||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 ноября 2001 г. N 50-О01-33

 

Председательствующий Зимин Ю.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего С.А. Разумова,

судей Верховного Суда Дубровина Е.В. и Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании 8 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам осужденных Ф.В. и И., а также адвокатов Агафонова А.А., Солодкевич М.С., Никитина С А. на приговор Омского областного суда от 18 декабря 2000 года, которым

И.,

<...>, русский, образование среднее специальное, не работающий, ранее судимый:

- 7 декабря 1993 года по ст. ст. 108 ч. 1, 15, 117 ч. 3 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы, освобожден условно - досрочно на 1 год 7 месяцев 12 дней, судимость не погашена, -

осужден:

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к семнадцати годам лишения свободы;

по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по ч. 1 ст. 325 УК РФ к шести месяцам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено восемнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ф.В.,

<...>, русский, образование среднее, ранее не судимый, работающий милиционером конвойной службы УВД Омской области, -

осужден:

по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы;

по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено пятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. ч. 1 и 2 ст. 325 УК Российской Федерации Ф.В. оправдан.

И. и Ф.В. признаны виновными и осуждены за совершение разбоя в отношении потерпевшего А.С., т.е. нападение с целью завладения чужого имущества с применением насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего, по предварительному сговору между собой, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а И., кроме того, неоднократно. Они же осуждены за совершение убийства А.С., сопряженное с разбоем. И., кроме того, осужден за уничтожение официальных документов.

Преступления осужденными были совершены 16 февраля 1999 года в г. Омске.

В судебном заседании И. свою вину в содеянном не признал, Ф.В. - признал частично.

В кассационных жалобах, основных и дополнительных:

Осужденный Ф.В., отрицая свою причастность к убийству А.С., утверждает, что он, оказавшись свидетелем совершенного И. убийства А.С., пытался убежать с места преступления, но был застигнут И., и под физической угрозой вынужден был помочь скрыть труп.

Ссылаясь на заключение судебно-медицинского эксперта о наличии телесных повреждений у потерпевшего, причиненных одним ножом, Ф.В. утверждает, что он не наносил ударов А.С. ножом, а только сделал вид, что нанес удар, переданным ему И. ножом-бабочкой.

Показания, которые судом положены в основу приговора, от него были получены незаконным путем родственниками и приятелями А.С., при его незаконном задержании и применении к нему физической силы, в результате которой он вынужден был дать такие показания.

Ф.В. не отрицает того, что после совершенного И. убийства А.С., он сел за руль машины и перегнал ее в

арендованный им гараж и в дальнейшем занимался ее разукомплектованием и продажей запасных частей.

С учетам изложенных доводов жалоб, осужденный просит квалифицировать его действия ст. ст. 316 и 158 УК Российской Федерации, просит смягчить назначенное наказание и учесть его глубокое раскаяние, наличие на его иждивении малолетнего ребенка, положительных характеристик.

В дополнительной жалобе Ф.В. стал утверждать, что в ходе судебного заседания было нарушено его право на защиту, адвокат Никитин не должен был участвовать в деле, т.к. он с ним не заключал соглашения. Он просил сестру заключить договор с другим адвокатом, однако суд не захотел откладывать дела. В связи с нарушением права на его защиту, просит отменить приговор.

Адвокат Никитин С.А. в защиту осужденного Ф.В. указывает, что выводы суда о виновности Ф.В. в убийстве А.С. и в разбойном нападении на потерпевшего не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании. Обстоятельства, при которых Ф.В. оказался свидетелем совершенных преступлений, истолкованы судом как соучастие в их совершении. Не дано правовой оценки обстоятельствам, при которых Ф.В. получил ножевое ранение, а также обстоятельствам незаконного задержания Ф.В. приятелями потерпевшего. По мнению защитника, суд в нарушении норм УПК РСФСР положил в основу приговора запись, сделанную на диктофоне Б., которая была получена не законным путем. Кроме того, допрошенные в судебном заседании Б., Е. и другие не отрицали того, что они при задержании и произведении записи на диктофон применяли к Ф.В. физическое насилие.

По делу не установлено предварительной договоренности на убийство А.С. И. и Ф.В. и суд обоснованно исключил этот квалифицирующий признак из обвинения осужденных, в то же время не привел достаточно убедительных доводов и о совершении убийства группой лиц.

Судом не опровергнуты показания Ф.В. о нанесенных ему И. телесных повреждений с целью запугать его.

В то же время защитник не отрицает того, что Ф.В. участвовал в краже автомашины, которой управлял А.С., помогал ее разукомплектовывать и продавал запасные части на рынке.

