||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 августа 2001 года

 

Дело N 71-В01-7

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Толчеева Н.К.,

                                                     Макарова Г.В.

 

рассмотрела в судебном заседании от 16 августа 2001 года гражданское дело по иску Ч.А. к Ч. (Б.), муниципальному образованию "Неманский район" о признании сделок недействительными по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на состоявшиеся по делу судебные постановления, которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения представителя ответчицы Е.И., поддержавшей доводы протеста, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей протест обоснованным, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ч.А. обратился в суд с иском к своей бывшей супруге Ч. (Б. - после расторжения брака) как законному представителю их малолетнего сына Артема, 2 июня 1989 года рождения, о признании недействительным договора дарения от 24 декабря 1997 г., по которому он подарил сыну трехкомнатную квартиру, находящуюся в <...>.

Свои требования истец мотивировал тем, что при совершении сделки был введен в заблуждение ответчицей, обещавшей не претендовать на раздел нажитого в браке имущества, если он подарит указанную квартиру сыну Артему.

Решением Неманского городского суда от 23 ноября 1998 года иск был удовлетворен.

Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда, рассмотрев дело в кассационном порядке, определением от 23 декабря 1998 года решение суда отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав, что заблуждение истца относительно мотивов сделки не является основанием для признания сделки недействительной, как совершенной под влиянием заблуждения.

При новом рассмотрении дела Ч.А. дополнил иск требованием о признании недействительным договора от 1 марта 1995 г. о передаче спорной квартиры в его собственность, ссылаясь на нарушение интересов малолетнего сына Артема, лишенного права на получение квартиры в собственность в порядке приватизации.

Решением Неманского городского суда от 1 марта 1999 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 апреля 1999 года, исковые требования удовлетворены, договор передачи квартиры в собственность Ч.А. от 1 марта 1995 г. и договор дарения им квартиры своему малолетнему сыну Артему от 24 декабря 1997 г. признаны недействительными (ничтожными), квартира возвращена в собственность муниципального образования "Неманский район".

Постановлением президиума Калининградского областного суда от 23 октября 2000 года отклонен протест и.о. прокурора области на судебные решения, вступившие в законную силу.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации ставится вопрос об отмене решения Неманского городского суда от 1 марта 1999 года и последующих судебных постановлений ввиду неправильного применения норм материального права.

Обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Решение суда мотивировано тем, что при приватизации спорной квартиры были нарушены жилищные права несовершеннолетнего Артема, отказ от его участия в приватизации квартиры мог иметь место только с согласия органа опеки и попечительства, поэтому в силу ст. 168 ГК РФ сделка приватизации является недействительной (ничтожной), как не соответствующая требованиям закона, соответственно, таковым является и последовавший за ней договор дарения квартиры.

Данный вывод суда сделан без учета норм материального права, определяющих порядок защиты прав и интересов детей.

Согласно пункту 1 ст. 64 Семейного кодекса РФ защита прав и интересов детей возлагается на их родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий.

Исходя из этой нормы закона Ч.А. вправе был выступить в защиту прав и интересов своего малолетнего сына в отношениях с другими лицами. Между тем истец обратился в суд с требованием о признании недействительным заключенного им самим договора о приватизации квартиры, а потому не мог быть представителем малолетнего в отношениях, участником которых является.

На нарушение данным договором своих прав истец не ссылался.

Суд первой инстанции, признавая приватизацию незаконной, исходил лишь из факта нарушения права ребенка на приватизацию квартиры. При этом не учел доводы ответчицы, представляющей интересы ребенка, о том, что в последующем право Артема было восстановлено и признание сделки приватизации недействительной не соответствует его интересам, поскольку влечет за собой признание недействительным договора дарения квартиры в его пользу.

Ответчица Ч. - мать ребенка, обладающая правом как законный представитель выступить в защиту его прав и интересов в возникших отношениях, сделку приватизации не оспаривала, считала, что иск предъявлен исключительно в интересах самого истца, ранее пытавшегося возвратить квартиру в свою собственность путем оспаривания договора дарения.

Представитель органа опеки и попечительства Е.А. также возражала против заявленных требований (л.д. 69, 80).

При отсутствии исковых требований лиц, полномочных оспорить сделки с квартирой в защиту прав и интересов малолетнего Артема, у суда не было законных оснований для признания сделки приватизации и последовавшего за ней договора дарения недействительными (ничтожными).

Судом не установлено оснований для признания договора дарения от 24 декабря 1997 г. недействительным, как совершенного истцом под влиянием заблуждения. Заблуждение относительно мотивов сделки, на что Ч.А. ссылался в обоснование своего иска в этой части, в силу ч. 1 ст. 178 ГК РФ не имеет существенного значения и не может повлечь за собой недействительность сделки, как правильно было указано в определении кассационной инстанции от 23 декабря 1998 года.

В силу п. 1 части первой ст. 330 ГПК РСФСР неправильное применение норм материального права является основанием для отмены судебных постановлений в надзорном порядке.

Поскольку судом допущена ошибка в применении норм материального права, то следует вынести новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, не передавая дело на новое рассмотрение.

Руководствуясь п. 5 ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

отменить решение Неманского городского суда от 1 марта 1999 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 14 апреля 1999 года и постановление президиума Калининградского областного суда от 23 октября 2000 года.

Вынести новое решение, которым в удовлетворении иска Ч.А. о признании недействительными договора о передаче квартиры в собственность от 1 марта 1995 года и договора дарения квартиры от 24 декабря 1997 года отказать.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"