||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 октября 2001 г. N 35-О01-31

 

Председатель: Литягин М.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.,

судей: Говорова Ю.В., Сергеева А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 31 октября 2001 г. дело по кассационным жалобам осужденных Г., Х., А., адвоката Курбаченко Е.Г. на приговор Тверского областного суда от 7 декабря 2000 года, которым

Г., <...>, ранее судимый:

1) 15 сентября 1999 года по ст. 163 ч. 3 п. "г", 30 ч. 3 и 161 ч. 3 п. "в" УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 15 лет лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 16 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ предыдущее условное осуждение Г. отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ наказание, неотбытое по приговору от 15 сентября 1999 года, частично присоединено ко вновь назначенному с назначением окончательного наказания Г. в 18 (восемнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

А., <...>, не судимый, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

На основании ст. 97 п. "г" УК РФ А. назначены принудительные меры медицинского характера от наркомании;

Х., <...>, не судимый, -

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Отбывание наказания исчислено Г. с 15 марта 2000 года, А. и Х. с 16 марта 2000 года.

По делу разрешены гражданские иски и, в частности, с Г. в пользу Т. взыскана компенсация морального вреда в сумме 200 тысяч рублей.

По делу также осужден Б., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Лутова В.Н., объяснения адвоката Васильева В.В., поддержавшего доводы жалобы осужденного Г., заключение прокурора Пеканова И.Т., полагавшего необходимым приговор изменить, наказание, назначенное Г. по ст. 70 УК РФ, смягчить, исключить принудительное лечение от наркомании у А., как назначенное с нарушением закона, а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. и А. признаны виновными в разбойном нападении на Г.А. с целью завладения имуществом в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, Г., кроме того, в причинении тяжкого вреда здоровью и убийстве потерпевшего при разбое, а Х. пособничестве разбою, совершенному группой лиц в целях завладения чужого имущества в крупном размере, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия.

Преступления совершены 13 марта 2000 года у пос. Выползово Бологовского района Тверской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании А. вину признал полностью, Г. и Х. частично.

В кассационных жалобах:

- осужденный А. указывает, что не знал о предполагаемой и практической сумме хищения, что крупный размер хищения его умыслом не охватывался, просит с учетом этого переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ и меру наказания смягчить, исключить принудительное лечение, так как наркоманом себя не считает;

- адвокат Курбаченко Е.Г. полностью поддерживает доводы и просьбу осужденного А.;

- осужденный Х. указывает, что в сговор на разбой с другими осужденными он не вступал, о сумме похищенных денег не знал, также не знал о наличии у Г. обреза и возможности его применения не предполагал, просит переквалифицировать им содеянное на ст. 162 ч. 1 УК РФ и смягчить наказание;

- осужденный Г. утверждает, что убивать Г.А. он не хотел, что убийство произошло в результате непроизвольного, заранее не планировавшегося выстрела, то есть по неосторожности, просит переквалифицировать его действия в этой части на ст. 109 ч. 1 УК РФ, наказание находит чрезмерно суровым, назначенным ему без учета явки с повинной и активного способствования раскрытию преступления, особый режим колонии считает необоснованным, размер компенсации морального вреда потерпевшему - завышенным, обращает внимание на неправильное назначение ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ (не зачтено в счет отбытого наказания предварительное заключение по предыдущему делу), просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение дела устранения допущенной, на его взгляд, неполноты следствия и проверки его психического состояния на момент совершения преступления путем проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Г. и А. подлежащим изменению, а в отношении Х. - законным и обоснованным.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в совершении указанных в приговоре преступлений соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствах и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Б. и Г. - инициаторы нападения на коммерсанта с целью завладения имевшимися при нем деньгами, достоверно знали, что Г. везет с собой деньги в сумме не менее 150 тысяч рублей.

Из показаний того и другого на следствии, признанных судом достоверными, видно, что о предполагаемой сумме хищения они говорили всем участникам нападения, в том числе Х. и А., которые с учетом этого и согласились участвовать в нападении за соответствующее вознаграждение.

Фактически у потерпевшего было похищено 185 тысяч рублей, составляющих крупный размер хищения, которые и были поделены между участниками разбоя.

С доводами Х. о том, что он в сговоре с другими участниками нападения не состоял, о наличии обреза и возможности применения его не знал, согласиться нельзя.

