||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 октября 1997 года

 

Дело N 66-в97пр-18

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                      Зайцева В.Ю.

 

рассмотрела в судебном заседании от 7 октября 1997 г. протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на решения Кировского районного народного суда г. Иркутска от 24 января 1997 года и постановление президиума Иркутского областного суда от 25 мая 1997 года по делу по заявлению Ш. об установлении факта изъятия имущества в связи с применением политических репрессий.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кнышева В.П., заключение прокурора Корягиной Л.Л., полагавшей протест удовлетворить, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Ф. и Ф.А. на праве собственности принадлежало домовладение <...>. После смерти Ф., наступившей в 1926 году, Ф.А. часть данного домовладения стала сдавать в аренду, получая от этого доход. В связи с этим постановлением горизбиркома от 12.02.29 в соответствии с п. "б" ст. 69 Конституции РСФСР Ф.А. была лишена права голоса. Считая данное постановление незаконным, последняя обратилась с жалобой в Иркутский окружной отдел, который постановлением от 02.06.30 оставил ее в списках лиц, лишенных права голоса.

27.11.31 Ф.А. и ее дочерями (Ф.К., Ф.Ф., Ф.О. и Ф.В.) было подано заявление о сдаче домовладения государству. Семье Ф.А. разрешено проживать в двух комнатах.

Ш. (ранее Ф.В.) обратилась в суд с заявлением об установлении факта применения репрессии к ее матери и факта незаконного изъятия домовладения.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от 24.01.97 требования заявительницы удовлетворены.

Постановлением президиума Иркутского областного суда от 26.05.97 протест прокурора Иркутской области оставлен без удовлетворения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как постановленных с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в том числе в виде лишения или ограничения прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным и иным признакам. Исходя из смысла данной нормы, лишение Ф.А. избирательных прав как лица, получающего доход от аренды дома, не может быть признано политической репрессией, поскольку лишение избирательного права, примененное до 05.12.36 к указанной категории лиц, являлось правом местных органов власти и такое решение осуществлялось, в частности, в соответствии со ст. 69 Конституции РСФСР 1925 года. Всеобщее равное, прямое избирательное право при тайном голосовании было установлено Конституцией СССР, принятой Чрезвычайным VIII съездом Советов СССР от 05.12.36.

При таких обстоятельствах решение суда в части установления факта применения политической репрессии нельзя признать соответствующим действующему законодательству, поэтому решение в этой части в силу п. 4 ст. 306, ст. 307 ГПК РСФСР подлежит отмене. В связи с тем что необходимости в повторном судебном разбирательстве нет, Судебная коллегия считает необходимым вынести новое судебное решение об отказе заявителю в удовлетворении названного требования.

Согласно ст. 248 ГПК РСФСР обязательным условием подведомственности суду дел об установлении юридических фактов является отсутствие надлежащих документов, удостоверяющих данный факт, либо невозможность восстановления утраченных документов. При наличии таких документов, если дело уже возбуждено, суд прекращает производство по делу (ст. 219 ГПК РСФСР).

Из материалов гражданского дела, в том числе исторической справки на домовладение, усматривается, что по данным Государственного архива Иркутской области с 1909 года дом принадлежал семье Ф. На основании заявления Ф.А. и ее дочерей, удостоверенного нотариально 03.10.31 (архив БТИ, N 1-42), дом перешел в ведение Государственного коммунального отдела. Таким образом, документы, удостоверяющие факт изъятия дома из владения семьи Ф.А., сохранились.

Поскольку условий, необходимых для установления фактов, имеющих юридическое значение, предусмотренных ст. 248 ГПК РСФСР, не имелось, суд не вправе был устанавливать факт изъятия дома из владения семьи Ф.А., и поэтому производство по делу в указанной части подлежит прекращению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Кировского районного народного суда г. Иркутска от 24 января 1997 года и постановление президиума Иркутского областного суда от 26 мая 1997 года отменить и вынести новое решение об отказе Ш. в удовлетворении заявления об установлении факта применения политической репрессии, а производство по делу в части установления факта изъятия имущества прекратить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"