||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 ноября 2001 г. N 35-О01-37

 

Председательствующий: Казаченко В.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Куменкова А.В. и Истоминой Г.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 8 ноября 2001 года дело по кассационной жалобе осужденного М. на приговор Тверского областного суда от 27 ноября 2000 года, по которому

М., <...>, русский, со средним образованием, ранее не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "е" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

постановлено взыскать с М. в пользу З.И. 1688 рублей 29 копеек в возмещение ущерба и 10000 рублей компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденного М., поддержавшего жалобу по ее доводам, заключение прокурора Пеканова И.Т., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в убийстве З. с особой жестокостью и общеопасным способом, а также умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества путем поджога, причинившем значительный ущерб потерпевшей.

Преступления совершены 9 декабря 1999 года в г. Твери при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании М. виновным себя в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества признал, в убийстве потерпевшей не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный М. указывает, что приговор является необоснованным и чрезмерно суровым ввиду неправильной квалификации его действий. Умышленного причинения смерти З. он не совершал, она сама стала оскорблять его, спровоцировав ссору. Будучи сильно возбужденным и находясь в состоянии аффекта после нанесения удара потерпевшей, он не контролировал своих действий. В этом же состоянии он совершил поджог и не смог сам потушить пожар, после чего вызвал пожарных. Умысла на сожжение потерпевшей заживо у него не было, как и на лишение ее жизни другим способом. Не доказано нанесение им ударов ножом потерпевшей, с которой до случившегося у него были нормальные отношения. Приговор постановлен по неисследованным обстоятельствам, его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Показания на следствии он давал в нетрезвом состоянии и будучи возбужденным и не контролировал их содержание, поэтому их нельзя считать достоверными, а позднее показания давал без адвоката и не мог правильно сориентироваться; подтвердив их со слов следователя о применении ножа. Умысла на особую жестокость при лишении потерпевшей жизни он не имел, что не подтверждается и доказательствами. Не учтено, что он сам принимал меры по устранению последствий содеянного. При назначении наказания не учтено его чистосердечное раскаяние в содеянном. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение или изменить его, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 УК РФ на ст. 107 УК РФ, назначив справедливое наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности М. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного М. в судебном заседании, которые он существенно изменил, по сравнению с теми, которые давал в ходе предварительного следствия, усматривается, что он периодически сожительствовал с З., а в ночь на 9 декабря 1999 года у нее в квартире распивал спиртное. Когда оно закончилось, решил сходить за самогоном. Полагая, что З. может не впустить его обратно в квартиру, он поджег газету и стал выяснять у нее данный вопрос. Не получив от нее ответа, бросил горящую газету в шкаф, где загорелась одежда и возник пожар, после чего он вынес З. на лестничную площадку, а сам из дома убежал.

Дав оценку в приговоре причинам изменения М. показаний и проанализировав его показания в совокупности, суд мотивированно признал достоверными показания М., данные им на предварительном следствии ввиду их соответствия другим доказательствам по делу.

Из показаний М. в качестве подозреваемого и обвиняемого следует, что после распития спиртного они с З. стали выяснять отношения, и она оскорбила его. Разозлившись, он ударил ее кулаком по лицу, отчего она упала на пол. С умыслом на ее убийство он стал наносить З. удары ногами по голове и телу, нанеся около 10 ударов. Продолжая реализацию своего умысла на лишение ее жизни, М. поджег газеты и бросил их в гардероб, возле которого лежала З. Решив, что квартира сгорит, он убежал оттуда (л.д. 41 - 44, 57, 193).

Из показаний потерпевшей З., допрошенной во время нахождения ее в больнице, видно, что во время ссоры М. ударил ее кулаком по лицу, и она упала на пол, после чего он стал избивать ее ногами по голове и телу, при этом кричал, что убьет ее. Затем он поджег находившиеся в гардеробе вещи, которые сразу же вспыхнули, а она лежала рядом. М. убежал, а в квартире начался пожар, на ней загорелась одежда. Она выбежала в коридор, скинула с себя горящее платье и выбежала на лестничную площадку, где упала из-за сильных ожогов (л.д. 51 - 53).

Потерпевший З.И. со слов погибшей матери подтвердил ее показания, а также стоимость уничтоженного и поврежденного пожаром имущества.

Из показаний свидетеля С. усматривается, что она слышала ссору между М. и З., а затем видела уходившего осужденного. Полагая, что он избил З., она поднялась на третий этаж, где увидела обожженную З. и клубы черного дыма в ее квартире, о чем сообщила соседям М.Н. и М.Н.М. От З. она узнала, что М. избил ее и поджег квартиру, где потерпевшая находилась.

Аналогичные показания дала свидетель М.Н.М., а ее показания дополнил и подтвердил свидетель М.Н., который к моменту начала пожара уже спал в своей квартире и был разбужен женой.

Из показаний свидетелей С.М., Я., К., В. следует, что ночью они почувствовали запах дыма и вышли из квартиры. Черный дым был в подъезде, и из-за него было невозможно выйти на улицу. Всем проживавшим в доме лицам пожар представлял реальную опасность для жизни и здоровья, пока не был ликвидирован пожарными.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, очаг пожара находился в гардеробе квартиры З., где было уничтожено и повреждено находившееся там имущество. При осмотре квартиры были обнаружены куртка и обувь М., а в маленькой комнате хозяйственный нож (л.д. 21 - 22, 26 - 27).

Из акта пожарно-технической экспертизы следует, что механизмом образования пожара явилось температурное воздействие малокалорийного источника огня на сгораемые материалы. Очаг пожара был расположен внутри маленькой комнаты, в месте нахождения бельевого шкафа. Самовозгорание исключено (л.д. 86 - 87).

Из акта судебно-медицинского эксперта следует, что смерть З. наступила от термических ожогов пламенем туловища и нижних конечностей 3-й степени 40% поверхности тела, осложнившихся ожоговой болезнью в периоде токсемии; кроме того, на трупе установлены другие телесные повреждения различной степени тяжести и локализации (л.д. 97 - 98).

Приведенные выше доказательства, мотивированно признанные допустимыми, достоверными и положенными в соответствии с требованиями закона в основу обвинительного приговора, полностью опровергают доводы кассационной жалобы осужденного об отсутствии у него умысла на лишение потерпевшей жизни указанным выше способом и нахождении его в состоянии аффекта в момент избиения потерпевшей и совершения поджога.

Несостоятельными являются и его доводы о неполноте исследования доказательств и недостоверности его показаний на следствии, чему в приговоре дана соответствующая оценка, а его умысел на особую жестокость при убийстве исходит из самого способа лишения ее жизни.

Дав правильную оценку доказательствам, суд обоснованно и мотивированно квалифицировал действия М. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "е", 167 ч. 2 УК РФ.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и нарушения права его на защиту, не имеется.

Наказание назначено с учетом содеянного, данных о его личности и не свидетельствует о его чрезмерной суровости.

Оснований для удовлетворения жалобы и смягчения наказания не имеется.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тверского областного суда от 27 ноября 2000 года в отношении М. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"