||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 ноября 2001 г. N 58-О01-30

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Хлебникова Н.Л. и Дубровина Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 8 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных З., М., К.А.В., Т. и в защиту последнего адвоката Шарко Н.Н. на приговор Хабаровского краевого суда от 26 января 2001 года, которым

З., <...>, русский, с образованием 9 классов, не работал, проживал в <...>, -

осужден: по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы; по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, русский, с образованием 9 классов, не работал, проживал в <...>, -

осужден: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. ст. 97 и 99 УК РФ М. назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение от алкоголизма.

К.А.В., <...>, русский, с образованием 9 классов, не работал, проживал в <...>, -

осужден: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 14 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Т., <...>, русский, с образованием 8 классов, не работал, проживал в <...>, -

осужден: по ст. 175 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы; по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 7 лет лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ст. 316 УК РФ оправдан за недоказанностью вины.

Постановлено взыскать:

- с З., М., К.А.В. в пользу Е.С. в солидарном порядке 41004 рубля в возмещение ущерба;

- с З., М., Т., К.А.В. солидарно в пользу К.А.В. 1100 рублей в возмещение ущерба; в пользу К.Т.Ф. - 2560 рублей в возмещение ущерба и 50 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., заключение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

судом признаны виновными и осуждены:

З. - за незаконные приобретение, хранение, ношение, перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов;

К.А.В. - за разбойное нападение на В.Е. в целях хищения чужого имущества, у группе лиц по предварительному сговору, с применением ножа, используемого в качестве оружия, с причинением значительного ущерба, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

З., М., К.А.В., Т. - за бандитизм, разбойное нападение на К.В.В. и К.Т.Ф. с целью завладения имуществом в крупном размере, организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с применением огнестрельного оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью К.В.В. и за умышленное убийство последнего, совершенное организованной группой и сопряженное с разбоем.

Кроме того, З., М. и К.А.В. осуждены за разбойное нападение на Е.С., Л. и Е.Ю. с целью завладения имуществом в крупном размере, организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с применением огнестрельного оружия и предметов, используемых в качестве оружия, а Т. - за не обещанный заранее сбыт имущества, добытого заведомо преступным путем.

Преступления совершены в период с апреля 1999 года по 22 апреля 2000 года в городах Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре Хабаровского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании З., М., К.А.В. и Т. признали себя виновными частично.

В кассационных жалобах:

осужденный З. оспаривает обоснованность осуждения его по ст. 209 ч. 2 и ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, указывая на то, что при нападении на Е.С. его сообщники узнали о наличии у него оружия лишь в момент проникновения в квартиру; договоренности и умысла на убийство К.В.В. у них не было; тяжкий вред здоровью К.В.В. причинил один М., т.к. Т. в это время находился в другой комнате, а он, З., удерживал К.Т.Ф. Последняя, как утверждается в жалобе, оговорила их, сообщив о наличии у нападавших обреза. К тому же ее показания, как он полагает, противоречивы.

Показания М. на предварительном следствии тоже недостоверны, т.к. содержащиеся в них сведения по поводу подготовки к нападениям на лиц кавказской национальности ничем не подтверждены. Они, как указано в жалобе, не могут быть доказательством.

Приговор же, по мнению осужденного З., постановлен без учета степени вины каждого и его доводов о применении, недозволенных методов следствия.

Он просит отменить приговор и направить дело на новое расследование.

Осужденный М. тоже оспаривает осуждение его по ст. 209 ч. 2 и ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ. В обоснование ссылается на то, что в его действиях отсутствуют объективная и субъективная стороны бандитизма. Утверждает, что в создании банды не участвовал, такой цели не преследовал, о существовании банды не знал, о наличии оружия не был осведомлен.

О нападении на Е.С. они договорились во время выпивки и по причине того, что им не хватило спиртного. Причем обрез у З. он увидел лишь в момент проникновения в квартиру; ни организованности, ни распределения ролей у них не было.

