||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 октября 2001 г. N 390п01

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Каримова М.А., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. на приговор Кировского областного суда от 19 августа 1998 года, по которому

И., <...>, ранее не судимый,

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. "е" УК РФ на 12 лет лишения свободы;

по ст. 112 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы;

по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "н" УК РФ на 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения окончательное наказание назначено в виде 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

И. оправдан по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Срок наказания исчислен с 23 июля 1997 года с зачетом времени содержания под стражей с 20 по 22 июля 1997 года.

По делу осужден также Б.М., протест в отношении которого не приносится.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 1999 года приговор оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся судебных решений: переквалификации действий И. со ст. 105 ч. 2 п. "е" УК РФ на ст. 108 ч. 1 УК РФ с назначением по ней наказания в виде лишения свободы сроком на 2 года, со ст. 112 ч. 1 УК РФ на ст. 118 ч. 3 УК РФ с назначением по ней наказания в виде 1 года исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; назначении окончательного наказания по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы, освобождении И. из-под стражи в связи с отбытием срока наказания.

Эти же судебные решения в части, касающейся осуждения И. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "е", "н" УК РФ, предлагается отменить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест оставить без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

И. признан виновным в умышленном причинении смерти Г.И., совершенном общеопасным способом, в покушении на убийство Б.О. общеопасным способом, неоднократно, а также в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью Д.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

18 июля 1997 года, вечером, на открытой танцевальной площадке в центре г. Малмыжа между А.Р. и Х.Р. произошла ссора, в ходе которой оба обменялись ударами руками по различным частям тела. Инцидент был прекращен вмешательством знакомого Х.Р. - Г.И., нанесшего А.Р. один удар ногой по голове.

Оставшись неудовлетворенным завершением инцидента, А.Р., имея намерение продолжить выяснение отношений с Х.Р. и поддерживающими его лицами кавказского происхождения в безлюдном месте, на дороге, ведущей к разрушенному мосту через реку Шошма, обеспечил себе для этого поддержку своих знакомых и брата - А.Ш. - всего более 10 человек, включая И. и Б.М., известив всех в этот же вечер о своих намерениях, с чем те согласились.

Сознавая свое численное превосходство перед возможными участниками выяснения отношений с противной стороны, допуская возможность применения последними огнестрельного оружия в ходе планируемого инцидента, И. взял с собой не установленный органами следствия предмет, использованный им впоследствии в качестве стреляющего устройства, снаряженный восемью патронами калибра 7,62 мм. После этого с другими лицами, среди которых были братья А., К., М., М., Г., Х. и Ф. на трех автомашинах все отправились к дому Х.Р., где тот проживал с другими чеченцами, и получили от них согласие на встречу в заранее оговоренном месте.

Прибыв на трех автомашинах на дорогу, завершающуюся у разрушенного моста через реку Шошма, данная группа жителей г. Малмыжа расставила две автомашины ВАЗ-2108 рядом, развернув их передней частью в сторону города и включив свет фар обеих автомашин для затруднения видимости поджидаемым ими лицам, а Б.М. по предложению И. и других прибывших, в целях усиления огневой мощи в ходе выяснения отношений, поехал на автомашине Нива к себе домой за охотничьим ружьем ИЖ-27 12 калибра и патронами к нему.

19 июля 1997 г. около 1 часа к назначенному месту на автомашине ВАЗ-2106 прибыли Б.Д. и Б.О., Д., Г.И. и Х.Р., остановив транспортное средство на расстоянии около 70 метров от автомашин ВАЗ-2108.

В это же время к своей группе подъехал на автомашине Б.М., привезя с собой охотничье ружье и не менее 4-х патронов к нему, снаряженных мелкой дробью, и занял место в группе слева по направлению от города Малмыжа.

Г.И. и Б.О. направились вдвоем к поджидавшей их группе, где их встретили, отделившись от остальных, братья А., которые потребовали, чтобы к ним подошел и Х.Р., после чего А.Р. попытался нанести подошедшему удар кулаком в лицо, что наблюдали все участники инцидента.

В ответ на эти действия Б.О. выхватил из кармана брюк кухонный нож и в целях пресечения возможности продолжения агрессивных действий со стороны превышающей их по численности группы стал надвигаться на готового для стрельбы И., находившегося крайним справа от основной группы жителей Малмыжа со стороны города, и сделал два шага. Увидев в руке Б.О. не огнестрельное оружие, И. сказал: "Стоять, брось нож...", - и из стреляющего устройства произвел два предупредительных выстрела вверх, что остановило Б.О.

Услышав звуки выстрелов, Г.И. выхватил из-за пояса брюк пистолет ПМ калибра 9 мм, произвел из него в целях пресечения продолжения инцидента несколько выстрелов по ногам противостоящей группы, находящейся непосредственно перед ним, причинив Г., М. и А.Р. телесные повреждения, не причинившие вред здоровью.