Из собственных его показаний следует, что у него был предварительный сговор с другими лицами на разбойное нападение, согласно которому "они должны были перехватить машину и под угрозой применения оружия отобрать у коммерсанта деньги" и в соответствии с которым для осуществления задуманного непосредственно перед нападением Х. передал А. пневматический пистолет.

Как показал в суде А., в ожидании объекта нападения, когда они находились в машине Х., Г. подробно объяснял ему и Х. план предстоящих действий, здесь же говорил о возможности применения им обреза, производстве выстрелов, зарядил обрез и привел его в боевое состояние.

Г. на следствии прямо показал, что перед нападением говорил Х. о наличии у него обреза и возможности его применения.

На следствии Х. пояснял, что, когда в своей машине он увидел обрез у Г., то понял, что будет совершаться вооруженное нападение, не отрицал, что по указанию Г. здесь же передал А. пневматический пистолет.

Несостоятельными являются и доводы Г. о неосторожном убийстве им Г.А.

Описываемые Г. в жалобе обстоятельства, при которых им был произведен выстрел в Г., а именно, что, падая от удара А., Г.А. дернул обрез на себя; в результате чего произошел непроизвольный выстрел, не нашли своего подтверждения в суде и были опровергнуты показаниями очевидцев случившегося - Х., А., Б., согласно которым в процессе требования денег Г. ткнул стволом обреза в грудь стоящего перед ним Г.А. и сразу же прозвучал выстрел, которым потерпевший был убит.

Показания указанных лиц об обстоятельствах производства Г. выстрела в Г.А. полностью согласуются с заключением судебно-медицинской экспертизы о характере телесных повреждений, локализации ранения на трупе, взаиморасположении стрелявшего и потерпевшего, расстоянии, с которого был произведен выстрел.

С учетом всех обстоятельств дела суд пришел к правильному выводу о том, что, проявив эксцесс исполнителя, Г. сознательно произвел выстрел в Г.А. с целью лишения его жизни, то есть, что действовал с прямым умыслом на лишение жизни потерпевшего.

Проанализировав и оценив доказательства по делу в их совокупности, суд дал действиям Г., А. и Х. верную юридическую оценку.

Просьба в жалобах о переквалификации ими содеянного на другой закон удовлетворению не подлежит.

Заявление Г. о недостаточном исследовании его психического состояния в момент совершения преступлений и необходимости проведения ему стационарной судебно-психиатрической экспертизы не могут быть приняты во внимание.

По делу в отношении Г. была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, по заключению которой он ко всем инкриминированным ему деяниям признан вменяемым.

Оснований сомневаться в объективности данного заключения не имеется.

Наказание А., Х. и Г. за каждое, совершенное ими преступление, а последнему и по совокупности преступлений назначено судом в соответствии с требованиями и в пределах санкции закона, с учетом содеянного, данных о личности каждого, всех влияющих на их ответственность обстоятельств.

Вместе, назначая Г. окончательное наказание по совокупности приговоров путем частичного - в виде 2 лет лишения свободы присоединения ранее неотбытого наказания ко вновь назначенному, суд не учел, что неотбытый срок у Г. составляет всего лишь 1 год 11 месяцев 4 дня (в период с 21 июня 1997 года на 20 января 1999 года по предыдущему делу Г. содержался под стражей) и фактически присоединил срок больший, чем было положено.

В связи с этим наказание, назначенное Г. по совокупности приговоров должно быть уменьшено.

Заявление Г. о несоразмерности взысканной с него в пользу потерпевшего компенсации морального вреда характеру самого вреда на материалах дела не основано.

Размер компенсации определен судом с учетом всех обстоятельств, разумно и является справедливым.

Из приговора подлежит исключению указание о применении к А. принудительных мер медицинского характера, так как конкретного вида таких мер из числа предусмотренных ст. 99 УК РФ ему судом не назначено.

Других оснований для отмены либо изменения приговора, в том числе и по мотивам жалоб, не имеется.

В силу изложенного и, руководствуясь ст. 339 ч. 4 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тверского областного суда от 7 декабря 2000 года в отношении Г. и А. изменить:

- наказание, назначенное Г. на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров смягчить до 17 (семнадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

- исключить из приговора указание о применении к А. принудительных мер медицинского характера.

В остальном приговор о них и тот же приговор в отношении Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"