Защитник полагает, что судом в должной степени не исследовались все материалы дела, и просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Солодкевич М.С. в защиту осужденного Ф.В., обращает внимание на то, что Ф.В. до его задержания родственниками и приятелями потерпевшего А.С. последовательно отрицал свое участие в убийстве А.С., утверждая, что убийство потерпевшего совершил И., а он под физическим воздействием последнего вынужден был помочь ему скрыть труп и следы преступления. Эти показания Ф.В. ничем не опровергнуты. Более того, по мнению защитника, они опровергают причастность Ф.В. к совершению им убийства А.С. Защитник просит обратить внимание на заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении Ф.В., в котором зафиксированы телесные повреждения в области подколенной ямочки, что соответствует показаниям Ф.В. о причинении ему ножевого ранения И. и заключение экспертов о причине смерти А.С., в котором указано, что все телесные повреждения потерпевшему были нанесены одним ножом.

Не дана оценка показаниям жены Ф.В., которой он рассказывал о совершенном убийстве И. А.С.

Поскольку сговор на совершение преступлений не установлен, защитник просит переквалифицировать действия Ф.В. со ст. 105 на ст. 316 УК РФ, исключить из приговора осуждение Ф.В. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК и оправдать Ф.В. по ч. ч. 1 и 2 ст. 325 УК Российской Федерации.

Осужденный И. отрицает свою вину в совершении разбойного нападения на А.С. и его убийстве. Считает, что Ф.В. его оговаривает с целью уйти от ответственности. Полагает, что обвинительное заключение и приговор построены исключительно на противоречивых показаниях Ф.В., которые ничем не подтверждены. Просит отменить приговор и оправдать его.

Адвокат Агафонов А.А. в защиту осужденного И. указывает, что судом не добыто достоверных доказательств причастности И. к совершению преступлений в отношении потерпевшего А.С. По его мнению, в основу приговора положены показания осужденного Ф.В., которые добыты с грубым нарушением норм УПК РСФСР и которые являются самооговором и оговором И. Незаконность полученных показаний от Ф.В. подтвердили в судебном заседании свидетели Б., К. и другие, которые по своей инициативе, не будучи работниками правоохранительных органов, задержали Ф.В. и заставили его дать показания под оказанным на него физическим воздействием.

И., как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании отрицал свою вину в инкриминируемых ему преступлениях и каких-либо доказательств, опровергающих это, судом не представлено. В квартире И. при обыске ничего не обнаружено. Никто из свидетелей не подтвердил того, что при продаже запчастей от машины, деньги передавал И., сам он категорически отрицает получение каких-либо денег от продажи запчастей.

Защитник обращает внимание на то, что судом не были взяты во внимание и не опровергнуты показания свидетелей, подтверждающих алиби И.

Защитник считает, что вина И. не доказана, просит отменить приговор и дело производством в отношении И. прекратить.

В возражениях на жалобы осужденных и их защитников потерпевшие А.Т. и А.А. указывают на необоснованность жалоб, полагают, что приговор постановлен за доказательствах, исследованных в судебном заседании, и просят приговор суда оставить без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С.А. Разумова, объяснение защитника О., просившей об отмене приговора в части осуждения Ф.В. по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК Российской Федерации и смягчении наказания, заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, изучив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражений, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 301 УПК РСФСР приговор суда должен быть постановлен на основе тех доказательств, которые были рассмотрены в судебном заседании. В описательной части приговора должны быть приведены доказательства, на которых основаны выводы суда и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (ст. 314 УПК). Сами доказательства должны быть оценены судом на основе полного, всестороннего и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы (ст. 71 УПК). Указанные требования закона судом в полном объеме выполнены не были.

Как указано в приговоре, в судебном заседании Ф.В. показал, что 16 февраля 1999 года он и И. находились на дискотеке в кинотеатре "Октябрь". Примерно в полночь они с И. поехали домой на автомашине "Митсубиси-Кольт", которой он управлял. В районе остановки общественного транспорта "Главпочтамт" в машине закончился бензин и они остановили автомашину "ВАЗ- 21099", водитель которой согласился съездить за канистрой бензина в гараж И., расположенный в гаражном кооперативе "Омич-13". Когда приехали по указанному адресу, И. и водитель вышли из машины, а он остался в салоне, из которого увидел, что И. и водитель учинили между собой драку, при этом И. наносил водителю удары ножом в различные части тела. Он испугался происходящего, выскочил из машины и стал убегать, но И. его настиг и ударил ножом в область коленного сустава левой ноги, после чего, схватив его за куртку, подтащил к лежащему на земле потерпевшему. Угрожая убийством, И. заставил его взять в руки нож и велел наносить удары потерпевшему. Опасаясь агрессивного поведения И., он нанес несколько слабых ударов водителю, как позже было установлено - потерпевшему А.С., после чего И. забрал у него нож и потребовал помочь ему положить труп потерпевшего в багажник машины, что они и сделали, вывезли труп за город и выбросили в снег. Затем он сел за руль машины, принадлежащей А.С., и перегнал ее в гараж N 6, находящийся в гаражном кооперативе "Омич-40", который временно арендовал. После этого они с И. возвратились к оставленной у Главпочтамта машине и уехали на ней к нему домой. Спустя некоторое время машину, принадлежащую А.С. они разобрали по деталям, перевезли их в гараж И., чистили их там, а затем продавали на рынках города. Вырученные деньги делили между собой.

