||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 октября 2001 года

 

Дело N 47-Г01-15

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                     Горохова Б.А.

 

рассмотрела в судебном заседании от 30 октября 2001 г. гражданское дело по кассационной жалобе администрации Оренбургской области на решение Оренбургского областного суда от 14 августа 2001 г. по заявлению первого заместителя прокурора Оренбургской области о признании недействующими и не подлежащими применению статей 2, 5, 8 Закона Оренбургской области "О порядке назначения представителей Оренбургской области и их полномочиях в органах управления акционерных обществ (товариществ и иных юридических лиц смешанной формы собственности), акции (доли, паи) которых закреплены в процессе приватизации или по иным основаниям находятся в государственной собственности Оренбургской области".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., объяснения представителя администрации Оренбургской области У., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т.А., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

первый заместитель прокурора Оренбургской области обратился в суд с указанным выше требованием, ссылаясь на противоречие ст. ст. 2, 5, 8 оспариваемого Закона области федеральному законодательству.

Решением Оренбургского областного суда от 14 августа 2001 г. заявление прокурора удовлетворено частично. Признан недействующим и не подлежащим применению с момента вступления в законную силу решения суда абзац четвертый ст. 5 оспариваемого Закона области. В удовлетворении заявления в остальной части отказано.

В кассационной жалобе администрации Оренбургской области ставится вопрос об отмене решения суда в части удовлетворения заявления прокурора по мотиву неправильного применения норм материального права.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований к отмене решения суда не находит.

Законом Оренбургской области от 20 апреля 2001 г. статья 5 Закона Оренбургской области "О порядке назначения представителей Оренбургской области и их полномочиях в органах управления акционерных обществ (товариществ и иных юридических лиц смешанной формы собственности), акции (доли, паи) которых закреплены в государственной собственности" дополнена абзацем четвертым, согласно которому в юридических лицах, где отсутствуют закрепленные в процессе приватизации или по иным основаниям находящиеся в государственной собственности Оренбургской области акции (доли, паи), в интересах государства и для защиты этих интересов с согласия высших органов управления юридических лиц глава администрации области, его заместители, иные государственные служащие и граждане Российской Федерации (за исключением избранных в представительные органы государственной власти либо местного самоуправления) могут назначаться в органы управления этих юридических лиц в качестве представителей Оренбургской области с полномочиями, установленными настоящим Законом. Далее установлен порядок назначения указанных представителей.

Удовлетворяя заявление прокурора о признании данной нормы противоречащей федеральному законодательству, суд правильно исходил из того, что в ней предусмотрено назначение представителей Оренбургской области в органы управления тех юридических лиц, где отсутствуют акции (доли, паи) Оренбургской области. Кроме того, эти представители имеют такие же полномочия, как и представители области в органах управления юридических лиц, где имеется доля имущества области. Этим самым нарушаются права хозяйствующего субъекта в целом и права каждого его участника, и такое назначение противоречит п. 1 ст. 7 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", согласно которому органам власти субъектов РФ запрещено принимать акты, ограничивающие самостоятельность хозяйствующих субъектов.

Вывод суда о том, что представители Оренбургской области не могут быть именно назначены в органы предприятий тех предприятий, в имуществе которых нет ее доли (или если не использовано специальное право "золотая акция"), соответствует положениям п. 1 ст. 41 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" и пунктам 1 и 2 ст. 66 Федерального закона "Об акционерных обществах".

Судебная коллегия принимает во внимание и то обстоятельство, что в решении суда не указано, что акционерные общества не вправе избирать в состав совета директоров и иные органы управления лиц, не являющихся акционерами этих обществ, а порядок формирования органов управления обществ устанавливается их уставами и отдельными положениями федеральных законов. Кроме того, федеральное законодательство не предусматривает включение в состав совета директоров и иных коллегиальных исполнительных органов лиц, направленных распоряжением органов местного самоуправления или главы субъекта Российской Федерации (в органы управления юридических лиц, где отсутствуют акции (доли, паи) Оренбургской области). Только члены акционерных обществ имеют право на общем собрании решать вопросы, касающиеся порядка принятия устава общества и внесения в него изменений, и определять требования к совету директоров как по количественному, так и персональному его составу, в связи с чем суд правильно сослался в решении на положения ст. ст. 31, 32 Федерального закона "Об акционерных обществах".

Поскольку оспариваемый прокурором Закон области определил права и обязанности только тех представителей Оренбургской области, которые назначены в органы управления юридических лиц, в имуществе которых имеется доля Оренбургской области, суд правильно исходил из того, что указание о том, что полномочия представителей в предприятиях, где отсутствуют акции (доли, паи) области, установлены настоящим Законом, является необоснованным.

Доводы кассационной жалобы по существу сводятся к неправильному применению судом норм материального права, с чем Судебная коллегия не может согласиться с учетом указанных выше обстоятельств.

Вывод суда мотивирован, соответствует действующему законодательству, и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Ссылка на п. 2 ст. 66 Федерального закона "Об акционерных обществах" (в редакции ФЗ от 07.08.01) не может быть принята во внимание, поскольку на момент рассмотрения дела его положения не вступили в законную силу.

Кроме того, в решении суда правильно указано, что обжалуемый Закон регулирует правоотношения, возникающие в связи с назначением представителей Оренбургской области в органы управления юридических лиц, где отсутствуют акции (доли, паи) Оренбургской области, что прямо следует из его названия.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Оренбургского областного суда от 14 августа 2001 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу администрации Оренбургской области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"