||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 ноября 1997 года

 

Дело N 42-В97пр-10

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 4 ноября 1997 г. дело по жалобе М. на отказ пенсионной службы прокуратуры Республики Калмыкия зачесть в стаж на получение пенсии за выслугу лет работу в качестве адвоката, по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решение Элистинского районного суда от 21 апреля 1997 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Калмыкия от 13 августа 1997 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Гермашевой М.М., поддержавшей доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

М. с 1957 г. по 12 мая 1991 г. работал в органах прокуратуры Республики Калмыкия за исключением времени работы адвокатом с 6 апреля 1967 г. по 22 июня 1977 года. С мая 1991 г. работает в Министерстве юстиции Республики Калмыкия,

В соответствии с Положением о порядке назначения и выплаты пенсий прокурорам и следователям, научным и педагогическим работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, ему назначена пенсия за выслугу лет, как ранее работавшему в органах прокуратуры и уволенному до 1 июля 1994 г., а также имеющему необходимую выслугу лет. Однако комиссией по установлению выслуги лет при прокуратуре Республики Калмыкия в выслугу лет для назначения пенсии не был включен период работы в качестве адвоката. В связи с этим М. обратился в суд с жалобой на незаконные действия комиссии и возложении на нее обязанности включить в стаж, необходимый для назначения пенсии за выслугу лет, время работы адвокатом с апреля 1967 г. по июнь 1977 года.

В обоснование заявленных требований М. ссылался на то, что в соответствии с разделом 1 п. 1.1 указанного Положения, в выслугу лет для назначения пенсии засчитываются, в частности, периоды работы, учтенные до 24 декабря 1993 г. в установленном порядке при начислении доплат за выслугу лет.

Во время работы в Министерстве юстиции Республики в 1993 году в установленном для работников органа исполнительной власти порядке ему был установлен стаж для начисления доплат за выслугу лет с учетом работы адвокатом. Поэтому полагает, что при назначении пенсии за выслугу лет в органах прокуратуры должен быть принят во внимание установленный в Министерстве юстиции стаж его работы.

Решением Элистинского районного суда от 21 апреля 1997 года жалоба М. удовлетворена. На комиссию прокуратуры Республики Калмыкия возложена обязанность засчитать заявителю время работы адвокатом в стаж работы, дающий право на получение пенсии за выслугу лет.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного Суда Республики Калмыкия 13 августа 1997 года протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации об отмене решения суда первой инстанции оставил без удовлетворения.

В протесте, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, ставится вопрос об отмене судебных постановлений по делу и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении жалобы М.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, считает, что протест подлежит удовлетворению.

Согласно разделу 1 п. 1.1 Положения о порядке назначения и выплаты пенсий прокурорам и следователям, научным и педагогическим работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 года, в выслугу лет для начисления пенсии засчитываются периоды работы, учтенные до 24 декабря 1993 года в установленном порядке при начислении доплат за выслугу лет. Порядок исчисления стажа работы, дающего право на доплаты за выслугу лет в органах прокуратуры, установлен Положением о порядке выплаты процентных надбавок за выслугу лет к должностным окладам работников прокуратуры, имеющих классные чины, утвержденным постановлением Минтруда СССР от 3 сентября 1991 года и введенным в действие с 1 июля 1991 г. Однако, как видно из дела, М. в это время уже не работал в органах прокуратуры, и ему не исчислялся стаж, дающий право на получение надбавки за выслугу лет.

Поэтому порядок исчисления стажа, предусмотренный данным Положением, не мог быть применен в отношении заявителя при исчислении стажа при назначении ему пенсии за выслугу лет.

Нельзя согласиться с доводами М. и выводами, содержащимися в судебных постановлениях судов Республики, в той части, что для назначения пенсии за выслугу лет может приниматься во внимание стаж, установленный для начисления доплат за выслугу лет другим категориям работников, и в частности работникам органов исполнительной власти, установленный постановлением правительства от 18 ноября 1993 г.

При этом следует иметь в виду, что порядок назначения и выплаты пенсий работникам прокуратуры регулируется специальными нормативными актами. Таким в частности является указанное Положение о порядке назначения и выплаты пенсий прокурорам и следователям, научным и педагогическим работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, которое предусматривает определенный порядок исчисления стажа.

Поэтому время работы, учтенное до 24 декабря 1993 года, должно включаться в стаж в порядке, также установленном специальными нормативными актами для органов прокуратуры, и не может применяться порядок, установленный для других категорий работников.

Кроме того, в силу п. 1.1 Положения для назначения пенсии засчитываются периоды работы, учтенные в установленном порядке при исчислении доплат за выслугу лет лишь до 24 декабря 1993 года. Эта дата связана с Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. "О пенсионном обеспечении работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и их семей", которым распространен порядок пенсионного обеспечения лиц, проходивших службу в органах внутренних дел, на работников органов прокуратуры (Указ вступил в силу с 24 декабря 1993 г.).

Таким образом, и это обстоятельство говорит о том, что под установленным порядком исчисления доплат за выслугу лет имеется в виду порядок, определенный специальными нормативными актами для работников прокуратуры. Как указывалось выше, такой порядок был установлен Положением от 3 сентября 1991 года.

Удовлетворяя заявленные М. требования, суды Республики Калмыкия неправильно применили нормы материального права, регулирующие порядок назначения пенсий работникам органов прокуратуры, что является основанием для отмены судебных постановлений в силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

Поскольку допущена ошибка в применении норм материального права, Судебная коллегия, отменяя судебные постановления, считает необходимым, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение, которым отказать М. в удовлетворении жалобы.

Руководствуясь ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отменить решение Элистинского районного суда от 21 апреля 1997 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Калмыкия от 13 августа 1997 года и вынести новое решение, которым М. отказать в удовлетворении жалобы.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"