22 марта 1999 года около дома И. на него напали неизвестные ему люди, посадили в машину и вывезли на какую-то квартиру, где избивали его и требовали сознаться в убийстве А.С. С учетом примененного к нему насилия, он вынужден был сознаться в том, что вместе с И. убил А.С., показал, где находится труп и похищенная ими машина.

Эти показания Ф.В. подтверждены приведенными в приговоре доказательствами.

Согласно протоколу осмотра места преступления, 9 апреля 1999 года в 700 метрах от госплемзавода "Омский" в снегу был обнаружен труп потерпевшего А.С. со следами насильственной смерти. Место нахождения трупа было указано Ф.В.

Так, по заключению судебно-медицинского эксперта смерть А.С. наступила от множественных проникающих колото- резаных ранений грудной клетки со сквозными повреждениями сердечной сумки правого и левого желудочков сердца с развитием острого обескровливания организма. Три проникающих ранения грудной клетки являются опасными для жизни и послужили причиной смерти потерпевшего А.С.

Кроме того, у А.С. были обнаружены поверхностные не проникающие колото-резаные ранения (не менее 15) на передней и задней поверхности туловища, которые могли быть причинены одним и тем же предметом, что и проникающие ранения, повлекшие смерть.

Это утверждение эксперта подтверждает показания Ф.В. о том, что он нанес несколько поверхностных ран ножом, переданным ему И., которым И. перед этим наносил удары А.С.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Ф.В. в области левой ноги в подколенной области имеется рубец овальной формы, оставшийся от раны, образование которой не исключается 16 - 17 февраля 1999 года (л.д. 33, т. 2).

Это обстоятельство подтверждает показания Ф.В. о нанесении ему раны И. в тот момент, когда он хотел убежать с места совершения убийства А.С. И. Какими-либо другими доказательствами указанные показания Ф.В. не опровергнуты.

Потерпевший Б. показал, что А.С. имел доверенность на вождение машины ВАЗ-21099, принадлежащей его жене, и 16 февраля 1999 года он исчез вместе с машиной. В марте месяце 1999 года ему стало известно, что неизвестные лица продали А. четыре колеса от машины, принадлежащей его жене. А. рассказал ему, что колеса ему продали двое парней, один из которых имеет машину "Митсубиси-Кольт". Он выяснил, что машина принадлежит Ф.В., а вместе с ним был И., которого он знает с детства, т.к. они проживают в одном доме и учились в одной школе. Он с друзьями стал следить за квартирой И. и 22 марта они увидели Ф.В., который приехал на указанной машине к И., и, задержав его, доставили на квартиру своих знакомых на левом берегу Иртыша г. Омска, где Ф.В. признался в том, что по предложению И. он согласился совершить нападение на А.С. с целью завладения машиной. Они с И. обманным путем заманили А.С. к гаражам на ул. Бархатовой, где убили его, нанося удары ножами. Обнаруженные у А.С. документы уничтожили, труп вывезли в район госплемзавода и закопали в снегу в 200 м от трассы, а машину перегнали в кооператив по ул. Стрельникова, разобрали и запчасти реализовывали на вещевых рынках г. Омска. У Ф.В. при задержании были изъяты ключи от его гаража и гаража, принадлежащего И. Далее вместе с Ф.В. они пошли в гараж И. и там обнаружили его машину в разукомплектованном состоянии. Ф.В. ему и его друзьям говорил, что после убийства А.С. И. осмотрел документы потерпевшего и документы на машину и сказал, что он знаком с владельцем машины. Рассказ Ф.В. он записал на диктофон и позже представил его органам следствия. Б. не отрицает того, что при задержании и в квартире, куда был доставлен Ф.В., его били и требовали признания в содеянном в отношении А.С.

Показания Б. в судебном заседании подтвердили свидетели К., Е., К.

В качестве доказательства судом в приговоре делается ссылка на переданную Б. правоохранительным органам аудиокассету с записью разговора с Ф.В. в момент его задержания и разговора с ним Б. и его знакомых, когда Ф.В. был вывезен ими на левый берег Иртыша в г. Омске.