Увидев в руках Г.И. огнестрельное оружие, И., не имеющий достаточных навыков в применении стреляющего устройства, продолжая занимать крайнее правое положение в группе со стороны потерпевшего, умышленно, с целью причинения смерти Г.И., сознавая, что в непосредственной близости от последнего находятся подбежавшие к месту событий Б.Д. и Д., произвел три выстрела из стреляющего устройства, причинив первым выстрелом Д. однократное пулевое слепое ранение, открытый перелом правого предплечья, лучевой кости, в верхней трети со смещением отломков, средней тяжести вред здоровью, а одним из двух последующих выстрелов причинил Г.И. огнестрельное пулевое сквозное ранение живота справа с кровоизлиянием в мягкие ткани в окружности ран, с повреждением по ходу раневого канала кожи с подкожно-жировой клетчаткой, межреберных мышц и правой доли печени - тяжкий вред здоровью, от которого Г.И., несмотря на своевременно оказанную ему впоследствии квалифицированную медицинскую помощь, скончался в районной больнице г. Малмыжа.

После произведения выстрелов в Г.И., увидев бегущего на него безоружного Б.Д., И., с целью лишения его жизни, умышленно произвел в потерпевшего лежа у откоса дороги три выстрела из стреляющего устройства, но по независящим от него причинам (отсутствие навыков в стрельбе, быстрое приближение потерпевшего), промахнулся, упал и скатился под откос дороги.

В то же время, после произведения И. двух предупреждающих выстрелов вверх в отношении Б.О., находясь на откосе дороги слева со стороны г. Малмыжа, с целью причинения телесных повреждений участникам противоборствующей группы, Б.М. открыл прицельную стрельбу по их ногам из охотничьего ружья, причинив здоровью Х.Р. легкий вред, а здоровью Б.О. - вред средней тяжести.

Раненые Б.О., Д., Х.Р. и не получивший ранений Б.Д., помогая смертельно раненному Г.И., стали отходить к своей автомашине. Вслед им неустановленным следствием лицом по имени Миша, по его инициативе, была брошена граната, которая не разорвалась по независящей от данного лица причине.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы протеста, Президиум не находит оснований для его удовлетворения в части, касающейся изменения правовой квалификации действий осужденного, однако считает возможным смягчение назначенного И. наказания.

Суд первой инстанции мотивируя квалификацию действий И. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "е", 112 ч. 1, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "е", "н" УК РФ отметил, что его действия не содержат признаков необходимой обороны. Исходя из обстоятельств дела следует, что И. в составе группы жителей г. Малмыжа, с целью выяснения отношений с противной стороной, участвовал в подготовительных действиях к инциденту, ездил к потерпевшим домой, заранее подготовившись к "встрече" - расставив автомашины таким образом, чтобы свет фар трех автомашин затруднял видимость поджидаемым людям, согласился с действиями А.Р., спровоцировавшего обострение конфликта, предвидел возможность применения оружия - специального стреляющего устройства - и применил его.

К такому же выводу пришел и суд кассационной инстанции, указав при этом, что "не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий - развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести, что имеется по настоящему делу".

Данный вывод основан на всесторонней оценке доказательств, характеризующих происшедшее событие, и сделан с учетом имеющихся в деле данных о направленности умысла осужденного и причин, приведших к совершению вмененных ему действий.

Поэтому Президиум приходит к выводу о том, что действиям И. суд дал правильную правовую оценку и оснований для переквалификации его действий, о чем ставится вопрос в протесте, не имеется.

Вместе с тем Президиум считает, что назначенное И. наказание является чрезмерно суровым, не учитывает в достаточной степени характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условие жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание И., Президиум признает то, что он совершил преступление впервые, ранее никаких правонарушений не совершал, исключительно положительно характеризуется, имеет семью и несовершеннолетнего ребенка на своем иждивении.

Учитывая совокупность смягчающих обстоятельств, а также отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание осужденного, Президиум считает необходимым смягчение назначенного И. наказания и назначение ему в соответствии с правилами ст. 64 УК РФ более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

На основании изложенного, руководствуясь п. п. 1, 5 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Кировского областного суда от 19 августа 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 1999 года в отношении И. изменить.

С применением ст. 64 УК РФ наказание, назначенное И., смягчить:

- по ст. 105 ч. 2 п. "е" УК РФ с 12 лет до 4 лет и 6 месяцев лишения свободы;

- по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е", "н" УК РФ с 9 лет до 4 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание И. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "е", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е", "н", 112 ч. 1 УК РФ, назначить в виде лишения свободы сроком на 5 лет в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения в отношении И. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"