||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 ноября 2001 года

 

Дело N 5-Г01-141

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                            Нечаева В.И.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании 9 ноября 2001 г. кассационные жалобы А., Я.А., Я.З., М.В., М.М., Г., С., К.Э., К.В., К.С., К.А., Б. и представителя заявителей Б.Е., кассационную жалобу представителя правительства г. Москвы М.Е. на решение Московского городского суда от 12 сентября 2001 г., которым признан недействительным пункт 2 распоряжения премьера правительства г. Москвы "О продлении срока действия документов" от 9 декабря 2000 г. N 1215-РП; отказано в удовлетворении заявления о признании недействительными преамбулы и пункта 3 этого распоряжения.

Заслушав доклад судьи Нечаева В.И., объяснения К.А.К., представителей заявителей Б.Е. и Г.Д., представителей Комитета по делам миграции г. Москвы Л. и Министерства по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации К.В.С., исследовав материалы дела, коллегия

 

установила:

 

премьером правительства г. Москвы 9 декабря 2000 г. было утверждено распоряжение "О продлении срока действия документов" N 1215-РП.

А., Я.А., Я.З., М.В., М.М., Г., С., К.Э., К.В., К.С., К.А., Б. обратились в суд с заявлением о признании недействительными и не подлежащими применению с момента издания преамбулы, а также пунктов 2 и 3 данного распоряжения премьера правительства г. Москвы от 9 декабря 2000 г. Заявление обосновано тем, что преамбула распоряжения, а также пункты 2 и 3 нарушают права, предоставленные им федеральным законодательством.

Рассмотрев дело, суд вынес приведенное выше решение. В кассационных жалобах А., Я.А., Я.З., М.В., М.М., Г., С., К.Э., К.В., К.С., К.А., Б. и представитель заявителей Б.Е. просят отменить решение суда в части отказа заявителям в удовлетворении их требований, считая оспариваемые преамбулу и пункт 3 распоряжения премьера правительства г. Москвы противоречащими федеральному законодательству. В кассационной жалобе представитель правительства г. Москвы М.Е. просит отменить решение суда в части удовлетворения требований заявителей, считая его неправильным. Обсудив доводы кассационной жалобы коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Преамбула распоряжения премьера правительства г. Москвы "О продлении срока действия документов" от 9 декабря 2000 г. N 1215-РП содержит следующее: "В связи с ликвидацией Федеральной миграционной службы России и ее территориальных органов на основании Указа Президента РФ от 17.05.2000 N 867 "О структуре федеральных органов исполнительной власти" и передачей функций Федеральной миграционной службы России Министерству по делам Федерации, национальной и миграционной политики Российской Федерации (Минфедерации России) и в соответствии с разделом 3.7 мероприятий по реализации Программы регулирования миграции в Москве на 2000 - 2001 годы, утвержденной постановлением правительства Москвы от 29.02.2000 N 154 "О Программе регулирования миграции в г. Москве на 2000 - 2001 годы", а также созданием Комитета по делам миграции правительства Москвы:".

В соответствии со ст. 13 ГК Российской Федерации в случаях, предусмотренных законом, нормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина, может быть признан судом недействительным. По смыслу приведенной правовой нормы основаниями для признания нормативного акта субъекта Федерации недействительным являются одновременно как его несоответствие федеральному нормативному акту, так и нарушение этим актом гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан, обратившихся в суд с соответствующими требованиями.

В судебном заседании установлено, что заявителями не представлено доказательств того, что положения оспариваемой преамбулы распоряжения N 1215 каким-либо образом ограничивают их гражданские права и охраняемые законом интересы. Преамбула не содержит положений, которые возлагали бы на граждан какие-либо обязанности или ограничивали их права.

Пунктом 3 распоряжения N 1215-РП установлено: "Главному управлению внутренних дел г. Москвы обеспечить продление регистрации по месту пребывания до 01.11.2001 лицам указанной категории на основании документов (п. 1), имеющих срок действия до 01.11.2001".