В процессе ограбления К. избивал К.В.В. лишь он, М., причинив его здоровью тяжкий вред. При этом убивать его не хотел и договоренности такой между ними не было. Он преследовал цель подавить его волю к сопротивлению. Когда они уходили, потерпевший был жив.

М. отрицает участие К.А.В. в нападении на К. Свои показания на предварительном следствии объясняет применением к нему незаконных методов. Просит отменить приговор, оправдав его по ст. 209 ч. 2 и ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ.

Осужденный К.А.В., оспаривая осуждение его по ст. 209 ч. 2 и ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ, утверждает, что организованная группа не создавалась, они действовали по обстановке, без распределения ролей; об оружии он не знал. Раскаивается в своем участии в разбойном нападении на Е.С. В то же время указывает, что они хотели лишь наказать последнюю за плохой спирт, которым та торговала.

Не согласен с тем, что суд сослался в приговоре на его показания на предварительном следствии, в которых он, как указано в жалобе, оговорил себя "под физическим и психическим давлением".

К.А.В. отрицает свою причастность к нападению на К. и к убийству К.В.В. В обоснование этого приводит ссылки на то, что в соседнем доме он потерял "подельников", а спустя некоторое время встретил их на улице, где З. передал ему сумку с вещами. Показания К.Т.Ф., как он полагает, неубедительны, а другие лица "говорят с ее слов". Просит отменить приговор и направить дело на новое расследование.

Осужденный Т. не согласен с осуждением его по ст. ст. 209 ч. 2, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 175 ч. 1 УК РФ. Он ссылается на то, что насильственных действий к К. не применял; об оружии и о том, что сбываемое им имущество добыто преступным путем не знал. Просит направить дело на новое расследование.

Адвокат Шарко Н.Н. в защиту осужденного Т. указывает, что последний не был осведомлен о деятельности банды и о существовании ее как таковой; не знал о наличии в группе оружия; К.В.В. он не избивал. Полагает, что квалификация действий Т. неправильная, а назначенное ему наказание несоразмерно строгое. Просит по ст. 209 ч. 2 УК РФ оправдать Т., смягчить ему наказание.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, а также выслушав объяснения по ним осужденного К.А.В., участвовавшего в кассационном рассмотрении дела, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене.

Положения ст. 314 УПК РСФСР обязывают суд при постановлении приговора привести описание преступного деяния, признанного судом доказанным, и всесторонний анализ доказательств, на которых основаны выводы. При этом должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства; указаны мотивы, по которым одни доказательства признаны судом достоверными, а другие отвергнуты.

Вопреки упомянутому закону суд в приговоре по существу не отразил каких-либо сведений о конкретно совершенных каждым из виновных действий по созданию банды.

Как на доказательство виновности З., М., Т. и К.А.В. в бандитизме, в совершении ими 2-х разбойных нападений и умышленного убийства К.В.В. суд сослался в приговоре на их же показания в судебном заседании, а также в стадии предварительного расследования по делу.

Между тем эти показания как видно из дела, находятся в явном противоречии как между собой, так и с другими доказательствами, а в частности с показаниями потерпевших.

Несмотря на это суд не дал им соответствующей оценки и не указал в приговоре какие из приведенных показаний являются достоверными, в какой части и по каким мотивам.

В своих показаниях, в том числе и на предварительном следствии, осужденные отрицали создание банды и свое участие в ней, утверждая, что решение "Об ограблении" потерпевших приняли без предварительной подготовки, спонтанно, когда распивали спиртное, которого им не хватило. При этом М., Т., К.А.В. ссылались на их неосведомленность о наличии у З. обреза охотничьего ружья. На это же указывал и последний.

Однако суд в нарушение ст. 20 УПК РСФСР не проверил с достаточной полнотой эти доводы и связанные с ними обстоятельства, имеющие важное значение для оценки и правильной квалификации действий осужденных.

Из приговора неясно на основании каких доказательств суд пришел к выводу о том, что З., М., Т., К.А.В. представляли собой устойчивую организованную вооруженную группу.

