||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 ноября 2001 г. N 87-о01-3

 

Председательствующий: Спивак С.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Истоминой Г.Н. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 1 ноября 2001 года дело по кассационным жалобам адвоката Рябининой Т.М., осужденного С. на приговор Костромского областного суда от 30 марта 2001 года, по которому

С., <...>, ранее судимый 8 апреля 1994 года с учетом последующих изменений по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 222 УК РФ, ч. 2 ст. 206 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 7 мая 1999 года условно-досрочно на 6 месяцев 13 дней

осужден к лишению свободы по ч. 5 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет, по ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ сроком на 5 лет с конфискацией имущества.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

На основании п. "г" ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ применено принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденного С., объяснения адвоката Рябининой Т.Н. поддержавших доводы жалоб, заключение прокурора Хорлиной И.О., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным и осужден за оказание пособничества в убийстве К., сопряженном с разбоем, совершенном группой лиц по предварительному сговору, за оказание пособничества в разбойном нападении на К., сопряженном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, неоднократно.

Преступления совершены им 25 ноября 1999 года в Костромской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Виновным себя С. не признал.

В кассационных жалобах адвокат Рябинина Т.М и осужденный С. ставят вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное рассмотрение.

По доводам их жалоб суд недостаточно исследовал материалы дела, не были приняты меры к допросу другого участника преступления Х., несмотря на указание об этом кассационной инстанции при отмене предыдущего приговора. Не были удовлетворены ходатайства о запросе в ИВС г. Костромы для выяснения вопроса о том кто приходил к С. 28 февраля 2000 года накануне его допроса 29 февраля. Необоснованно отказано судом в проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы по трупу К., в проведении дополнительной судебно-психиатрической экспертизы для определения начала течения болезни у С. Выяснить же психическое состояние С. имелась необходимость, поскольку его показания от 29 февраля 2000 года проложены в основу приговора.

Показаниям свидетеля С.О. об оговоре ею мужа на предварительном следствии суд не дал надлежащей оценки. Приговор суда основан на догадках и предположениях. Судом не выяснены обстоятельства нахождения у трупа фуфайки, покрывала, ботинок. Принимая за основу показания С., суд в то же время увеличил его участие в нападении на К. без ссылки на какие-либо доказательства.

Показания же С. в судебном заседании необоснованно отвергнуты судом.

При назначении наказания суд не учел роль С. в содеянном, который согласно его показаниям, явился лишь пособником укрывательства убийства. Применив ст. 64 УК РФ при назначении наказания С. за разбой, суд не учел, что активное: способствование раскрытию преступления, признанное судом исключительным обстоятельством, относится к обоим преступлениям.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности С. в оказании пособничества в убийстве и разбое правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о неполноте исследования обстоятельств дела, об отсутствии доказательств виновности С., о неправильной их оценке не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, из показаний С. на предварительном следствии следует, что мужчина, фамилию которого он запомнил как Х.А. и Ц. договорились убить водителя автомашины и забрать его машину. Вместе с ними он поехал в Кострому, где на стоянке такси Х.А. показал им на автомашину "Ауди". По пути к машине они договорились о том, как будут убивать. Х.А. сказал ему остановить машину, а Ц. в это время должен будет задушить водителя. В машине он и Ц. сели на заднее сиденье, а Х.А. - на переднее. Заехали домой к водителю, где он брал какие-то документы, а затем поехали в п. Минское. В пути следования он попросил водителя остановить машину и в это время Ц. накинул на шею водителя шнурок. Водителю удалось убежать из машины. Х.А. и Ц. догнали его, Х.А. сбил потерпевшего с ног, прижал к земле, а Ц. - задушил. После этого он помог оттащить труп с дороги, Х.А. и Ц. погрузили труп в багажник и поехали в п. Волгарь. Хотели сбросить труп в реку, но был уже лед, тогда затащили его в лес и бросили, не закапывая.

В судебном заседании С. пояснил, что фамилия мужчины не Х.А., а Х.

Приведенные показания С. соответствуют другим доказательствам:

показаниям свидетеля К.О. о том, что вечером 25 ноября К. заезжал домой за документами и сообщил ей, что поехал в Москву с Ц.;

показаниям свидетеля Г. о том, что 25 ноября 1999 года к нему пришел Ц., спросил есть ли у него водительские права и попросил поездить с ним на машине "Ауди" красного цвета, в машине находились также С. и Х., у п. Кадый Ц. не справился с управлением, машина съехала в кювет и Ц. ее поджег;

данными осмотра обнаружения трупа;

справкой Центра метеорологии о том, что 25 ноября 1999 года река была покрыта льдом.

Судом проверялись доводы осужденного о том, что в момент допроса он находился в болезненном состоянии психики, однако не нашли подтверждения. Отвергая эти утверждения, суд обоснованно сослался на заключение комиссии врачей-психиатров, согласно которому острый алкогольный психоз развился у С. 29 февраля 1999 года в 18 часов 10 минут, то есть через несколько часов после допроса, на видеозапись данного следственного действия, при просмотре которой видно, что он ведет себя свободно, хорошо ориентируется в событиях, дает подробные и детальные объяснения о них.

Обоснованно, с учетом показаний свидетеля С.О., а также с учетом поведения С. до нападения на потерпевшего и после нападения и убийства, отвергнут судом и довод осужденного о том, что он боялся Х. и Ц.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал достоверными показания С. на предварительном следствии и пришел к выводу о его виновности в оказании пособничества в убийстве и разбое.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку.

Обстоятельства содеянного С. исследованы судом с достаточной полнотой. Х. является гражданином другого государства - Казахстана и по международному поручению давать показания отказался. Однако отсутствие его показаний по делу не может поставить под сомнение вывод суда о виновности С. Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Вместе с тем, приговор в части наказания, назначенного С. за пособничество в убийстве и по совокупности преступлений подлежит изменению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, приговором Костромского областного суда от 22 ноября 2000 года С. был осужден по ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

При этом исключительным обстоятельством судом было признано активное способствование С. раскрытию преступления.

В жалобе потерпевшего и его представителя не оспаривалась обоснованность признания данного смягчающего наказание осужденного обстоятельства исключительным, и при отмене приговора в определении кассационной инстанции правильность назначения С. наказания с применением правил ст. 64 УК РФ сомнению не подвергалась.

При назначении наказания С. по ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ суд также со ссылкой на ст. 353 УПК РСФСР применил правила ст. 64 УК РФ.

Между тем, активное способствование С. раскрытию преступления, как правильно отмечается в жалобе, относится и к убийству К., в совершении которого он оказал пособничество.

При таких обстоятельствах суду надлежало применить правила ст. 64 УК РФ и при назначении С. наказания на ч. 5 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Находя необходимым учесть активное способствование С. раскрытию преступления смягчающим и исключительным обстоятельством, а также его роль в содеянном, судебная коллегия считает возможным в соответствии со ст. 64, ч. 3 ст. 68 УК РФ не применять к нему правила ч. 2 ст. 68 УК РФ, на которые сослался суд и смягчить ему наказание за пособничество в убийстве и по совокупности преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332 - 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Костромского областного суда от 30 марта 2001 года в отношении С. изменить.

Смягчить ему наказание по ч. 5 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ до 11 (одиннадцати) лет лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 12 (двенадцать) лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В остальном приговор в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"