Согласно пункту 9 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713, в последующих редакциях, граждане, прибывшие для временного проживания в жилых помещениях, не являющихся их местом жительства, на срок свыше 10 дней, обязаны в 3-дневный срок со дня прибытия (исключая выходные и праздничные дни) обратиться к должностным лицам, ответственным за регистрацию, и представить: документ, удостоверяющий личность; заявление установленной формы о регистрации по месту пребывания; документ, являющийся основанием для временного проживания гражданина в указанном жилом помещении (договоры найма (поднайма), социального найма, аренды (субаренды) жилого помещения или заявление лица, предоставляющего гражданину жилое помещение).

Исходя из содержания приведенной правовой нормы одним из условий для регистрации гражданина по месту пребывания необходим документ, являющийся основанием для временного проживания гражданина в жилом помещении (договоры найма (поднайма), социального найма, аренды (субаренды) жилого помещения или заявление лица, предоставляющего гражданину жилое помещение).

Как видно из материалов дела, регистрация заявителей произведена до 1 ноября 2001 г. на основании выданных им удостоверений беженца со сроком действия до 1 ноября 2001 г. В связи с этим суд сделал обоснованный вывод о том, что пункт 3 распоряжения не нарушает федеральных правовых норм. Этот пункт распоряжения не содержит запрета на регистрацию граждан в случае предоставления ими документов, необходимых для регистрации граждан по месту пребывания, и не устанавливает дополнительных требований для оформления регистрации по сравнению с действующим федеральным законодательством.

В пункте 2 распоряжения указано: "Комитету социальной защиты населения Москвы, Департаменту муниципального жилья и жилищной политики правительства Москвы, Комитету здравоохранения Москвы, Московскому комитету образования, Московскому городскому фонду обязательного медицинского страхования сохранить обеспечение социальных гарантий лицам указанной категории до 01.11.2001". Настоящий пункт противоречит действующим федеральным нормам. Так, по части 4 ст. 1 Закона Российской Федерации "О медицинском страховании граждан Российской Федерации" обязательное медицинское страхование является составной частью государственного социального страхования и обеспечивает всем гражданам Российской Федерации равные возможности в получении медицинской и лекарственной помощи, предоставляемой за счет средств обязательного медицинского страхования, в объеме и на условиях, соответствующих программам обязательного медицинского страхования. Статьей 1 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" предусматривается, что государственные пенсии в Российской Федерации устанавливаются в соответствии с настоящим Законом. Изменение условий и норм пенсионного обеспечения осуществляется не иначе как путем внесения изменений и дополнений в настоящий Закон. Ни Закон Российской Федерации "О медицинском страховании граждан Российской Федерации", ни Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" не устанавливают сроки обеспечения гражданина такой формой социальной защиты, как обязательное медицинское страхование, или для выплаты пенсии.

Довод представителей правительства г. Москвы Л. и мэра г. Москвы М.Е. о том, что содержащиеся в пункте 2 ограничения срока сохранения обеспечения социальными гарантиями до 1 ноября 2001 г. подразумевают только льготы и гарантии, установленные правительством г. Москвы, и не нарушает поэтому прав заявителей, судом отвергнут обоснованно. Из содержания этого пункта не усматривается, что ограничение срока действия льгот и социальных гарантий первым ноябрем 2001 г. касается только льгот и гарантий, установленных правительством г. Москвы. Страховой полис заявителям выдан до 31 октября 2001 г. (л.д. 52 - 59). В письме Комитета социальной защиты населения г. Москвы от 11 апреля 2001 г. N 01/4200/04110, направленном Г., сообщается о выплате ей пенсии до окончания действия удостоверения беженца (л.д. 60 - 61). Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что на основании пункта 2 распоряжения допускаются ограничения прав отдельных категорий граждан на социальные гарантии, установленные федеральными нормативными актами.

Руководствуясь ст. ст. 304, 305, 311 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, коллегия

 

определила:

 

оставить решение Московского городского суда от 12 сентября 2001 г. без изменения, кассационные жалобы А., Я.А., Я.З., М.В., М.М., Г., С., К.Э., К.В., К.С., К.А., Б. и представителя заявителей Б.Е., кассационную жалобу представителя правительства г. Москвы М.Е. - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"