||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 октября 2001 г. N 4-кпо01-149сп

 

30 октября 2001 года кассационная палата по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Микрюкова В.В., Степалина В.П.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Ж., адвоката Коровиной С.Г. на приговор суда присяжных Московского областного суда от 27 июня 2001 года, которым:

Ж., <...>, ранее судимый в 1990 г. по ст. ст. 206 ч. 2, 117 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ на 13 лет,

по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а", "и" УК РФ на 8 лет,

по ст. 162 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества,

по ст. 222 ч. 2 на 4 года,

по ст. 222 ч. 4 на 1 год 6 месяцев со штрафом в размере 200 минимальных размеров оплаты труда 20000 рублей,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества и штрафом в размере 20.000 рублей. Отбывание первых пяти лет назначено в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии особого режима.

По данному делу осужден С., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., заключение прокурора Найденова Е.М., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, кассационная палата

 

установила:

 

по приговору суда присяжных Ж. признан виновным в умышленном лишении жизни человека из хулиганских побуждений, в покушении на убийство двух лиц, из хулиганских побуждений, в совершении разбойного нападения в целях завладения чужим имуществом с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, в незаконном приобретении, ношении, хранении огнестрельного оружия, неоднократно; в незаконном ношении холодного оружия.

Преступления совершены 31 октября 1998 года, 26 февраля 2000 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Ж. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на нарушение тайны совещательной комнаты, председательствующий судья вел судебное заседание с обвинительным уклоном,

адвокат Коровина С.Г. просит приговор суда в отношении Ж. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, обосновывая это тем, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства: протокол обыска у Ж. (т. 2 л.д. 94), протокол выемки дроби из черепа трупа Р. (т. 2 л.д. 80), протокол предъявления на опознание ножа (т. 2 л.д. 32), заявление о совершенном преступлении (т. 1 л.д. 176). По мнению адвоката в первых трех следственных действиях понятым не были разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 135 УПК РСФСР. Чистосердечное признание не предусмотрено нормами уголовно-процессуального закона, следователь должен был оформить явку с повинной.

В судебном заседании от присяжных заседателей поступила записка, которая не была оглашена, а присяжным она ответила, что на этот вопрос она отвечать не должна.

Напутственное слово председательствующего является необъективным, в нем отражены только доказательства обвинительного характера. Полагает, что председательствующий судья, трижды направляя присяжных заседателей в совещательную комнату, указывая на неясность и противоречивость вердикта повлияла на мнение присяжных при ответе на 14, 15 и 16 вопросы.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, кассационная палата находит приговор законным и обоснованным.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 465 УПК РСФСР отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Ж. признан виновным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Доводы осужденного о том, что нарушалась тайна совещательной комнаты, являются несостоятельными, поскольку из протокола судебного заседания видно, что после выхода присяжных заседателей из совещательной комнаты, от участников процесса никаких заявлений о нарушении тайны совещательной комнаты не поступало.

Нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката о том, что председательствующий судья при разъяснении присяжным заседателям о неясности и противоречивости вердикта повлияла на мнение присяжных заседателей.

Как видно из протокола судебного заседания, в разъяснениях председательствующего судьи по неясностям и противоречиям в ответах никакого негативного воздействия на присяжных не усматривается.

Несостоятельным является довод жалобы адвоката о том, что в судебном заседании перед присяжными заседателями были оглашены доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона.

Так, из оспариваемых адвокатом документов видно, что в протоколе обыска у Ж. (т. 2 л.д. 94), протоколе выемки дроби из черепа трупа Р. (т. 2 л.д. 80), протоколе предъявления на опознание ножа (т. 2 л.д. 32) понятым разъяснялись предусмотренные ст. 135 УПК РСФСР их права и обязанности. В данных протоколах понятые удостоверили факт, содержание и результаты действий, при производстве которых они присутствовали. Замечаний от понятых не поступило.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал вышеуказанные документы доказательствами, допустимыми к исследованию в суде присяжных.

Что касается доводов жалобы адвоката относительно оглашенного в суде заявления о совершенном преступлении от 14 марта 2000 года (т. 1 л.д. 176), то оно в соответствии со ст. 70 УПК РСФСР также являлось доказательством по делу. При этом нельзя согласиться с доводом адвоката о том, что Ж. не разъяснялось его право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, поскольку все права подозреваемого и обвиняемого, в том числе положения ст. 51 Конституции РФ, Ж. были разъяснены в присутствии адвоката 29 февраля 2000 года и зафиксированы в протоколе (т. 1 л.д. 83).

Кроме того, в данном заявлении, названном "чистосердечным признанием", сообщены сведения о нападении на магазин, а по данному эпизоду Ж. признан невиновным.

Что касается доводов жалобы адвоката относительно ответа председательствующего судьи на вопрос присяжных заседателей, то, как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей были даны разъяснения, что интересующий их вопрос не исследуется с участием присяжных заседателей.

Данных об ошибочном исключении из судебного разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе, вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст. 449 УПК РСФСР. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей по каждому деянию, в совершении которых обвинялся подсудимый, с учетом требований ст. 254 УПК РСФСР.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 451 УПК РСФСР, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

Довод жалобы о том, что в напутственном слове не отражены оправдывающие Ж. доказательства, несостоятелен, так из протокола судебного заседания видно, что в напутственном слове приведены показания свидетелей А.Л., А.П., Ж.А. о том, что они видели у Ж. оружия.

Председательствующий в напутственном слове не обязан полностью излагать все доказательства, он только напоминает исследованные в суде доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. Поэтому председательствующий кратко напомнил показания свидетелей А.Л. и К.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Психическое состояние осужденного судом проверено. Из заключения судебно-психиатрической экспертизы следует, что осужденный является вменяемым.

Наказание назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, является справедливым и смягчению не подлежит.

С учетом изложенного, кассационная палата считает доводы жалоб не подлежащими удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351, 465 УПК РСФСР, кассационная палата

 

определила:

 

приговор суда присяжных Московского областного суда от 27 июня 2001 года в отношении Ж. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"