Приведя в качестве доказательства виновности показания З. и М. в ходе следствия, в которых они признавали наличие сговора на ограбление азербайджанцев, торгующих спиртом, а последний утверждал и о совершении 2-х нападений на указанных лиц, суд не дал оценки тому, что в этой части уголовное преследование в отношении них и К.А.В. прекращено за недоказанностью (л.д. 291 т. 1).

Ссылки же на то, что осужденные состояли между собой в родстве и в дружеских отношениях, как и само по себе применение одним из соучастников оружия при групповом хищении, при отсутствии других указанных выше признаков еще не дают оснований для квалификации их действий как бандитизм.

К тому же суд не исследовал данные, характеризующие фактические отношения между осужденными, в частности показания К.А.В. на предварительном следствии, согласно которым М. он видел не более двух раз; тот и З. по приезду в г. Комсомольск-на-Амуре проживали у знакомой Б., последний "не хотел, чтобы Т. знал что-нибудь" (л.д. 54 - 55, т. 2).

Недостаточно исследованы судом и обстоятельства нападения и убийства К.В.В.

Как видно из приговора, суд признал установленным, что 21 апреля 2000 года З., К.А.В., М. и Т. во время распития спиртного в <...> вступили в предварительный сговор, которым было предусмотрено разбойное нападение на семью К. с подавлением сопротивления со стороны потерпевших, чтобы обеспечить возможность завладения их имуществом.

В то же время при описании действий осужденных, выразившихся, как отмечено в приговоре, в том, что М. и Т. нанесли К.В.В. удары руками и ногами, в том числе в голову, а З. ударил его кулаком по спине, суд указал, что они и К.А.В., который остался на лестничной площадке для наблюдения за обстановкой, преследовали цель убийства К.В.В. и осуществили таким образом задуманное.

Вследствие этого нельзя прийти к определенному выводу о том, в пределах какого сговора действовали осужденные и были ли их действия объединены единым умыслом на совершение убийства К.В.В. При обосновании умысла осужденных на убийство суд сослался лишь на множественность нанесенных К.В.В. ударов в жизненно важный орган - в голову, однако не учел, что при совершении преступления в отношении потерпевшего у них были различные действия. Более того, суд не выяснил имело ли место распределение ролей между осужденными; не установил характер и степень фактического участия каждого в совершении преступления, а также направленность умысла; не оценил доводы К.А.В., в которых утверждалось, что "...убивать они никого не собирались и не договаривались" (л.д. 47 - 49, т. 1).

При указанных обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

По эпизоду, связанному с обвинением К.А.В. и Т. в разбойном нападении на В.Е., В.А. и в умышленном убийстве последнего, суд отдельным определением, выделив дело в отношении обоих в части разбойного нападения на В.А. и сопряженного с разбоем убийства В.А., а в отношении Т. и в части разбойного нападения на В.Е., направил его для производства дополнительного расследования.

Поскольку данное определение отменено, как необоснованное, а обвинение К.А.В. в разбойном нападении на В.Е. тесно взаимосвязано с другим обвинением, предъявленным ему же и Т., то приговор в этой части также подлежит отмене.

По таким же основаниям подлежит отмене приговор в отношении Т. в части осуждения его по ст. 175 ч. 1 УК РФ - за не обещанный заранее сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

При новом рассмотрении дела суду надлежит в соответствии со ст. ст. 20, 314 УПК РСФСР устранить отмеченные недостатки, правильно установить фактические обстоятельства дела, всесторонне, полно и объективно исследовать собранные по делу доказательства и доводы, в том числе содержащиеся в жалобах, дать им надлежащую оценку и в зависимости от полученных данных, в строгом соответствии с требованиями закона принять правильное решение.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Хабаровского краевого суда от 26 января 2001 года в отношении З., М., Т. и К.А.В. отменить и дело направить в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, в ином составе судей.

Меру пресечения З., М., Т. и К.А.В. оставить прежнюю - содержание под стражей.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"