятельности, результаты от занятий которыми будут облагаться единым налогом с вмененного дохода, отнесены: изготовление по частным заказам за вознаграждение или на договорной основе обуви, изделий из кожи и меха (подп. 1.2 п. 1); изготовление по частным заказам за вознаграждение или на договорной основе (подп. 1.7 п. 1); изготовление мебели по частным заказам, осуществляемое за вознаграждение или на договорной основе (подп. 1.8.1 п. 1); деятельность в области фотографии (подп. 1.11 п. 1). Данных сфер деятельности в перечне, установленном ст. 3 ФЗ N 148-ФЗ, не содержится.

Кроме того, в Законе Ульяновской области отсутствует положение, предоставляющее общественным организациям инвалидов и приравненных к ним организаций право добровольного перехода на уплату единого налога.

Пунктом 3 статьи 5 ФЗ N 148-ФЗ предусмотрено, что размер вмененного дохода и значение иных составляющих формул расчета единого налога устанавливаются нормативными правовыми актами законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Пунктом 2 статьи 4 Закона Ульяновской области определено, что значения коэффициента, учитывающего особенности ведения предпринимательской деятельности на территории муниципального образования, устанавливаются решениями представительных органов местного самоуправления в пределах от 1 до 1,5, что также, по мнению заявителя, противоречит Федеральному закону.

Не согласно некоммерческое партнерство и с тем, что при установлении размера вмененного дохода для розничной торговли в числе иных показателей, определяющих данный объект налогообложения, Закон Ульяновской области устанавливает такой физический показатель, как оборудованное торговое место (подп. 5.2 - 5.5.2 п. 5 приложения N 1). Названный физический показатель не учитывает особенности ведения предпринимательской деятельности в области торговли, фактическую способность налогоплательщика уплачивать налог и является произвольным. Не имеет обоснования базовая доходность на единицу физического показателя в год, установленная по всем видам деятельности в приложении N 1 к Закону, поскольку при ее определении законодатель не использовал элементы статистических исследований, а также оценки независимых организаций.

Решением Ульяновского областного суда от 18.07.2001 заявление некоммерческого партнерства "Объединение предпринимателей "Наш город" оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе оно просит указанное решение отменить, утверждая, что выводы суда основаны на неправильном понимании норм налогового законодательства, а также положений Федерального закона от 31.07.98 N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности".

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Согласно ст. 1 ФЗ от 31 июля 1998 г. N 148-ФЗ "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" с последующими изменениями единый налог на вмененный доход для определенных видов деятельности устанавливается и вводится в действие нормативными правовыми актами законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с ФЗ N 148-ФЗ и обязателен к уплате на территориях соответствующих субъектов РФ.

Единый налог на вмененный доход для определенных видов деятельности был установлен и введен в действие на территории Ульяновской области Законом от 28 мая 1999 г. N 014-ЗО "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности на территории Ульяновской области".

В отношении розничной торговли единый налог был введен данным Законом в редакции от 29.05.2001.

Судом сделан правильный вывод о том, что это обстоятельство не свидетельствует о введении нового налога для юридических и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере розничной торговли. По этой причине на него не могут распространяться правила, установленные абз. 3 п. 1 ст. 5 Налогового кодекса РФ.

Достаточно мотивирован судом и вывод о несостоятельности довода заявителя о том, что в приложении N 1 Закона расширен перечень сфер предпринимательской деятельности, влекущих переход на уплату единого налога, чем нарушены требования ст. 1 ФЗ.

Как следует из ст. 1 ФЗ, сферы предпринимательской деятельности определяются в пределах перечня, установленного ст. 3 ФЗ.

Подп. 2 п. 1 ст. 3 ФЗ в качестве сферы деятельности указывает оказание бытовых услуг физическим лицам. Перечень же конкретных видов деятельности по оказанию услуг данной нормой приводится лишь примерный, он не является исчерпывающим и предусматривает уплату единого налога и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность по оказанию иных бытовых услуг населению. Конкретный вид деятельности в пределах установленной ФЗ N 148-ФЗ сферы оказания бытовых услуг физическим лицам определяется законодательным органом субъекта РФ, что предусмотрено подп. 2 п. 1 ст. 3 ФЗ N 148-ФЗ.

Относительно пп. 1.7 пункта 1 приложения N 1 оспариваемого Закона вывод суда о том, что он не расширяет сферы деятельности и тем самым не противоречит Федеральному закону, следует признать правильным.

Не нашел своего подтверждения и довод заявителя о нарушении прав организаций инвалидов в части возможности добровольного перехода на уплату единого налога.

Право добровольного перехода на уплату единого налога или сохранения существующего порядка уплаты налогов предоставлено общественным организациям инвалидов, их региональным и территориальным организациям, уставный капитал которых состоит из вклада общественных организаций инвалидов, а также предприятиям и учреждениям, единственным собственником имущества которых являются общественные организации инвалидов, непосредственно самим Федеральным законом.

Обоснованным и по существу правильным является и вывод суда о возможности передачи органам местного самоуправления полномочий в части установления минимального и максимального значения коэффициента, учитывающего особенности ведения предпринимательской деятельности на территории муниципального образования, в пределах, определенных Законом Ульяновской области, от 1 до 1,5.

Относительно такого показателя, как оборудованное торговое место, суд также верно определил, что он не противоречит действующему федеральному законодательству.

Нельзя согласиться и с утверждением заявителя о том, что в Законе области отсутствует обоснование величины базовой доходности, нет ссылок на результаты статистических исследований, не учтены оценки независимых организаций.

Проверив указанное утверждение, суд дал ему соответствующую правовую оценку.

Поскольку по данному делу судом не установлено обстоятельств, доказывающих обоснованность заявленных некоммерческим партнерством требований, то суд не усмотрел оснований для их удовлетворения.

В кассационной жалобе, по существу, повторяются доводы, изложенные в заявлении, а также ссылка на обстоятельства, явившиеся предметом судебного разбирательства.

Поскольку несогласие с оценкой суда не может служить основанием для отмены постановленного им решения, то кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ульяновского областного суда от 18 июля 2001 г. оставить без изменения, кассационную жалобу некоммерческого партнерства "Объединение предпринимателей "Наш город" - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"