Указанная видеокассета не может являться доказательством по делу, поскольку запись на ней была воспроизведена с грубейшими нарушениями норм УПК РСФСР. В соответствии со ст. 123 УПК РСФСР лицо, подозреваемое в совершении преступления должно быть вызвано на допрос, ему должны быть разъяснены его права. Согласно ст. 141-1 УПК РСФСР звукозапись может быть произведена по решению следователя, о чем ставится в известность подозреваемый и это обстоятельство должно быть отражено в протоколе. Ф.В. задерживался не работниками правоохранительных органов, а людьми, которые не имели права производства каких-либо следственных действий. Следовательно, объяснения Ф.В. и запись его разговора с задерживающими его лицами, не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Каких-либо других доказательств причастности Ф.В. в совершении убийства А.С. органы следствия не представили, не были установлены они и в судебном заседании.

Вместе с тем, Ф.В. по просьбе И. помог ему перенести труп А.С. в багажник, Ф.В. сел за руль машины, на которой труп потерпевшего был вывезен за город и закопан в снегу. При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что Ф.В. совершил укрывательство преступления, совершенного И. и его действия должны быть квалифицированы ст. 316 УК Российской Федерации.

Поскольку преступление Ф.В. было совершено 16 февраля 1999 года и к моменту постановления кассационного определения прошло более двух лет, он не может быть привлечен к уголовной ответственности в силу истечения сроков давности (ч. 1 ст. 78 УК Российской Федерации).

В то же время вина И. в умышленном причинении смерти потерпевшего А.С. нашла свое подтверждение собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Кроме последовательных показаний Ф.В., вина И. доказана показаниями свидетеля Ф., которой Ф.В. рассказал о совершенном И. убийстве А.С.

В судебном заседании с достоверностью было установлено, что в день совершения убийства И. был одет в дубленку, которая в ходе расследования была изъята у гражданина С.

По заключению судебно-биологической экспертизы на левом рукаве дубленки была обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшего А.С.

Поскольку в судебном заседании не добыто достоверных доказательств участия Ф.В. в убийстве А.С., действия И. не могут быть квалифицированы как убийство, по признаку совершения преступления группой лиц.

Завладение автомашиной, которой управлял А.С., Ф.В. не отрицал. Сама машина была обнаружена в гараже И., что подтверждает показания Ф.В. об участии И., как в разбойном нападении, так и в разукомплектовании машины и реализации ее деталей на рынках г. Омска. Эти обстоятельства также подтверждены показаниями свидетелей.

Так, свидетель Д. показал, что его знакомый С. в декабре 1998 года совершил автоаварию и занимался ремонтом машины. В марте 1999 года он приобрел у Ф.В. панель приборов от ВАЗ-21099. Через несколько дней Ф.В. приезжал к С. на машине Митсубиси-Кольт и привез ему заднюю балку и консоль рычага переключения передач.

Свидетели Ш., М. и А. также подтвердили покупку деталей от машины ВАЗ-21099 у Ф.В. и И.

Указанные действия И. и Ф.В. судом правильно квалифицированы п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК Российской Федерации по признакам хищения машины по признакам применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, применения оружия и причинением крупного ущерба.

Осуждение И. по ч. 1 ст. 325 УК Российской Федерации также не вызывает сомнений, поскольку именно он обыскивал карманы убитого А.С., осматривал изъятые документы и говорил, что он знаком с владельцем машины, после чего документы уничтожил.

Доводы Ф.В. о том, что в ходе расследования дела и в судебном заседании было нарушено его право на защиту, не основано на материалах дела.

Адвокат Никитин С.А. в полной мере осуществлял защиту Ф.В., как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании. Как видно из протокола судебного заседания защитник Ф.В. активно осуществлял свои обязанности, постоянно задавал уточняющие вопросы, обжаловал приговор суда в кассационном порядке.

При назначении наказания Ф.В. и И. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, роль каждого из них в содеянном, данные о личности каждого из подсудимых, обстоятельства смягчающие и отягчающие их наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 18 декабря 2000 года в отношении И. и Ф.В. изменить.

Действия Ф.В. переквалифицировать с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК Российской Федерации на ст. 316 УК Российской Федерации и на основании п. "а" ч. 1 ст. 78 УК Российской Федерации и п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР освободить Фисюнова от уголовной ответственности за истечением срока давности.

Исключить из приговора указание о назначении Ф.В. наказания с применением правил ст. 69 УК Российской Федерации.

Считать Ф.В. осужденным по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК Российской Федерации к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора осуждение И. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК Российской Федерации и считать его осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных п. "з" ч. 2 ст. 105, п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 и ч. 1 ст. 325 УК Российской Федерации.

В остальном приговор в отношении Ф.В. и И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"